Тег "вина"

ГЛАВЫ ТРАКТАТА «АНОРЕКСИЯ».* Палач на кухне (вместо пролога).

«Грустно жить на этом свете,
В нем отсутствует уют,
Рано утром на рассвете,
Волки зайчиков грызут».

В старом советском мультике про Кота-рыболова, волк,  голосом Эраста Гарина, так артикулирует свою любовь к рыбоедению: «Козы, да овцы, козлы, да бараны; жирные они, мне бы, понимаешь, чего-нибудь постненького»!

КаннибализмМой добрейший сосед по даче, пенсионер Женя, заядлый, почти профессиональный рыбак, позвонил и предложил свежепойманную щуку. Щуку! Я не большой ценитель пресноводных обитателей — морские мне нравятся больше. Но щука — есть щука! Древнейшая, в прямом и переносном смысле, жрица отечественных прудов и озер. Она — матриарх русского стола. Героиня эпоса. В ней, и это для меня определяющее — мало костей. «Тащи, — говорю,- свою рыбину»! Часа через два щука привезена была ко мне домой в огромном пластиковом пакете. Весом она тянула кило на два. Не взглянув на трупик, закинул его сразу в холодильник. Были какие-то дела, какая-то канитель, суета. Разборки с рыбкой отложил до вечера.

Конец дня. Меня перестали тискать. Как у «Битлов» — «хард дэй найт». Телефоны преданы анафеме. С Интернетом — развод до завтра. Кнопка домофона низвергнута в «офф». Открываю серебристую дверцу рефрижератора. Внутри — пряно-болотно-тинный запашок щучки. Пакет в руках. Или мне с устатку померещилось? Как будто внутри что-то встрепенулось. Не у меня внутри! В пакете.

Читать далее…




У меня был брат, а я убил его…

Вечером мне по телефону сообщили, что один мой пациент, с алкогольными проблемами, депрессивный и безразличный к жизни, перевернулся на своем авто. Машина — всмятку, восстановлению не подлежит, у мужика, слава богу – ни царапины. На последнем сеансе перед своим отпуском я сказал ему при расставании: «Мне хотелось бы вас как следует встряхнуть, в надежде на то, что в голове вашей все встанет на свои места». Он улыбнулся. И вот такое! Кстати его тоже Андреем звать, как и моего брата.

Ночью я видел бесконечный сон. Просыпался, засыпал – было продолжение. Сон не тяжелый. Всю ночь я шатался по каким-то злачным местам с моим покойным братишкой Андреем. Во сне я понимал, что он когда-то умер, но мне не было от этого страшно. Напротив, мне было радостно, что он жив, потому, что я убил его много лет назад. Во сне он был все время рядом, слегка выпивший и дурашливый. Я говорил ему: «Андрюха, веди себя прилично, на тебя смотрят люди».

Проснувшись, вспомнил это всенощное видение в мельчайших деталях. С тех самых пор, как брат улизнул от меня в мир иной, 16 лет назад, я почти не видел его по ночам. Не знаю почему? Может и видел, но запамятовал.

Лежа в постельке и слушая утреннюю симфонию леса в исполнении пернатых божьих тварей, я задумался, к чему было это послание? Я же «пытаю» своих клиентов анализом сновидений, отчего бы ни устроить аутодафе себе? С утра пораньше.

братБрата, что на семь лет меня старше, вскоре после моего рождения передали на воспитание бабушке в соседний город. Мотивация моих родителей мне до сих пор не ясна. Допускаю, что Андрюху отдали бабке с дедкой, чтоб «старичкам» не было скучно, или чтоб они не особенно доставали моих папу и маму, а занимались старшим внуком. Может быть, маме с папой трудно было воспитывать двоих? Не знаю. Когда меня принесли из роддома, положили на кроватку и распеленали, брат разочарованно произнес: «А почему у него голова, как огурец? Зачем нам такой урод? Давайте отдадим его обратно в магазин»…

В магазин меня не вернули, но через две недели братишка отбыл на ПМЖ в столичный город к родителям моей мамы. Он попал в райские кущи. Бабка с дедом были людьми интеллигентными и состоятельными. Бабуля преподавала в институте акушерство, дедуня, бывший офицер царской армии, чудом уцелевший от сталинских репрессий, к тому времени был уже на пенсии. Они души не чаяли в своем старшем внуке, любя и балуя его нещадно. Кормили, учили, развлекали, как могли. Ни в чем не отказывали. Испортили страшно.

