ИЖЕВСК. СРЕДИ КАМНЕЙ РАСТУТ ДЕРЕВЬЯ.

 

Я нацарапал этот текст по заказу местного глянцевого издания с очень неожиданным названием «Город». Меня попросили в первый весенний номер написать нечто солнечное и позитивное. По-моему, получилось «не очень». Поехали…

 

«Я видел города иных людей, их нравы изучая»…

Гомер. «Илиада».

По службе или досуга ради бываю в разных городах и весях. На вопрос о ПМЖ своем, раньше разглагольствовал о Предуралье. Рисовал пальчиком в воздухе очертания уральских гор. Но это – за чертой понимания человека цивилизованного. Сейчас обычно иду на поводу западного стереотипа и  объясняю, что-де живу в такой глуши, где медведи по  ночам в окна стучатся! Соотечественники, как правило, смеются. Живо представляют  косолапого, коготками об стекло молящего… «на огонек». А-вот, иностранцы, сделав бровки «Макдоналдсом», да вытаращив зенки, обычно осторожно интересуются: « Why»? («Такое возможно»?). «Медведь ночью барабанит в окно» — представляете, сколь одиозно это звучит по-английски»? Knock-knock! Царап-царап! Я, стараясь не расхохотаться в лицо потомку викинга, убогого чухонца или другу степей, продолжаю: «Скучно им в лесу. Вот и стучатся. Чаю с медом испить. Пообщаться». Этот шутку я не сам придумал. Мне ее подарил один знакомый еврей.

Ижевск! Как много в этом звуке…. Чёрта с два! К этому городу у меня весьма двойственное отношение. Возможно потому, что я – человек настроения. Знаете — от беспричинной радости, до неуёмной тоски. Порою кажется, будто Ижевск – ничего себе, городишечко, не хуже и не лучше. В иной миг он меня дико раздражает. Напоминает старого склеротика с гнёздным выпадением памяти. В-общем, кто-то из нас двоих болен, или город, или я.

Он убивает своей неоднородностью. Город – деревня, город – деревня. Бесит пошлым новостроем  параллелепипедов-спальников, чье  убожество усилено  «кислотной раскраской» фронтонов! Сомнительно, что этих архитектурных уродцев, хоть когда-то постигнет судьба Эйфелевой башни. Ее тоже сначала считали убогою. Потом, ничего, пообвыклись. Даже стала нравиться.

«Я волком бы выгрыз бюрократизм» продажных чиновников, рубящих парки и сады моего(!) города, в угоду  интересам местной мафии, зовущей себя элитою. Слышите – элитою! Назвать их гнусными воришками, все равно, что назвать Эдипа маменькиным сынком! Сорри – они суперэлита. Когда же изобретут лекарство от жадности? Город-сад с их помощью и моем «невяканьи», превращается в холодный бетонный колумбарий  — придаток к крематорию дымящих труб с прахом традиций и самобытности.

Хотя…возможно,  попрание традиций – как раз самая главная русская традиция, наш исключительный путь, хотя традиционалисты считают иначе. Мы рушим возведенное предками, потом для чего-то реанимируем. Город с ретроградной амнезией иногда приходит в себя. Вместо того, чтоб осознать содеянное, испытать инсайт, мать его, и не повторять  более ошибок, город начинает крутить пленку назад и один-в-один реконструировать пустоту. На месте Михайловского парка вновь является  Михайловский собор.

Если вырвать событие из контекста, можно оправдать чудовищное невежество тем, что времена были такие. «До основания…а затем…мы наш…мы новый»… Ничего подобного. Неча на времена пенять, коли ментос — хренов. Ментос – это ещё и способность к интеграции опыта,  и к анализу.  Между прочим, муж моей двоюродной бабушки, рафинированный коммунист ленинского призыва, член тогдашнего горсовета, единственный проголосовал против разрушения святыни, чем нимало озадачил однопартийцев. Ему сказали: «Коммунист Заболоцких, вы против разрушения притона невежества и мракобесия? На чью мельницу вы льете воду, товарисч»? Мой дядя искренне ответил, что, во-первых, он крещен в этом соборе, а во-вторых, не гоже разрушать красоту, даже если она – элемент культа. Человек  был простой. Но не всякая простота хуже воровства. Формулировал коммунист Заболотских, как мог. За это у него были крупные неприятности. По партийной линии. И по линии НКВД. А чего либеральничать? За несогласие с линией партии – к ответу! Храм он, видите ли пожалел! Спасибо, что не расстреляли.

