Тег "христианство"

Апокрифы Фрейда признаны христианством?

 

Один из моих добрых интеренет-знакомых, Юра Абрамов, коллега, и, можно сказать, одномышленник, опубликовал в «фейсбуке» довольно онкологичный текст, что вызвал у меня прилив утреннего гнева, впрочем конструктивного и праведного. Юра — человек хороший, талантливый, лечит, и, иногда даже вылечивает заблудших, прекрасно фотографирует, и пишет нежные стихи, которые мне нравятся. Он — человек верующий, что, впрочем, его совсем не портит. Разрешите вас ознакомить с этим фрагментом из книги архиепископа Нафанаила (Львова) «Ключ к сокровищнице», изданной в серии «Духовное наследие русского зарубежья», выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г.

«И, наконец, еще одной проблемы хочу коснуться. Как верующий христианин должен относиться к Фрейду и к его работе? Должен ли он полностью и совершенно отвергнуть эту работу из-за того, что Фрейд воинствующий безбожник и проповедник атеизма?

Читать далее…




Некролог отменяется. Иисус вернулся.

Пасхальное яйцо




«АНТИХРИСТ»

Привет. Разрешите открыть второе заседание нашего виртуального киноклуба. Только что посмотрел новую работу Ларса фон Триера и решил сразу обсудить его «Антихриста» с вами.  Фильм посвящен  памяти Андрея Тарковского, у которого, как признался сам Триер, он «воровал» всю жизнь.  Тарковский  же говорил, что если после просмотра зритель сразу пишет режиссеру письмо, то он, скорее всего, шизофреник. Пусть я буду шизофреником, но ребята, это стоит видеть, если, конечно, вы еще не видели!

В рецензиях на фильм чувствуется прохладца. Зажравшимся Каннам, где состоялся премьерный показ  «Антихриста» показалось, что режиссер просто издевается над зрителем. Мне же представляется, что фильм, скорее хулиганская импровизация! Посмотрите! Не знаю, разделите ли вы мой восторг, но послевкусие от такого кино остается надолго. Изящно. Умно. Глубоко. Впрочем, как всегда у Триера. Есть о чем подумать и поговорить. Жду с нетерпением ваших комментариев. Будут баталии!

Кадр из фильма "Антихрист"

P.S. Могу ли попросить, чтобы вы смотрели фильм на английском, с нашими субтитрами? Диалогов не много, буквочки на экране отвлекать сильно не будут.




Пасхальная импровизация.

куличАнемичный  зюйд-вест, вольно прошмыгнув через форточку, шумно пройдясь по клавишам бамбуковых жалюзи, достиг, наконец,  моего носа. Я очнулся — ветер принес мещански-провинциальный запах сдобного теста с изюмом, ванилином и орехами. В просоночном киселе возник  образ  пасхального кулича, крашеных луковой шелухой терракотовых яиц и возвернувшегося  Навина. Нынче – Пасха. День Христова Воскресенья.

Вы как угодно можете относиться к приключениям этого удивительного еврейского парня. Можете сомневаться или свято верить в его мученическую смерть и чудесное воскрешение. Какая разница? Если Христос – реальный человек, то хотелось бы иметь такого умного  друга. Вот бы с кем  поболтать о том, о сем,   за стаканчиком галилейского, закусив маслинкою.  Если Иисус – миф, все равно здорово, что существует символ отсутствия страха пред смертью, и возможности постоянного возрождения и развития.

Интересно, что основатель психоанализа, будучи представителем иной конфессии, где Иисуса за мессию никогда не почитали, весьма высоко ценил вклад Христа в становлении цивилизации. Он считал его  человеком, благодаря которому, люди стали реже метать в ближних камнями, предпочитая  нецензурную брань.  Хвала славному Назаритянину, сделавшему всех нас миролюбивее.