Брат никогда особо не жаловал меня. Когда я гостил у бабушки, и нас оставляли вдвоем, то он запирал меня в темной ванной. Пугал тем, что под ней сидит бабка-ежка, которая питается, как известно, маленькими мальчиками. Я, ну, мне было 4-5 лет, дико визжал. Он выпускал меня из заточенья со словами: «Когда бабуля с дедом придут из кино, только попробуй нажаловаться. В следующий раз будет еще хуже». Я и не жаловался, но с ужасом ждал, когда он мне устроит очередную «темную».

Он, бывало, гостил в каникулы у нас, но  без энтузиазма. Я всегда с нетерпением ждал его приезда, рассказывал всем друзьям во дворе, что ко мне приедет в гости брат. Думаю, что они не разделяли моего щенячьего восторга. Потому, что их братья и сестры жили с ними, и, наверное, надоели до чертиков.

Андрюха приезжал на одну-две недели. Это был праздник для меня. Для него моя пылкость была, скорее, обузой. Цвет его отношения ко мне был, скорее, демонстративно-покровительственно-снисходительный. Собственно, он ко всем так относился, какой смысл делать исключение для меня? Он был красавцем. Очень остроумным. Я ему завидовал. Хотел на него походить. Не получалось. По сравнению с ним я выглядел, как замухрышка. Девушки оборачивались на улице в его сторону, а соседские пигалицы допрашивали меня с пристрастием, где он живет и есть ли у него подружка? Я гордился им. Тем более, с самого раннего детства он потрясающе рисовал. Знакомые пророчили ему карьеру художника. Я никогда ничего не мог изобразить на бумаге. А еще от него потрясающе вкусно пахло. Я даже сейчас, по памяти, могу восстановить этот запах. Все люди пахнут по разному, но так здорово пах только он. Особенно мне нравилось, как он взваливал меня-салагу на плечо и волок домой, когда мама звала на ужин. На его плече я был на верху блаженства! Когда он уезжал обратно к бабушке, то я долго не мог найти себе места и очень тосковал.

Каин и Авель

Читать далее…




«АНТИХРИСТ»

Привет. Разрешите открыть второе заседание нашего виртуального киноклуба. Только что посмотрел новую работу Ларса фон Триера и решил сразу обсудить его «Антихриста» с вами.  Фильм посвящен  памяти Андрея Тарковского, у которого, как признался сам Триер, он «воровал» всю жизнь.  Тарковский  же говорил, что если после просмотра зритель сразу пишет режиссеру письмо, то он, скорее всего, шизофреник. Пусть я буду шизофреником, но ребята, это стоит видеть, если, конечно, вы еще не видели!

В рецензиях на фильм чувствуется прохладца. Зажравшимся Каннам, где состоялся премьерный показ  «Антихриста» показалось, что режиссер просто издевается над зрителем. Мне же представляется, что фильм, скорее хулиганская импровизация! Посмотрите! Не знаю, разделите ли вы мой восторг, но послевкусие от такого кино остается надолго. Изящно. Умно. Глубоко. Впрочем, как всегда у Триера. Есть о чем подумать и поговорить. Жду с нетерпением ваших комментариев. Будут баталии!

Кадр из фильма "Антихрист"

P.S. Могу ли попросить, чтобы вы смотрели фильм на английском, с нашими субтитрами? Диалогов не много, буквочки на экране отвлекать сильно не будут.