Недавно  гулял я по студеной Москве со своей доброй знакомой, баронессой, между прочим. Дамой, искушенной во всяких изящных искусствах и милой в общении. Проходили возле храма Христа Спасителя. Она спросила:

— Как вам этот новострой, доктор?

Доктор пожал плечиками, и, чтоб никого не обижать, политически корректно ответил:

— Сало, как сало, мэм.

— Знаете, что на этом месте должна была стоять гигантская фигура Сталина с поднятой вверх дланью, с которой должны были слетать самолеты?- не унималась баронесса.

— Нет. Это жутко.

— Я думаю, что Сталин был бы лучше…или оставить бассейн «Москва».

Доктор, прикинув,  согласился. Отсутствующий, воображаемый храм, как нельзя лучше напоминает о злодействе и извечном христианском психическом дефекте: сначала Иисуса распнем, а после – и ну, его, реанимировать! Не надо! Не надо не разрушать уже построенное,  идти дальше надо, чуваки!

Идём по Каменному Мосту. Погода прекрасная. Солнце. Баронесса говорит:

— Обернитесь доктор, поглядите на Кремль отсюда, красота какая… и не важно, кто там сидит…

Если б хоть что-то от меня зависело, я не стал бы выстраивать Михайловский собор заново. Я б водрузил на его месте какую-нибудь  жуткую металлическую конструкцию. Напоминающую, к примеру,  изломанный православный крест, и написал бы: «На этом месте стоял с такого-то по такое-то, Свято-Михайловский собор, красавец, точь-в-точь копия питерского Собора-на-Крови, разрушенный в пылу краснозадыми городскими гопниками, то есть нашими дедушками и бабушками. А эта авангардная железяка хренова –  памятник-назидание славянскому (и не только) варварству, вандализму и крайней революционности, что случаются  у наций инфантильных, не дискурсивных, с фрагментированным сознанием, кичащихся своей духовностью, но родства, тем не менее, не помнящих». Как-то так!

Или взять  мою родную Горького-авеню, нет… скорее она «стрит», прекрасно некогда аэрируемую и зелёную, несмотря на транспортный поток. Как хороши одно-двухэтажные лабазики ижевских купцов!  Даже вставная челюсть Мотозавода не портит общего впечатления.

Мой бывший подельник по прогулкам с собаками (у него был старый колли – Чарли, у меня – тогда еще молодой кавказец Гектор), главный архитектор города, «зуб давал», что улица станет оазисом мегаполиса. Парки, сады, мостики, лавочки, фонтанчики, озерца, малые архитектурные формы, лари, торгующие снедью, — одним словом, то, что сегодня называется рекреационной зоною. «Строить тут, на Вшивой горке, вблизи пруда рискованно, глины, ключи, грунтовые воды. Виш, — говорил господин архитектор, счищая репейники со своего пса, — дворец пионэров весь в трещинах, фундамент «гуляет»… Утверждал, что всё, мол, утверждено. И, вот, такой нас замечательный ожидает Генплан. «Никто тут ничего городить не будет». Хороший был человек. Истинный патриот. Любил город. Но был сбит грузовиком. Просто шел на работу. Случайно!? Не знаю. Болтай о чем угодно, но как только перейдешь пацанам дорожку, начнешь мешать «рубить бабло»,  и на тебя наедут. Зато именем архитектора назвали улицу.