Для меня Пасха – это воспоминание о том, как накануне прабабушкины соседки по улице бегали друг к другу по весенней слякоти, подобрав длинные юбки, чтоб узнать, как  поднимается куличное тесто.

Для меня Пасха – это десятки и сотни навалившихся на скоромную пищу православных, коих со вздутыми панкреатитом животами я доставлял в хирургию, будучи врачом «скорой». Они, как и чеховский купец, полагали, что голова нужна для того, чтобы кушать.

Для меня Пасха – это поздравление знакомых и незнакомых: «Христос Воскресе – Воистину воскресе»! И как однажды я,  таким образом, по-ошибке, поздравил  соседа, Льва Иосифовича Каплуна. А он на мое: «Христос Воскресе», картаво, рассмеявшись, парировал: «Хакге Кгишна»!

Все эти мысли принес в мою голову пасхальный ветерок. Христос же Воскрес, ребята, е мое!




Сталин, фарисеи и книжники.

Пару недель назад позвонила ведущая довольно популярного на местном телевидении шоу. Пишуще-интервьюирующую  братию недолюбливаю, для нее (Ларисы) делаю исключение. Профессионалу  можно даже простить, что он – журналист. Перед Днем Победы кремлевские выдумщики решили «эксгумировать» останки «отца народов» и под их смрад устроить общественно-политическую дискуссию на тему: Who are You, mr.Stalin? Местные мудрецы тоже решили не отставать и обязали все региональные СМИ в этих дебатах поучаствовать. Заказных передач Лариса не любит, считая их заказным убийством себя, как художника.

На передачу решено было пригласить меня и православного батюшку. Что ее заставило натравить на меня робота, до сих пор ума не приложу?

Про Сталина меня еще никто и никогда не спрашивал. С живыми попами «при исполнении»  я тоже никогда не общался. Антипатичны  мне торговцы опиумом. Причем давно.

В возрасте полутора лет меня решила окрестить  нянька. Тайно. Чтоб не знали родители. Мама и папа были членами КПСС. В ту пору связь партийцев и служителей культа не приветствовалась. Нянюшка притащила меня в храм божий, даже заплатила свои кровные.

Когда меня поднесли к попу, я вцепился своей ручонкою в его патлатую бороду. Как пушкинский Руслан в Черномора. Священник растерялся. И он, и нянюшка, и церковные старушки,  суетливо начали разжимать мои пальчики, бренчать, как погремушками, церковными аксессуарами, улюлюкать, отвлекая от поповской бороды.  Никакого эффекта – я надежно фиксировал батюшку, моя ручка, аж, побелела от натуги! Поп скомкал весь ритуал. Последней  его надеждой  на освобождение, было опустить меня поживей в купель. Заорет дитя в водице, ручку-то и ослабит. Опустили. Орал. Но руки не отнял. Так и окрестил он меня, на «коротком поводке». Общим собранием присутствующих было решено захваченную мной прядь отрезать ножницами, что и было немедля предпринято одной из чернавок. Только батюшка освободился из пут, только вырвался наружу общий вздох сожаления, так сразу нежные пальчики неофита разжались, и объемный клок поповской бороды приземлился на старый каменный церковный пол (в кино в этот момент всегда включается сабвуфер). Святой отец  зло посмотрел на меня, на няньку и покинул место сражения проигравшим. Что было у падре в голове – известно лишь Создателю. Допускаю, что вместо молитв – матерщина. Вот какое было крещение.

День записи передачи был хмурый и ветреный. «Путь наш во мраке». Явившись в телестудию ровно в полдень, я обнаружил там  вертящегося пред зеркалом, склонного к полноте, кокетливого попика лет тридцати пяти.