«ВОЛЧОК».

Ильич говорил, что важнейшим из искусств, является кино. Многие годы  у меня был киноклуб, где собирались мои друзья и знакомые.  После просмотра фильма, за чашечкой чая, мы долгими вечерами делились своими впечатлениями и ощущениями. Рекорд поставил «Последнее искушение Христа» Мартина Скорсезе: мы не могли разойтись 6 часов! Кино взяло за живое. А живое – это что? Как ни странно прозвучит —  это наши комплексы. С ними хочется разобраться. Чтобы они не мешали жить. Комплекс зрителя резонирует с комплексом вымышленного персонажа – фильм принимается на «на ура»!

Вот так постепенно, от «клуба по интересам»,  мы перешли к сборищам, которые я мог бы назвать «soft therapy» — мягкой психотерапией для совершенно нормальных и вменяемых людей. Обычные люди порой тоже нуждаются в «чистке». Идея оказалась жизнеспособной. В течение 7 лет, единожды в месяц мы не только смотрели очень хорошее кино, мы лучше узнавали себя, и жизнь становилась приятнее. В начале прошлого года я прикрыл лавочку. Формальным поводом послужил взрыв проекционной лампы у старичка «Sanyo». Я поблагодарил старого друга за приятное время и похоронил с почестями. 10 лет – для проектора, даже японского – это возраст.

кинозал Читать далее…




Прокурор мне дело шил…(2).

Следак, оказывается, уже снял показания у журналиста-Славика, у главного редактора и те оба, в унисон, заявили, что за все, что в этой статье говорится, несу ответственность я.

Я был возмущен. Стал задыхаться от возмущения. Да я даже разрешения на публикацию-то не давал, статью в глаза не видывал! Вижу, нервозность моя Иванова «заводит». Активировался он весь. Щечки порозовели. Протягивает он мне копию статьи газетной. Время дает на ее чтение и переосмысление. Читаю. И больше еще завожусь. Слова мои подаются в самом наизвращеннейшем таком виде, а ту часть, которая про покаяние ее вообще нет. Хотите почитать? Пожалуйста. Я один экземплярчик себе на добрую память оставил.

рыбаки на пруду

Читать далее…




Прокурор мне дело шил…(1)

В.Г.КороленкоА вот сейчас я вам расскажу, как меня в экстремизме обвинили и разжигании межнациональной розни. До тех пор и не знал я даже, что в УК статья такая имеется. Теперь знаю. История вышла весьма занятная и поучительная, для меня самого, в первую очередь. И ведь знаки же были.

Знаки.

Возвращался я из путешествия по благословенной Норвегии. Настроенье – чудесное. Границу финскую на «Льве Толстом» пересекаю. Таможенники в сумочках брезгливо порылись, как положено. Собачка ихняя, что наркотики  локализует, в моем рюкзаке отчего-то надолго задержалась. Финны напряглись. Кусок салями, недоеденный мной,  она там слопала.  Заулыбались чухонцы, извиняются. После колбасы  наркотики она искать не захотела, нюх, видимо, потеряла,  легла в купе , спать приготовилась. Да не жалко мне для всякой пернатой твари еды. Собачек люблю, даже таких нахальных.

