ОДА НЕЧИСТИВЦАМ.

 

Антон Палыч полагал, что хорошо воспитанный человек не станет гоготать и тыкать в вас пальцем, коль вы случайно обтрухаете помидорным «хайнцем» белоснежную скатерть, обедая в приличном доме. Надеюсь, что вы, мои читатели, люди исключительно благовоспитанные, толерантные и культурные. Не сомневаюсь, что вы покорно промолчите, когда неуклюжий гад из числа приглашенных, опрокинет банку широко открытых шпрот на ваш единственный, пока, «армани».

Но вот вопрос: станет ли воспитанный намекать ближнему своему, что ближний не чист телом, неряшлив платьем, и веет от него … общей непромытостью. Бывает, с нечистым человеком приходится делить не только нумера или пароходное купе, но и ложе. То есть, до какой степени можно испытывать собственное терпение? Позволять оскорблять эстетические экспектации? Отчего так сложно произнести: «Вы…вы…милостивый государь, того…засранец»!

Конечно, культурный уровень народа повышается день ото дня. Не в смысле, что среднестатистического россиянина можно застать врасплох в палеонтологическом музее, созерцающим тазобедренное сочлененье мастодонта, или, его же, застукать с поличным, но не с бабой, а в прохладе публичной библиотеки, склоненным над откровениями Франциска Азисского после смены в автосервисе. Это вряд ли. Пока, в смысле «духовки» — пиво и телевизор, изредка — церковь. Я больше о культуре тела. Мыться, несомненно, стали регулярней и тщательней. Что-то со значительным на лице брызгаем под мышки и кушаем больше пармезана, креветок и придорожной рукколы. Хорошо-, или ничем не-пахнущий контингент становится все представительней. Не скажу, что чистюль «большинство»… нет, до этого пока далеко.

Таким образом, население страны я разделил бы на два довольно примиримых лагеря: на мытых и нечистивцев. Мытые — люди, в массе своей культурные, почти никогда не делают замечаний нечистым-трубочистам. Нечистивцы, в свою очередь, делятся на две подгруппы: одна не моется демонстративно и провокативно, чтоб чистюли терпели и воротили носы, другая — даже не догадывается, что от нее чем-то несет. Или то, чем от нее несет, вполне, себе, в пределах допустимого. У них что-то с порогом восприятия. С параноиками-провокаторами — сложнее, а, вот с теми, кто воняет невзначай, можно и нужно работать. Переманивать, так сказать, словом, силою убеждения, на нашу, чистую, сторону. Глядишь, со временем им, наша аккуратистская прихоть не покажется такой, уж, блажью.

Мотивы «чистюль» понятны: и себе приятно, и другим. У нормы нет причины. Мотивы засранцев многочисленны и запутаны, они как-то связаны с приучением к туалету и дефектно-перверсивным «супер эго» в анальной фазе психосексуального развития.

Одна моя знакомая, Л., врач-невролог, дама утонченная, образованная, остроумная, москвичка с 10-летним стажем, задумала тут посетить родные пенаты. Или билетов на самолет не было, или так сильно ее заебала ностальгия (не знаю, право, отчего такая срочность?), но купила она себе он-лайн билет на верхнюю полочку дамского четырехместного купе. Не «люкс». Без кофемейкера, телика и эр-кондишена, и, увы, без дам. Зато — с тремя военными, едущими с учений. Верно говорят: «Бог шельму метит». Такой от этих варриоров тяжелый был дух, что докторица приняла их за рядовых.

Шлет невролог-горемыка в начале пути мне слезливую смс-очку: мол, попала, как кур в ощип, то есть — в купе с солдатиками, вонь — первостатейная, как в теплушке, не знаю, как доеду. Я, чую, человеку необходима поддержка, и советую, попросись, мол, поменяться на нижнюю полку: весь смрад, как правило, кверху подымается, внизу концентрация миазмов будет ниже.

Токсичные солдатики уступили даме нижнюю полку, но легче от этого не стало. Она вновь отбивает на айфоне sos-послание, полное отчаяния. Я в ответном мессидже робко интерпретирую чрезмерное ее раздражение на солдатскую непромытость, как бессознательные, «очень смелые фантазии» насчет этих самых мужиков.

«Замечательно, — отписалась она, — теперь вы, коллега, инкриминируете мне бессознательный «групповичок» с доблестными вояками-хуяками? От их вони действительно можно лишиться чувств и только так стать жертвой сексуального насилия. Если, конечно, мой обморок эти австралопитеки примут за сигнал к совокуплению. По-моему, дотторе, это не мои извращенные комплексы, а ваши вуайеристски заебы»!