Из лоджии в «великой китайской стене», куда я выходил затянуться цигаркой, был виден пруд. Самый большой искусственный водоём Европы. Сейчас  у меня его практически отобрали. Растут на носу, как на дрожжах, два скребонёба — «штифтовые зубы». На лоджию теперь не выхожу. Чтоб не портилось настроение. Курю на кухне под вытяжкой. Я не эгоист. Я – за аэрацию.

Ну, да бог с ними, домами и дворцами. Люди – вот, что в городе главное. Ижевчане, сами по себе,  смурные, озабоченные и не улыбчивые. И не важно, на общественном ли транспорте они с работы возвращаются, на джипе заковыристом, или так, пешком, героически преодолевая по зиме снежные торосы. Личики депрессивные и напряженные. Нет, конечно, когда в ресторан, в оперу, или на целый день семьёю в торгово-развлекательный центр, земляки постараются и изобразят на лике своём и счастье, и радость. И улыбку, какую-никакую, сварганят. Вот, какие мы – славные, сытые, помытые и респектабельные. Только покинут зону развлекательную, и снова — рожи, как будто помер кто.

Стоит, правда, какому страннику, или даже чужестранцу заплутать в городских катакомбищах, ижевчанин вновь явит чудо преображения, станет любезничать, улыбаться, выведет за руку, кое-что вспомнив по-английски из средней школы, а бывает и в гости пригласит, и рюмочкой на кухне обнесет. Селедочкой с луком, и винегретцем с постным маслицем попотчует.

Попробуй кто-нибудь из москвичей, иль прочих иноземцев, намекнуть мне на мою провинциальность, обозвав, при том, мой город захолустьем, сельпо, иль попой мира, тут, уж, выхожу я из себя. Таким становлюсь патриотом, аж самому страшно! Окружающим – тем более.  «Ижевск не трожь – да это лучший город на земле! Город – медитация! Это скоро вы к нам поедете»! И поедут! Гадом буду!

Жизнь разбросала моих институтских однокашников и собутыльников по всему миру. Грузины вернулись в Грузию, азеры в Азербайджан, ижевские евреи – в Палестины. В фейсбуках и прочих вайберах, они, теперь жители прекрасных теплых мегаполисов, три десятка лет спустя, неподдельно интересуются, стоит ли город на Иже? Как он? Работает ли кафе «Пингвин», место студенческих, не всегда романтических, свиданий? Как там Пушкинская? Жива ли  гостиница «Ижевск? Функционирует ли «Золотой Колос» с кафетерием и дефицитными бутербродами с колбасой?  Любят его по сю пору, и не только потому, что – это город их молодости, студенческих пьянок и первой любви, а и потому, что, всё же, что-то в нем есть. Но не узнать им теперь Ижевска…

Зову-ут…зовут меня на ПМЖ в Москву. Там и востребованность, и заработки выше. Но как приятно, на копченом паровозике,  после московских гастролей вернуться в Ижевск, в этот странный,  двуликий, как Янус, городишко. И с ощущением полного счастья сказать себе: «Я дома».

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

14 комментариев
  1. Voroncova:

    Да чего тут любить-то? Давно сюда приехала, столько лет живу здесь, но ничего родного. Домом этот город мне так и не стал.

  2. Надин:

    Шарман, Грегори!Этот город частенько заставляет проявляться человеческой амбивалентности — при упоминании слова Ижевск — прихожу в благостное расположение духа, но как только приходится сталкиваться с организацией жизни в Ижевске — зверь во мне просыпается….