Тут на нашу территорию въехали, и проводница радио в коридоре громко включила. Пока по Суоми тащились – тихо было, а как на родине – пожалуйте громкого радио послушать! Первое, что услышал я, идя по коридору вагонному, сигареточку в тамбуре с соседом датчанином выкурить, был выпуск новостей. Ну, новости, так новости. Давно мы дома не были, надо послушать, что в стране нашей бескрайней творится. Железный голос, как-то особенно, по-нашенски железно (на западе дикторы такими голосами не разговаривают), произнес: «В генеральной прокуратуре России…» и бла-бла-бла, что-то или про Ходорковского, или про Березовского….  Я – дома! Очень меня этот радиоведущий тонизировал. Сразу куда-то сине-зеленые туманные норвежские картинки с величественными фьордами, резвящимися средь нерестящихся селедок касатками, дружелюбными лицами потомков викингов, испарились. Я – дома. Голос в радиодинамике протрезвляет, рекомендует скинуть приятную усталость от общения с троллями. Не рекомендует даже, а призывает. Появилось напряжение, которого не было, пока я, практически пешкодралом,  бродил по северу Скандинавии. В голове появилась музычка: «Прощай, Норве-е-е-гия, о-о-о-о-о….». С поезда, отчего-то спрыгнуть захотелось, растаять в клюквенных лесах, да, поздно – выборгская таможня, для русской собачки-наркоманки и колбасы-то не осталось.

Я дома. Захожу. Требовательно подмигивает автоответчик, захлебнувшийся за время моего отсутствия ностальгирующими людьми. Ну-ка, думаю, поглядим, кто тут по мне абстинирует? И кто бы вы думали? Про-ку-ра-ту-ра. Сорок два сообщения. И все, как одно – от прокурора. И все, как ку-клус-клоны: «Срочно позвоните в октябрьскую прокуратуру, вы тут по уголовному делу проходите», или «Вы проходите по уголовному делу в октябрьской прокуратуре, позвоните срочно!» или «В октябрьской прокуратуре вы проходите по уголовному делу. Срочно позвоните». Голос такой же, как у диктора в матюгальнике вагонном. Прослушал все сорок две прокурорские весточки, как предпоследний идиот! Напряжение телесное и душевное, появившееся еще на границе нашей державы, усилилось.Вот, блин, думаю, воскресенье сегодня и до утра завтрашнего я ничего не узнаю, маяться буду.

За вами пришли…

Во входную дверь кто-то позвонил. Открываю, а там – амбалы здоровенные, вчетвером в камуфляже стоят с автоматиками маленькими-маленькими. В прихожую молча входят. Дело известное, струхнул. Чего же это я мог натворить такого, что меня целый наряд опричников брать собирается?

Один из них, старшой наверное, говорит мне так сурово: «Паспорт ваш». Я рукой трясущейся из широких штанин достаю паспорт заграничный, протягиваю. Он поглядел, повертел, и снова вопрошает: «А отечественный имеется»? Из рюкзака достаю милый российский. Зырк: он то на паспорт, то на меня. На фотке  там я еще волосатый, а наяву, в прихожей, уже побритый. Вот он и сравнивает, я или не я. Уж от волненья такого и сам то понять не могу, со мной это все происходит или не со мной ? Ну, грешен, курил травку я с молодым голландцем на верхней палубе парома «Хюртигруттен» в Тролльфьорде, да это ж когда было? Дней пять тому назад. Чувствую себя, как герой сериала про сталинские репрессии, не больше, ни меньше! А вернее – вообще тела своего не чувствую.

Тут,  этот, паспорт мне отдает и достает ксиву. Заполняет ее на тумбочке из ИКЕИ и говорит: «Придется штраф заплатить. С вас 240 рублей». Я отошел маленько. «За что», -спрашиваю. Он: «Так вы три недели назад квартиру на охрану сдавали? Сдавали. Сейчас ее вскрыли, а на пульт не отзвонились. За ложную тревогу и выезд бригады штраф полагается, 240 рублей. Оплатить в течение трех дней». Тут только увидел я на карманах камуфляжных молодцев желтым по черному: вневедомственная охрана. Вспомнил, что перед отъездом на север Европы, в квартире своей установил охранную сигнализацию от татей. Расписался в ксиве той. Молодцы покинули «приют убогого чухонца» со словами: «Внимательней будьте в следующий раз».

Здание прокуратуры Удмуртской республики Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «То не беда, если за рубль дают полрубля; а то будет беда, когда за рубль станут давать в морду».
    М.Е. Салтыков-Щедрин
    Реклама