Положение Л. усугублялось тем еще, что на каждом сраном полустанке соседи по купе выбегали попычкать «Примой». Рта бальзамом, после не полоскали, зато полоскали дешевым «жигулевским». Потом рыгали. С брызгами. Каждый такой выход на стоянках сопровождался одеванием-сниманием сапогов! Представляете , каково приходилось бедняжке Л.? Вдоволь нарезавшись дешевым «пердячим» пивком, военные решили всей командой давнуть на массу, сотрясая нестройным трио-храпом пространство купе, и вовсе не ионизируя воздух. Открывать для проветривания двери было невозможно — возмущались пассажиры соседних купе.

Л. не могла более выносить этого пивно-носочно-табачно-передне-и-заднепроходного выхлопа. ВозбУжденно сновала по коридору. Ловила руками скользкую, как стерлядь проводницу, чтоб договориться с нею о дислокации — никак! Стерлядь выскальзывала, каждый раз царапая Л. колючками фирменных значков и бейджиков. Поезд был заполнен по рисочку. Добровольцев спать с солдатами даже за доп. вознаграждение не было. Возвращаться же в герметично закрытое купе было страшно и небезопасно. Но пришлось. Л. дышала через рот, так она обычно поступала в судебном морге. Купе откупорилось с хлопком, как бомбажная консерва, покоцанная  ботулинической клостридией.

Дух купе, который она ощущала теперь не носом, а кожей, напомнил Л., наконец, о правах человека! Неожиданно для себя самой, на весь вагон она закричала: «Р-рота… Па-адъе-ом»! Откуда у этой изящной, маленькой, как Дюймовочка, мусульманской женщины, явился вдруг командный дух? В тот момент она пожалела про свой писклявый голос. Здесь был бы более уместен баритон Татьяны Толстой. Но и так было неплохо, ибо после ее команды все трое «красивых-здоровенных», кто в трусах, кто в майках, вывалились, как валенки, со своих полок, причем очутились каждый в своих сапогах, не ясно как в них с маху, попав.

Л., не отменяя командно-приказного тона, продолжила:

— Господа рядовые… Имею к вам деловое предложение…

— А мы не рядовые, мы…офицеры… — вставился, один из трех, что понаглее.

— Аффи-церы-ыы? — протянула Л., изображая удивление, ибо рожи у ребят были вовсе не офицерские, а такие… простенькие, от сохи, не из Сохо. Она впервые обратила внимание на дряблые погончики выцветших кителей, болтающихся на одежных плечиках в такт поезду, — о’кей, господа офицеры, прошу прощения, человек я гражданский, и в армейских пречендалах не разбираюсь, муж у меня и вовсе — канадскоподанный, и обидеть вас не хотела. Ответьте только на два вопроса, откуда вы едете, и чем от вас так воняет? Вы, соловьи-бомбардировщики, про мыло вообще слыхали? Старший по званию рассказывал вам про мыло?

Офицерье в исподнем и сапогах смущенно переглянулось само с собой и поведало, что едет с каких-то армейских соревнований по стрельбе, где крайне неудачно выступило, после чего пило горькую 3 дня, потом, в ожидании поезда слонялось по московским закоулкам, спало на вокзале, теперь же направляется в место постоянной дислокации, получать взъебку от старших по званию, так и не поведавшим о мыле. Ни еды, ни денег, все последнее потрачено на вышеупомянутую «Приму» и наисквернейшее из пив — «жигулевское».

— И когда же вы последний раз, извините, мылись, господа офицеры?- саркастически задавала Л. уже пятый вопрос, не давая оппонентам опомниться. Офицерики помнили только, когда они последний раз ели: два дня назад, и это были слойки с печенкой, купленные в метро у толстой бабы. Когда же они принимали душ, не мог вспомнить никто из них.

— Ну, не помните… и не помните, хер на вас… Имею честь сделать вам, господа офицеры, предложение, от которого вы не сможете отказаться: я вас пою и кормлю, а вы обеспечиваете мне комфортное, с точки зрения экологии пребывание в купе вплоть до пункта назначения.

— Это как? — поинтересовался один из них, видимо, самый сообразительный. Впрочем, эти уточнения, кто из них, как и что сказал, не имеют для нашей истории совершенно никакого значения, потому, что эти трое, были все равно, как мультипликационные «трое из ларца — одинаковых лица».

— Вот как мы поступим, — деловито продолжала Л., — вы идете в туалет мыться, я жертвую вам свое мыло и шампунь… Вы же, блядь, офицеры! Едете с дамой в купе, а несет от вас…

Офицеры глядели на Л. с нескрываемым ужасом, как будто она подталкивала их к чему-то непристойному, не сообразующимся ни с их ментальностью, ни с понятием офицерской чести. Легче было нарушить присягу или стать перебежчиками в стан НАТО!