Запеленговав мое присутствие, батюшка, продолжал  расчесывать усики маленькой расчесочкой, но придал лицу своему мармеладное выражение и не изменил ему до конца съемки. Повернувшись, первый подал руку и представился. Отец Димитрий. Он, кажется, сразу просек меня. Оглядев попа, я констатировал, что одет он, как 600 лет назад. Длинная черная ряса, сапоги, вызывающего размера крест на серебряной цепи. Забавно. Прическою  он смахивал больше на Стиви Вандера. Еще бы модные темные очки от «Prada»! Мы расположились за столом в супрематической студии, и, пока техперсонал проводил через наше исподнее микрофоны, химичил со светом, я начал разговор первым. Поведал батюшке и Ларисе о своем увлечении последнего времени — фильмами Би-Би-Си о животных. «И что удивительно, — дополнил я, — когда в чате мы обсуждаем просмотренное, то совсем молодые ребята, пишут по-олбански, что после знакомства с миром природы через объективы британских киношников, они перестали сомневаться в существовании Бога.

— Это почему же? – спросил отец Димитрий.

— Англичане так снимают натуру, что даже злокачественные атеисты начинают понимать, что все сущее создано Неким Разумным Началом, потому, как в природе, ее части и ее твари так ладом взаимодействуют друг с другом…

— Как по-нашему вы сказали: «ладом» — ответствовал батюшка, — только тексты к фильмам уж очень светско-научные, нет ни одного упоминания о Создателе.

— Он подразумевается. Мне кажется, что люди, которые снимают эти фильмы — святые, они делают для воспевания Господа не меньше, а может даже больше некоторых…

Читать далее…




Прокурор мне дело шил…(2).

Следак, оказывается, уже снял показания у журналиста-Славика, у главного редактора и те оба, в унисон, заявили, что за все, что в этой статье говорится, несу ответственность я.

Я был возмущен. Стал задыхаться от возмущения. Да я даже разрешения на публикацию-то не давал, статью в глаза не видывал! Вижу, нервозность моя Иванова «заводит». Активировался он весь. Щечки порозовели. Протягивает он мне копию статьи газетной. Время дает на ее чтение и переосмысление. Читаю. И больше еще завожусь. Слова мои подаются в самом наизвращеннейшем таком виде, а ту часть, которая про покаяние ее вообще нет. Хотите почитать? Пожалуйста. Я один экземплярчик себе на добрую память оставил.

рыбаки на пруду

Читать далее…




Прокурор мне дело шил…(1)

В.Г.КороленкоА вот сейчас я вам расскажу, как меня в экстремизме обвинили и разжигании межнациональной розни. До тех пор и не знал я даже, что в УК статья такая имеется. Теперь знаю. История вышла весьма занятная и поучительная, для меня самого, в первую очередь. И ведь знаки же были.

Знаки.

Возвращался я из путешествия по благословенной Норвегии. Настроенье – чудесное. Границу финскую на «Льве Толстом» пересекаю. Таможенники в сумочках брезгливо порылись, как положено. Собачка ихняя, что наркотики  локализует, в моем рюкзаке отчего-то надолго задержалась. Финны напряглись. Кусок салями, недоеденный мной,  она там слопала.  Заулыбались чухонцы, извиняются. После колбасы  наркотики она искать не захотела, нюх, видимо, потеряла,  легла в купе , спать приготовилась. Да не жалко мне для всякой пернатой твари еды. Собачек люблю, даже таких нахальных.