  3. But:

    Москва -Ижевск, все это круто. Но возвращение в родной Ижевск — это больше похоже на капитуляцию. Москва — это еще не центр мира. Вот после лекций в Стокгольме, Нью-Йорке и т.п. возвращение в Ижевск будет восприниматься как возвращение домой. Скорее всего это тебе слабо. А пока — просто бегство. Трудно тебе там в Москве, хоть и московские геи после статьи про клизму в очередь к тебе выстроятся ( а что, из шоу-бизнеса очень даже там денежные ребята сидят, даже за консультацию по скайп тысяч двадцать за час отвалят). А я сразу говорил, что московские геи из шоу-бизнеса — это твоя целевая аудитория. (при этом я на самом деле тебя ни в чем таком не подозреваю, да в прочем не мое это и дело, свобода же) .
    Классно, что какие-то тренинги в Москве проводишь. вызывает уважение отсутствие пуза и модные футболки. Возможно было бы неплохо пару инъекций ботокса тебе на лоб сделать, в Москве знают это дело….Просто у тебя как-бы одна морщина на весь лоб, не совсем приятно , если честно. Какая -то ассоциация с одной извилиной, но ведь это не так, там же кладезь мудрости. Возможно будет хорошо модную бородку отрастить. Не как раньше, конечно. Возможно, подкрасить придется. Ну или щеки подтянуть, дрябловатые они. Но это поправимо. Самое главное, видно же, что мозги работают, и харизма еще есть.
    Ну что еще сказать. Гришка молодец, епта. Уж необессудь.

  4. But:

    В любом случае Григорий классный парень, отличный писатель, талантливый психотерапевт, перспективный тренер, довольно таки стойкий и мужественный, против различных жизненных ситуаций, в которые попадал. Боюсь пересластить пилюлю…Мне конечно жаль, что ранее я писал мягко скажем некорректные комментарии.

  5. But:

    Давно не видел здесь замечательных и прекрасных бывших активных участников этого блога, таких как Вероника Плеханова, Татьяна, Светлана Осколкова, Виталий и др. . Это очень талантливые и гениальные люди. Конечно, с харизмой Григория Валерьевича трудно соперничать, если бы вдруг это кому-то пришло в голову. Ведь Казаков, это уровень Тарантино в кинематографе, Ницше в литературе, Фрейда в психологии. Гений есть гений, как ни крути. Но все бывшие-настоящие друзья Гриши — это тоже очень даже влиятельные и грандиозные личности. Да блин даже если взять меня, да, иногда я бываю матершинником с гибоидным синдромом и девиантным поведением, но чаще всего я приличный молодой человек, с прекрасными манерами ))

  6. But:

    Да и еще, пока не забыл. Была тут такая участница «Уника», как то я от ее лица написал, что Гришка мудачок еще тот. С тех пор ее здесь не видел, ведь все подумали, что это она написала. Как то даже стыдно за этот поступок.

  7. But:

    newpsychology.info умер! Да зравствует newpsychology.info

    Казаков заглядывает сюда каждый день и ждет комментариев. Но комментариев нет, кроме как старого доброго друга Бута.
    Это очень сильно расстраивает ГВ. Получается, что стоит упомянуть анус, так сразу тема вызывает интерес, и комментарии соответственно. Но как только в теме анус не присутствует, так все. Возникает сомнение в литературном таланте Григория Валерьевича Казакова. Гриша чувствует себя неудачником. И ему не хватает принятия себя в качестве неудачника. Это вызывает боль. Боль не только в cor, но видимо еще и в anus. Конечно вискарь кажется лучшее обезбОливающее, каак говорят студенты медики, средство. Судя по всему Гришка сдулся. Маленько чето-там заработал, пару раз съездил в Москву (о, для него это подвиг! ) примоднился в московском секондхенде, провел собрание для тех, кому за 50 (тренинг) , да и то силенок не хватает, все в ижевск тянет, да мечты о лете, как бы там кабачки начать варить и в синезеленых поплавать в купе с канализацией всего ижевска. Водяра губит ГВ, как ни крути…Не стоит, зато кааааак круууутитсяяяя….)))))

  8. Татьяна:

    В Ижевске , видимо, лёд тронулся и вместе с ним горожанин под буковкой Б.

  9. Вольдемарушка:

    А может это сам Григорий Валерьевич забрасывает комменты, дожидаясь реакции читателей? Возможно But: это воспалённый желчный проток Джека? ))

  10. Antonina:

    Вольдемарушка))) улыбнуло

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Я не диктатор. Просто у меня такое выражение лица».
    Аугусто Пиночет
    Реклама