Однако Л. вовсе не собиралась пятиться назад и повторила свое требование. Военные пробовали, было, вяло поторговаться, ссылаясь на технические сложности омовения мужественных тел в неприспособленном помещении вагонного сортира. Но не на ту напали!

Л., будучи институткою, работала летом проводницею в студенческом отряде, с приличными заработками, коих вполне хватало на сентябрьский отдых в курортном, еще не раскуроченном, Сочи. Средь проводников-наставников она и обучилась хитрым, с элементами акробатики, гигиеническим приемам.

Л. вкратце объяснила офицерикам, как собственно, все это делается. Поначалу они не разумели, пришлось объяснять еще и еще, подробно расписывая мизансцены и схемы расположения тел в пространстве малогабаритного туалета с бортовой качкой.

Сговорились, в-конец, о том, что они приводят в элементарный порядок избранные места (волосы, подмышки, пуп, интимную область, и, разумеется, основной источник печали Л. — ноги), надевают чистое белье…

Вот с чистым-то бельем, как раз случилась незадача. Его, у господ офицеров просто не оказалось. Все трое были молодыми неженатиками, и некому было собрать их в дорогу. Столовские бабы-вольнонаемницы, коих дрючила вся в/ч N 13/666, из благодарности за доставленное удовольствие, помогали по хозяйству общаговским офицерам-холостякам, но до чемоданов дело не доходило. В их дурацких саквояжах ехала всякая дребедень, безо всякого акцента на сменку белья.

— И носки стирать?- с робкой надеждой на ответ «нет», вдруг проскулил самый шустрый из троих.

Л. с горечью осознала, что дырявые носки, намертво диффундировавшие в здоровенные, сорок последнего размера лапищи попутчиков, никакой, даже самой деликатной стирки, не выдержат. Распадутся на молекулы, как только мыло начнет вымывать грязь из межмолекулярных пространств. Оставалось сожалеть, что прочные и чрезвычайно гигиеничные портянки канули в Лету. Казалось соблазнительным использовать в качестве портянок, колышащиеся на ветру льняные оконные занавески фирменного поезда «Удмуртия».

Поезд остановился на пятнадцать минут у станции уездного городка NN. Л. схватила в охапку похожего на настоящего «луиветтона», и, испаряясь, приказала офицерам оставаться на своих местах до последующих распоряжений. Ребята были рады отсрочить момент помывки, рассматривая ее, не как прихоть вздорной дамочки, а как заслуженную расплату за стрельбу мимо мишеней в присутствии самого Путина. Вместо суточных-командировочных генерал послал их на хуй. Но о-очень хотелось есть… а истеричная попутчица обещала покормить с рук.

Как в плохом советском фильме, Л. запрыгнула на подножку отходящего от NN локомотива в последний момент  с раздутым от покупок пластиковым пакетом. Проводница-стерлядь с укором помогала ей вскарабкаться, удивляясь, чем таким могли заинтересовать хорошо «прикинутую» тетку вокзальные киоски в такой дыре? Киоски заинтересовали нашу героиню тремя парами семейных боксеров производства КНР вызывающих расцветок, шестью носками, х/б с акрилом, по 17 руб. за пару, тремя одноразовыми станками «жилетт», пенкой для бритья той же корпорации, лосьоном после бритья, шампунем и дезодорантом. Л., покупая весь это нехитрый скарб странствующего рыцаря, даже не сомневалась, что офицерье знает о назначении каждого предмета. Напоследок были приобретены три недорогие футболки с тропическими аппликациями, выполненные во флуоресцентных тонах, и три пачки легкого мальборо.

По прибытии Л. в нервничающее и пахучее купе, вся троица немедленно была отправлена плескаться в серебряных струях вагонного ватерклозета. Ношенное белье было немедля предано анафеме, отлучено от тела и выброшено в помойку, предварительно упаковаванное в два слоя полиэтилена. Офицеры следовали вереницей по коридору, с обреченным видом крыс, идущих топиться под звуки беспощадной дудочки Крысолова.

Резвились и отсутствовали они так долго, что дух их почти выветрился из обивок и драпировок купе. Л. даже успела вздремнуть после напряженного дня. Когда же они вновь предстали пред светлые ея очи, на них было приятно смотреть. Вот теперь можно и поговорить! Все четверо прошествовали в вагон-ресторан, где Л. сдержав условия договора, кормила-поила несчастных варриоров тем, что было в скудных закромах якунинского РЖД. Остаток пути прошел без эксцессов и даже без храпа. Чистые и сытые в/с спали сном младенца Иисуса на руках блаженной Марии.

