Тег "виктимология"

ЭРА ПРОСВЕЩЕНИЯ.

 

 

Статья написана для ижевского журнала «Город».

 

Светлой памяти Ильгиза Давлятшина…

 

По окончании института  молодые врачи дают клятву. Гиппократ к ней не имеет ни малейшего отношения, ибо всегда чужд был пафоса и увлечен одной лишь медициной. Его подставили! Воспользовались именем и заслугами. Клятва эта — сущее  проклятие, обрекающее  на круглосуточное и пожизненное рабство.

Людям удобно рождаться, болеть и умирать,  когда  заблагорассудится. Вне расписания. Нет бы, как на вокзале: час прибытия — час убытия. Врач и после работы обязан пахать, уменьшая аппетиты естественного отбора.  Отсутствие хворых на горизонте — не повод для расслабухи. Это время санитарного  просвещения (пока) здорового люда.

В годы младые,  советские,  я призывал самый читающий народ мира мыть руки после сортира. Заклинал от дурных инфекций, передающихся половым путем. Слово «презерватив» не гремело тогда с высоких трибун.  Кремлевским аксакалам оно было не по зубам. Секс был без надобности пожилым джентльменам от власти. Призрак виагры ничтоже бледно маячил в лабораториях, как призрак коммунизма в СССР. Руководители страны любили балет,  заменявший им стриптиз. При виде молоденьких прим они  оживали в ложах Большого, розовели, покрывались испариной. Пытались от немощи скрипеть зубами, но со вставными челюстями получалось стариковское шамканье. ДедЫ распространяли вкруг себя дух агонии и не заразное розовое пуританство.

Адюльтер считался буржуазным пережитком. Мужеложество каралось по канонам военного времени. Пели и декламировали о кристально чистой любви,  лебединой верности, собачьей преданности, с обязательным  выносом  на суд общественности мусора из избы.  СССР слыл не столько империей зла, сколько — колыбелью злокачественной платоники. Чернь подпольно практиковала  секс в  стиле «нуар». Семиклассницы беременели. Венерологи жировали. Нация как-то плодилась, но по ходу  возникали вопросы. Ни спецлитературы, ни  просветительских про-эктов в те приснопамятные лета просто не было.  Космонавтов и нобелевских лауреатов в державе обитало больше, чем сексологов. Я стал одним из них. Сексологом, не космонавтом.

Читать далее…




О бедном маньяке замолвите слово…(3)

Теперь о социально культивируемых образах маньяков. Искусство, культура, нравится вам это или нет, все же является пропагандой в широком смысле этого слова. Кино, телевидение, а в прошлом — мифы и сказки,  лучше,  отражают суть проблемы, чем что-либо другое, при условии,  что вы умеете читать  между строк, а не «есть» все и сразу, как есть. Простите за каламбур.  Эрик Берн весьма удачно  проанализировал процесс взаимодействия маньяка и его жертвы, блестящим анализом известной сказки Шарля Перро «Красная Шапочка». Основатель транзакционного анализа представил нам сюжет истории, как настоящий психологический триллер, где каждый из персонажей проигрывает свою разрушительную партию. Хороша  сказочка: главная героиня не имеет даже собственного имени, а носит  почти лагерную кликуху, потому, что носит красный капор. В прозвище ее уже звучит что-то опасное и кровавое. Хороша  сказочка, где мама посылает чадо в лес, кишащий волками, предварительно преподав ему абсолютно неверный урок. Она умоляет девочку не вступать  в  контакт с представителями отряда псовых, злодеями, что питаются исключительно детьми. Американский доктор справедливо отмечает, что если мама дает дочке неверный посыл, то, скорее всего,  просто мечтает избавиться от  ребенка при 100% алиби: когда маленькая девочка погибнет в волчьей пасти, мама будет причитать об ужасных временах, на манер Ренаты Литвиновой: «Как страшно жить: нельзя даже выпустить дитя погулять»!

Шапочка, сбитая с толку неверной ремаркой серого,  при встрече  испытывает настоящее потрясение: не от страха, увы, а от того, что образ его никак не соответствует обозначенным  матерью. Волк, по-крайней мере, внешне, оказывается настоящим джентельменом. Помните? «Здравствуй, девочка, как тебя звать?». Мама пугала  коварным хищником, а он такой, оказывается милый и трогательный. Не торопись, говорит, пособирай цветочки,  ягодок скушай. Внимательный. Чуткий. С такими волками приятно иметь дело. Берн предполагает, что этот сказочный Волк в молодости даже «баловался» Ницше и вообразил себя каким-то Сверхволком. Ему, как взаправскому маньяку, не хочется сразу слопать сочную  девчонку, а после и бабкой закусить.  Пароль то она тоже выболтала – «дерни за веревочку, дверь и откроется». Клыкастому  хочется игры, адреналина, потешить самолюбие. Он — марионетка, дирижер — Шапочка.  Она же понимает, кто перед ней в бабушкином ночном чепце? Не считает же она , что болезнь так изменила старухину внешность? Нет, нет, и еще раз нет. Все все прекрасно понимают, но… .

Очень красная шапочка

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Если вы заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться».
    Марк Твен
    Реклама