Тут на нашу территорию въехали, и проводница радио в коридоре громко включила. Пока по Суоми тащились – тихо было, а как на родине – пожалуйте громкого радио послушать! Первое, что услышал я, идя по коридору вагонному, сигареточку в тамбуре с соседом датчанином выкурить, был выпуск новостей. Ну, новости, так новости. Давно мы дома не были, надо послушать, что в стране нашей бескрайней творится. Железный голос, как-то особенно, по-нашенски железно (на западе дикторы такими голосами не разговаривают), произнес: «В генеральной прокуратуре России…» и бла-бла-бла, что-то или про Ходорковского, или про Березовского….  Я – дома! Очень меня этот радиоведущий тонизировал. Сразу куда-то сине-зеленые туманные норвежские картинки с величественными фьордами, резвящимися средь нерестящихся селедок касатками, дружелюбными лицами потомков викингов, испарились. Я – дома. Голос в радиодинамике протрезвляет, рекомендует скинуть приятную усталость от общения с троллями. Не рекомендует даже, а призывает. Появилось напряжение, которого не было, пока я, практически пешкодралом,  бродил по северу Скандинавии. В голове появилась музычка: «Прощай, Норве-е-е-гия, о-о-о-о-о….». С поезда, отчего-то спрыгнуть захотелось, растаять в клюквенных лесах, да, поздно – выборгская таможня, для русской собачки-наркоманки и колбасы-то не осталось.

Я дома. Захожу. Требовательно подмигивает автоответчик, захлебнувшийся за время моего отсутствия ностальгирующими людьми. Ну-ка, думаю, поглядим, кто тут по мне абстинирует? И кто бы вы думали? Про-ку-ра-ту-ра. Сорок два сообщения. И все, как одно – от прокурора. И все, как ку-клус-клоны: «Срочно позвоните в октябрьскую прокуратуру, вы тут по уголовному делу проходите», или «Вы проходите по уголовному делу в октябрьской прокуратуре, позвоните срочно!» или «В октябрьской прокуратуре вы проходите по уголовному делу. Срочно позвоните». Голос такой же, как у диктора в матюгальнике вагонном. Прослушал все сорок две прокурорские весточки, как предпоследний идиот! Напряжение телесное и душевное, появившееся еще на границе нашей державы, усилилось.Вот, блин, думаю, воскресенье сегодня и до утра завтрашнего я ничего не узнаю, маяться буду.

За вами пришли…

Во входную дверь кто-то позвонил. Открываю, а там – амбалы здоровенные, вчетвером в камуфляже стоят с автоматиками маленькими-маленькими. В прихожую молча входят. Дело известное, струхнул. Чего же это я мог натворить такого, что меня целый наряд опричников брать собирается?

Один из них, старшой наверное, говорит мне так сурово: «Паспорт ваш». Я рукой трясущейся из широких штанин достаю паспорт заграничный, протягиваю. Он поглядел, повертел, и снова вопрошает: «А отечественный имеется»? Из рюкзака достаю милый российский. Зырк: он то на паспорт, то на меня. На фотке  там я еще волосатый, а наяву, в прихожей, уже побритый. Вот он и сравнивает, я или не я. Уж от волненья такого и сам то понять не могу, со мной это все происходит или не со мной ? Ну, грешен, курил травку я с молодым голландцем на верхней палубе парома «Хюртигруттен» в Тролльфьорде, да это ж когда было? Дней пять тому назад. Чувствую себя, как герой сериала про сталинские репрессии, не больше, ни меньше! А вернее – вообще тела своего не чувствую.

Тут,  этот, паспорт мне отдает и достает ксиву. Заполняет ее на тумбочке из ИКЕИ и говорит: «Придется штраф заплатить. С вас 240 рублей». Я отошел маленько. «За что», -спрашиваю. Он: «Так вы три недели назад квартиру на охрану сдавали? Сдавали. Сейчас ее вскрыли, а на пульт не отзвонились. За ложную тревогу и выезд бригады штраф полагается, 240 рублей. Оплатить в течение трех дней». Тут только увидел я на карманах камуфляжных молодцев желтым по черному: вневедомственная охрана. Вспомнил, что перед отъездом на север Европы, в квартире своей установил охранную сигнализацию от татей. Расписался в ксиве той. Молодцы покинули «приют убогого чухонца» со словами: «Внимательней будьте в следующий раз».

Здание прокуратуры Удмуртской республики Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Да, конечно, собака – образец верности. Но почему она должна служит нам примером? Ведь она верна человеку, а не другим собакам».
    Карл Краус
    Реклама