Л. наутро вьехала в пенаты с чувством независимого альтруиста, пожертвовавшего часть своего, более чем скромного, врачебного бюджета, на нужды чрезвычайно нуждающейся российской армии, вовсе не рассчитывая ни на чью благодарность.

 

 

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

83 комментария
  1. Светлана:

    Григорий!!! А как же страх кастрации???? А как же мужская солидарность и протест против засилья женского и беспрерывного насилия над «пенисоносцами»??
    Ведь настоящий, природный мужик, он же «могуч, вонюч и волосат»!! Никак иначе. А да, воздух еще портит беспрерывно, чешет себя в интимных местах, плюется и не лечит зубы. А иначе не мужик он, а джентльмен какой-то! И если дама попросит мужчину содержать себя в приличной, бритой форме, то она же сразу «усечет его», то бишь кастрирует. Негодяйка! А ты своим нынешним постом вроде даже отказываешься от своих прежних утверждений? Непорядок. Сейчас принесется мистер Некрасов и начнет кричать про бабский заговор, а Палыч к нему присоединится с злобно-пронзительным хихиканьем?

    • Виталий:

      мистер энто почти жентельмен?…
      Свет, причем тут мужское и женское?…речь была, скорее, про скотское, абсолютно независимое от пола…даже не буду предлагать понюхать каку-нибудь потную толстуху или прыщавую фрейлину в местном пригородном автобусе

      • Светлана:

        Ну, Виталь, у Гриши в этом посте все же явный акцент на пол имеется, тут отрицать бессмысленно. Хотя бы потому, что вояки со стрельбищ и одна неврологиня.
        Как несет от немытого бабья я в курсе, в приемном покое всякого повидала. Порой похлеще чем от бомжа воняют, причем амбре более едучий. Просто они гораздо проще на помыв соглашаются и гораздо легче смущаются в ответ на замечания о вонючести. Тут очевидная разница воспитании, девочкам просто вдалбливают, что она должна быть красивой и опрятной. Тетки обычно в другу сторону перебарщивают, с духами и прочей вонючей косметикой.

      • Светлана:

        Мистер — это просто уважительно..

  2. Палыч:

    Даа, солдатье оно такое, вонюче непригодное. Особенно в походе.В казарме то старшинабатяня звиздюлей выдаст, в кухонный наряд поставит. И сразу все понятия о гигиене ясны.

    • Светлана:

      Палыч, только один раз была в казарме. Нас учитель НВП всем классом на экскурсию в ближайшую военную часть водил. Внешне помещение было чистое, но воняло там так, что меня тошнило. Ногами немытыми и заскорузлыми портянками, которые не стирали, а только подсушивали. Я до сих пор помню. Кстати, это были внутренние войска, зону охранявшие и по разным походам и маршам не ходившие.

      • Виталий:

        дык это ж профессиональное…те же парни на гражданке пахнут совсем по-другому

        • Светлана:

          Профпатология? Быть может. Только военное дело еще и очень мужское занятие. Исконно 100% самцовое. Отвоевать территорию, самок, а потом её еще и пометить. Для закрепления за собой. А чем метят? Запашищем. Получается настоящий мужик таки должен вонять. Везде, даже «на гражданке». И плевать, что эта гражданка морщится и сдерживает рвотные позывы. Кто она такая и как смеет урезать исконно мужеское?
          Виталь, цивилизация таки требует парциально усечь свои природные замашки. Мужчин вот мыться и сдерживать свою агрессию, а женщин контролировать свою сексуальность и детородность. Те. кастрация, пусть и частичная. А иначе мы все на маленьком зеленом шарике просто поубиваем друг-друга.

          • Виталий:

            чета тревожит тебя тема…может не тех мужиков привлекаешь…большинство моих знакомых-мужчин любят мыться и патологически неагрессивны…а женщины, снова вразрех твоему утверждению, тока пытаются расширить свою сексуальность…таки профперекос?…и ваще я завязал с профпсихологией — нафиг сознательно привлекать к себе патологию и неполноценность

            • Светлана:

              Это не озабоченность темой Виталь. Это вопль торжества. Из разряда «Я же говорила» Только вы меня не особо слушали и все категорически отрицали.

            • Да, Виталь, с этим делом я тоже тихонько завязываю.С сумасшедшими можно сойти с ума. Будем общаться со здоровенькими, красивенькими, мытыми, умненькими…

            • Светлана:

              Виталь, тогда чем решил зарабатывать?

              • После завершения психологической карьеры можно посоветовать подрабатывать брачным аферистом.

                • Voroncova:

                  Ресурсы иссякнут быстро. Энергоемкое занятие.

                • Лу, а тебе-то это откуда известно? Сталкивалась с жигголо? Иссушала ресурсы брачных аферистов? Мелиоратор! Надо выпустить брошюру: «Энергосберегающие технологии в брачном мошенничестве». Можно преподавать.

                  Лечить иссохшие ресурсы,
                  Придем мы, Лу, к тебе на курсы…

                • Светлана:

                  Там самое важное — умение очень быстро бегать. Вернее мгновенно и незаметно убегать. Психологические знания второстепенны.

                • Voroncova:

                  Врать же все время нужно, по-моему, это очень иссушает. Жиголо — нет, не было у меня такого опыта. Все М стремились отдать, а не взять. Курсы не потяну.

                • Вот, представь себе, встречал людей, которые собственным враньем кормятся и упиваются. Ложь для них — аккумулятор энергии.

              • Виталий:

                работа необязательное звено между челом и деньгами…да и джентельмены не работают

                • Светлана:

                  Т.е. Виталь, тебя устраивает образ хорошо одетого, почти ничем не пахнущего, гладко-выбритого, культурно выражающегося чела мужеского пола, который к тому же предпочитает выяснять отношения не мордобоем, а в хотя бы суде?
                  P.s. Борода усы никак не возбраняются, но они должны быть помыты, причесаны, подстрижены и напомажены. По правилам хорошего тона. Хотя проще бриться.

                • Виталий:

                  не-не…не перебарщивай…меня устраивает не работать

                • Я уже лет пять не работаю…

                • Светлана:

                  Увертливый ты Виталь. )) Тогда чем джентльмен отличается от вояки (они тоже ведь не работают, служат) или даже скажем бомжа?

                • Виталий:

                  оставь уже вояк в покое…часть профессии…прочие профнепригодны…стоит ли предъявлять претензии ассенизатору по поводу запахов

                • Светлана:

                  Наивный. Мне просто нравится наблюдать, как ты финтишь.

                • Вот такой он, «мистер-противоречие»…

                • Виталий:

                  могу пахнуть, могу не пахнуть…могу работать, могу не работать…могу в жентельиены, могу в плебеи…щас пахну и не работаю…бриться не буду, но перед тем, как выскочить из доиу, чтоб наковырять денег, в душ залезу…метнусь на деловую встречу, но в шортах и драной майке…че мне финтить-то

                • Шорты и драная майка — инструмент параноика-провокатора! Пошлют на хуй, денег не дадут… Потому, что в драной майке…

                • Светлана:

                  Виталь, вот именно!!! Даже не сомневаюсь в твоей способности быть взрослым и самодостаточным. Ты сам решаешь когда соответствовать правилам, а когда нет, не нанося при этом особого вреда окружающим. Ты сам определяешь, когда ты мужлан, а когда жельтемен( природный самец или слегка усеченный). Но другие-то категорически не могут даже носки постирать. Они никак не желают повзрослеть и быть гибкими. Все ищут того, кто их укоротит. Почему бы не сделать этого? Я не вижу в том греха. В конце-концов сами напросились. И не только вояки разумеется.

      • Палыч:

        Да, Свет, наверно амбре и присутствует. Мне за два года больше запомнился запах мастики в казарме.Своего рода дезодорант. Только уж больно едучий.
        Или мне со старшиной повезло. Эдакий образец армейской брутальности. Безупречно отглаженный, выбритый, подтянутый. Местами юморной, местами страх какой строгий. Вечерами вся рота стояла в очередь к умывальникам и в бытовку.Все стиралось, гладилось, подшивалось и брилось. Случалось молодой шнурок просился посикать. Что тут начиналось ! Рота строилась. И начиналась лекция. В которой четко и ясно обьяснялось охреневшей молодежи, что это девочки ходют сикать поэтому и сикухи, а парни писать и никак иначе. И звать парней следует писюнами. И отправлялся сей сыкун в наряд на кухню(ужасное наказание) дабы отчетливее впечаталось это определение армейской гендерности.

        • Светлана:

          Не знаю Палыч, как он выглядел, старшина этот, но мне по прочтении коммента пришло на ум воспоминание о СС.

          • Палыч:

            Возможно для перенасыщенных тестостероном, разболтанных мамками сопленышей эсэсовские методы в самый раз. Для самоидентификации и армейской дисциплины.

            • Светлана:

              Палыч, вы вот интересные вещи пишете. До ужаса. По вашему выходит садюге-старшине кастрировать юные натестостероненные тельца разрешено, и даже просто полезно для общества, а вот теткам никак нет? А в чем разница? Что позволено Юпитеру, не позволено никому другого пола?
              И потом, какая это в армии самоидентификация?? Армия как раз таки стремится стереть все зачатки индивидуальности в личности. Там нужна серая безмозглая масса, готовая выполнять самые бессмысленные приказы. И если и есть какая-то идентификация, то вот с таким, описываемым вами же, супербрутальным командиром. В обшем, стань садистом-писуном, или ты будешь как баба-сикуша. Примитивно, очень примитивно..

              • Палыч:

                Я не про «полезность для общества», а про полезность для самих солдатиков. Которые призываются на службу будучи мальчиками, а ведут себя,по первости, как девочки. Какая ж это кастрация ? Скорее обретение

                • Хороший слоганчик для рекламного ролика ведомства Шойгу:

                  Хочешь пенис, а не письку,
                  В Russian army запишись-ка!

                • Светлана:

                  Палыч, по-первости новобранцы может и ведут себя по-детски, но только уж не как девочки, а как мальчики. Армия и впрямь доращивает их до подросткового состояния. Когда писька вроде есть, а вот ума человеческого ни на грош! Как и ответственности. И консервирует именно на этой фазе, объявляя их мужиками. Только они так до истинно мужского так и не дорастают. В армии взрослость ни к чему, сами проф-вояки по сути из 13-14 лет так и не вышли!
                  А вот теперь скажите мне, Палыч, кого вы предпочтете обойти стороной — группу малышей-мальчиков с гипер-заботливыми мамами или кучу разгоряченных подростков без «царя в башке», но с автоматами и боеголовками?

                • Светлана:

                  А ты Григорий Валерьевич, чего в катакомбах-то отсиживаешься? Нет, правда. Одуванчики с бодыльями всякими косить никак «ни-изя». Грех и преступление против рода мужеского, а вот вояк «мыть-пидорасить»( твой термин)- так вроде и нет. Меня тогда «на одуванчиках» дурой злобной выставили, а теперь получается права я была. Или как?
                  Некоторых все таки подрезать не вредно вроде, поскольку сами то уж никак не догадаются..

                • Палыч:

                  Светлан, я служил в авиации. В батальоне обслуживания полетов.Было оч много спец.техники. Компрессорные, кислородные,зарядные,заправочные,пожарные и проч.проч.агрегаты и спецтехника.При неответственной эксплуатации которого могли возникать большие разрушения и серьезное кол-во трупов.И всем этим хоз-вом управляли по большому счету сопляки 18-20 лет.Через полгода начинающие соображать за какой «конец» браться следует.
                  От гипер же заботливых мамань иногда и маньяки случаются.
                  Хотя и из вояк тоже, но скорее как следствие, а не причина.

                • Светлана:

                  Палыч, я только о том, что воин вовсе не образец самодостаточного взрослого мужчины, вопреки вашим заблуждениям. Весь припогоненный народ, включая МВД и ФСБ это подростки на всю жизнь. Они не взрослеют. Как впрочем хулиганье и преступники. Медаль-то одна. Скорее это у них очевидные проблемы с размерами. Для этого и пушки и бомбы. Они без ума от своей фалличности: орут беспрерывно — «У меня писька, у меня член!!» Ну и что?? Взрослый-то давно это понял, привык и занялся чем поважнее… А то что рядом с важными взрывоопасными объектами были — так это повезло и пронесло. И слва богу. Некоторых вот не проносит.

                • Свет, ну а как же без «роботов»? Не дай бог, война, у роботов вживленный чип с алгоритмами поведения в патовой ситуации. А мы с тобой, филосовы хреновы, чо делать на поле брани-то будем? Так что роботическое сознание, порой, необходимо. Я, когда на скорой работал, там же, как на передовой, никакого творчества! Начало у меня давление скакать до 220 мм.рт.ст. Я и понял, через 5 лет, правда, не мое оно, и ушел в философы-биофилыы. «Мамы всякие нужны, мамы всякие важны». Если робот бабушку через улицу переведет, мы и ему пожмем его железную рученьку. Пить я с роботом не буду — скучны мне его микросхемы. И с женщиной-роботом я трахаться не буду. Было дело как-то раз, три дня потом статическим электричеством било и интимные места впотьмах флуоресцировали…

                • Светлана:

                  Только ты Григорий не забывай, что войны задумываются сами же роботами-вояками, только верхних уровней. Чтобы оправдать существование, получить новые субсидии, опробовать и усовершенствовать оружие. Так может не допустить этого в принципе? Вот я о чем..

                • Осколкова объявляет войну роботам? Это, как же, технически, вы собираетесь «не допустить в принципе». Мы живем а реальном мире с роботами-хуеботами и приходится признавать факт их существования. Как их «мочить»?

                • Василий:

                  Вину за войны делят оба пола, фифти-фифти. Женщины попустительствуют тем, что любят смелых и отважных защитников себя, настоящих мужиков. А настоящие мужики любят повоевать.

                • Светлана:

                  Безусловно, Вась. Только укоротить женщин проблематичнее. Ну и не будем забывать, что ВС система, довольно закрытая. А система в целом несколько больше, чем отдельно взятые её составляющие. Она всех трансформирует под свои интересы. Как Ж так и М.

                • Светлана:

                  Скармливать мамкам, Григорий. Пропагандировать четкое планирование семьи и пропагандировать аборты. Ты в общем-то этим уже занимаешься. Или уж мочить аминазином.

  3. Здорово! Какая ж тут «кастрация, засилье, страх»? Если б человек (женщина, врач-невролог) забился в углу и продолжал молча терпеть создавшуюся ситуацию, мило улыбаясь в разговоре, а потом еще всю оставшуюся жизнь крыла этих «паразитов» за «причиненные неудобства» в разговоре с подругами по несчастью — тогда, да. Или просто устроила б скандал, сыпая оскорбления во все стороны.
    А как же — просто жизнь? Задача — решение, обоюдное, взаимное, удовлетворяющее обе стороны))). Мысль — слово — действие — результат. Правильная оценка ситуации, соответственно, и адекватные слова и действия. В итоге — все получили вполне себе человеческий опыт.
    Провокатора-нечистюлю, дааа, была в моей жизни, начальница, в одном кабинете трудились, с виду — тихая и неприметная, но, видимо, шибко умная. На все дни рождения — дезодоранты дарили, замуж выдали… не помогло. Это — натура такая, в целом. Я выдержала два года. ого! неужто так сильно мне работать хотелось, раз так долго терпела)… есть,получается, такие категории, да, запах — сильная штука, как носом ни крути.

    • Светлана:

      Светлана, просто тема не новая и давно тут муссирующаяся. Григорий Валерьевич её обожает. Поэтому вам сложно сразу вникнуть.
      Но дама невролог вообще-то действительно «укоротила» трех раздосадованных, голодных и подвыпивших вонючих вояк. Стала им «родной матерью», превратив их в послушных, только слегка сопротивляющихся пацанов.
      Не сразу и не без сопротивления, как последний вариант, но тем не менее. Надавила на их солдафонскую готовность подчинятся и неспособность самостоятельно содержать себя в «человеческом виде» Матери ведь положено ругать свои чада за грязные ноги, несвежие носки. Она покупает им новую одежду, поит, кормит. Содержит, фактически. А они ночью и спят как младенцы… Не пристают к ней с неприличными предложениями, не храпят даже.
      А ведь мужичье изначально было, после командировки, злое, обиженное.

  4. Палыч:

    http://www.adme.ru/vdohnovenie-919705/kak-pisat-horoshie-istorii-529955/
    Курт Воннегут о писательстве.
    Я только что продемонстрировал вам, что Шекспир — такой же никудышный рассказчик, как последний индеец арапахо.

    И все же мы не зря считаем «Гамлета» шедевром: дело в том, что Шекспир сказал нам правду, а люди очень редко нам ее говорят, когда изображают эти взлеты и падения. Правда вот в чем: нам так мало известно о жизни, что мы не можем по-настоящему знать, что хорошо для нас, а что плохо.

    И если я, боже упаси, вдруг умру, я бы хотел попасть на небо, чтобы спросить кого-нибудь из тамошнего начальства: «Слушай, друг, что все-таки было для нас хорошо, а что плохо, а?»

    • Задолго до того, Палыч, как-таки, попадешь на небко, хочу тебе сказать, что такое хорошо. Быть чистым хорошо, а грязным плохо. Впрочем, мы с тобой друг-друга обнюхиваем давно. У меня к тебе никогда никаких претензий в этом смысле не было. Пахло от тебя всегда за……сь! Ну не прекрасный ли ты человек? Чистый, аккуратный, адвокат, неженат, да еще и Воннегута цитируешь… Последний из могикан.

      • Палыч:

        Вчера вечером увидел и решил поделиться. Больше зацепила другая фраза Курта — Есть одна вечная история, которая повторяется вновь и вновь. Народу она нравится, и авторским правом не защищена. Называется она «Человек в полной жопе». Некто попадает в затруднительное положение и находит способ из него выбраться.

        • интересно, а чем же еще тогда заниматься в жизни, если ни ставить свою ж..пу в «затруднительное положение», и затем оттуда выбираться, ну или делать вид, что выбираешься?

          • Чем еще заниматься? Не ставить свою жопу в затруднительное положение.

            • ну так для этого как раз и надо сначала прожить, «и опыт, сын ошибок трудных», идеальным было б сразу в «гении»… некоторым — даётся, а некоторым — нет)

      • Voroncova:

        Крошка-сын к отцу пришел и спросила кроха: «Что такое хорошо и что такое плохо?»

  5. Василий:

    Знавал одного персонажа, который работал со мной вместе в одной конторе. Он был побрит, выстиран, но вонюч. К тому моменту он только перебрался из деревни в город. Менеджеры просили нас повлиять, никому не хотелось.
    Встретил его через несколько лет (в танцевальном клубе) и он уже ничем не пах. Простой-простой такой дядька. Адаптировался.

  6. Палыч:

    Я недавно, сам от себя обарзевший, чуть было на судебное заседание в шортах и футболке не поперся. Что то остановило. Все таки не столько свои интересы представлял.

    • Если б ты, Палыч, приперся-таки в таком пляжном виде на суд, то интерес бы ты представлял для психиатра или нарколога.

  7. Палыч:

    Посмотрел как Кучерена со Сноуденом носится. Захотел у Василия узнать, как тамошний народ к этой теме относится ?

    • Американский народ этот сериал не смотрит. Они смотрят «Игры престолов».

      • Василий:

        Русский народ тоже с обожанием смотрит Игры престолов. И русский народ в Америке, и мои друзья в России. Один я не понимаю, как можно убить столько времени. Вот короткие сериалы — это хорошо, вчера досмотрел шестую и последнюю серию «Hit&Miss».

        За историей со Сноуденом тут с интересом наблюдают. Отношение американцев мне неизвестно. Видимо относятся примерно так же, как его родители, один просит вернуться и признать вину за преступление, другой призывает бежать без оглядки. По дороге на работу слушал длинную радиопередачу про него.

        • История про Сноудена — сказка, по сравнению с которой «Игры тронов» сущая правда.

          • Василий:

            Вот потому и не очень интересуюсь. Следят, не следят, когда хотят или только по решению суда, все эти моменты сильно меняют дело и как раз в них нет никакой ясности, в СМИ только эмоциональные глупости.

            Hit & Miss по подаче и настроению, кстати, сильно напоминают твои, Гриша, кладбищенские истории, тем и подкупили.

            • Я давно, уж, мечтаю писать сценарии для дорогих голливудских сериалов.

              • Voroncova:

                Кстати, о сериалах. Американцы пересняли «Мост». Там граница между Мексикой и Штатами. Смотрю, как в первый раз.

                • О! Супер! Но как американцам передать этот скандинавский аскетизм и холодность, которые, чуть ли не главные персонажи «Моста»?

                • Voroncova:

                  Там мексиканская экспрессия и их же правовой беспредел

                • Надо было этот триллерочек нашим снять, используя мост между нами и Чечней (на худой конец, Белоруссией).

          • Виталий:

            пытался вспомнить хоть один сериал, который бы смотрел…два — место встречи изменить нельзя и 17 мгновений весны

            • О, Виталь, какой ты старый… Помнить такое… А, кстати, че ты так боишься сериалов? Это ж лечится. Или, как всегда, оригинальничаешь? Все смотрят, бля, а я не буду!

            • Палыч:

              Пожалуй про калифрению ты подзабыл, Виталь.

  8. BJBKJHBI:

    Хороший пост: бодрый, динамичный и без нытья. Радуют люди, которые меняют окружающую действительность под себя. Эгоистичная забота о себе — всегда польза обществу. P.S. Испытываю смущение и неловкость, когда кто-то неблизкий воняет. Скорее буду избегать общения, чем отважусь заявить о немытости.

    • Знаешь, а некоторые, когда кто-то неблизкий воняет, испытывают возбуждение. Каждому свое. Меня часто спрашивают, почему я так мало общаюсь с людями, отчего я уединен и предпочитаю Интернет. Отвечаю: большинство пахнет не так, как мне хотелось бы. В сети не пахнет. Как и деньги.

      • Татьяна:

        В сети пыль в глаза пускают и врут.

        • Все врут, — говорил доктор Хаус, Таня. Может быть стоит любить мне мою профессию хотя бы за то, что иногда приходится видеть людей без ужимок и прыжков.

  9. BJBKJHBI:

    Жизнь начинается за пределами зоны комфорта.

  10. Svetlana:

    Гриша,да,у тебя литературный дар проклюнулся.В некоторых местах-точно,где не перебарщиваешь с публицистическим уклоном.
    А по теме-в постбольшевистский период чеховские принципы применимы весьма локально.

    • Да, мой литературный дар, развивавшийся втихомолку 54 года — проклюнулся, повредив скорлупу левого яйца. Яйцо бесформенно. Хожу неуверенно, прихрамываю, намереваюсь купить Пегаса.

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Развестись – все равно, что быть сбитой грузовиком; если тебе удается выжить, ты уже внимательнее смотришь по сторонам».
    Джин Керр
    Реклама