Тег "еда"

КУЛЬТУРНЫЙ ДИЖЕСТИВ.

 

Продолжаю публикацию заказных статей на разные темы. Сегодня — статья,  инспирированная  читателями НПЖ. Написана она для журнала «WANTED-FS».




Главы трактата «АНОРЕКСИЯ».

Одно местное мужицкое глянцевое издание попросило меня написать статью (дорого) о чем-нибудь необычном. Это предложение характеризует «глянец», как культуральную тенденцию, склонную к эволюции. Я взял одну из глав моего, написанного еще в младые лета, фундаментального трехтомника «Анорексия»и предложил к публикации. Редактор почитала и опубликовала. Как приятно, что в «глянце» народ теперь может почитать реальные истории о реальных людях. Отфотошопленные боги и богини как-то поднадоели.

ИСТОРИЯ БРЭДА МАККАЛИСТЕРА, КОТОРЫЙ  ЕДВА НЕ УМЕР ОТ ЖЕНСКОЙ БОЛЕЗНИ.

Чисто мужская история (men only).

Старина Дублин  отлично сохранился, несмотря на преклонные лета свои.  Мудрый седой  кельт, нарочито строгий.  Полис-загадка с  интригующей сумасшедшинкой,  консервативный и томно молодящийся, в унисон всем  городам севера Европы.  Уютный и милый, как кот-мурлыка. Торжественно-пафосный, схожий с гигантским церковным  органом.    Особо занятен  в сумерки. Отсутствие истеричной рекламы на кирпичных фасадах, похожих на огромную  русскую печь.  Раздражающая, поначалу, неторопливость  жителей. Хотя… суетливость людская, скорее – отзвук простоватости, которая, как известно – хуже воровства. Даже меланхоличные полисмены — «себе на уме». Всё в Дублине «не слишком».

Ирландцы  говорят по-английски. Это удобно. Если вы мало-мальски способны на нем изъясниться.  Ни гэльский, ни ирландский не усладит слух ваш более, разве что в бесконечных балладах  Enya.  Отсутствие родного наречия  не мало не смущает  аборигенов. Подумаешь, язык потеряли! Как это в «Фаусте»? «Идет прогресс, а с ним меняется и бес»! Традиции  могут вполне себе, существовать  и без языка. Английский – практичнее. По приезде расскажу об этом знакомым удмуртам, что иногда, меж собой,  разговаривают на отнюдь не целомудренном суржике,  смеси их родного, и моего. Веселящего коктейля из кумышки и «смирновки».

Поддержанию национальной идентичности ирландцев дополнительно способствует активное, но с достоинством,  потребление виски. «Вода жизни», так переводится  с древнегэльского — «ушьке бэа». Напиток сей – история и культура Ирландии. Именно им  мы и заканчиваем  программу моего неофициального визита в страну трилистника. Мы – это я и Брэд,  мой ирландский кореш,  изумительнейший собутыльник, между прочим. Душевный drink-friend, порой, не меньшая удача, чем добрая спутница жизни.

— Еще один вариант… — говорит Брэд.

— Мне уже хватит, – произношу я нараспев, англицкое «инаф-ф-ф-фф».

— Не рассуждай, док,  пей! Это самое улетное пойло в мире!  Если ты  этого не прочувствовал – ты не был в Ирландии, – Брэд ставит на барную стойку два стакана. Один «олд фэшн»,  на треть наполненный бурбоном  цвета сентябрьских сумерек. Во втором же  — густым холодным мраком  манит   «Гинесс», правильно взболтанный, откупоренный и налитой. Поверх пива, как кольцо Сатурна кремовеют те самые, знаменитые жемчужные пивные «сливки». Иду на поводу: обидно, побывав в Ирландии, так и не побывать в ней.

— Брэ-эд, — умоляю я, — мне завтра лететь домой, и я знаю, что бывает после «ерша»….

— Вот и славно-о, — злорадствует Бред, —  опрокинул — и  отлетаешь безо всякого «Боинга»!

Его fly away звучит, как наше «перышко в зад – и попутного ветра»!

Господи, как по-английски «ёрш»? Забыл! Я путано, с помощью жестов и ассоциаций объясняю ирландскому товарищу, отчего  именем колючей мелкой  рыбешки русские величают ударную смесь  водки с пивом.   Объясняю, что значит  «деньги на ветер», и отчего «ёрш» действительно оптимальная инвестиция. Особенно во времена кризиса. От него Ирландию, скосило одной из первых.

Знакомлю потомка кельтов с отечественным алкогольным фольклором. Над чем-то он смеётся, что-то призывает уточнить. Его северная ментальность не находит ничего забавного  в российских   мантрах, вроде «быть давным-давно пора, между ножками стола», или «что-то ветер дует в спину – не пора ли к магазину»…

— Это не корректно… — возражает он.

— Не корректно — что?

— Не корректно, Грэгори, сравнивать русский «ёрш» и наш национальный коктейль.

Читать далее…




Главы из трактата «АНОРЕКСИЯ». О пользе нарушения врачебной тайны.

 

«Оно» с покорностью проследовало в мой знаменитый кабинет. Село на краешек дивана.Нет, ребята, смотреть на это было решительно невозможно. И снова почувствовал я себя свинцововеким Вием.

Часть третья.

Начало ч.1 и ч.2. Подкаст «Тревожных симптомов нет»!

КапустаСами понимаете,  вопрос «хауаю», даже на безупречном английском,  был бы  явно неуместен.  На это, конкретное «хауаю» ответить можно было только «хуёво».   Дела были –  просто дрянь!  Чтобы как-то начать, я задал  довольно нейтральный вопрос:

— Чем-м-м…могу?

— Вот…пришла, — почти шепотом прохрипела Танюшка, и открыла мне ладони, как  в сложных королевских ситуациях  проделывала Елизавета Английская Первая.

Я  проникся жалостию к этой несчастной. Чуть не заплакал. Нет. Про себя   заплакал, но снаружи этого не выказал. Мысленно  долдонил   охранную мантру (чур, меня!), которая   помогала неважнецки: «Ар-хе-оп-те-рикс… Ар-хе-оп-те-рикс… Ар-хе-оп-те-рикс». Несмотря на заклинания, птица вырвалась из своего каменного тысячеленего заточенья, обросла плотью, оперилась, и перестала быть тотемным существом. Шумно взмахнув гигантскими  крылами,  взмыла в небо, прокричав мне что-то  на прощание археоптеричье. Да, недооценил я Танюшу. Она понимала, куда и к кому пришла, и, как человечек, находящийся на  грани вымирания, почуяла во мне шанс на спасение.

Сканировала меня.  Нашла ахиллесовы пяточки. Их, у меня, к сожалению больше, чем две. Пятки  не заскорузлые, не запущенные. Знакомые с педикюром. Не в смысле лака на ноготках. Вот еще, что я – метросексуал? А  в смысле общего ухода за кожею стоп, и пятками, в частности. «Педис», кстати, по латински – стопа, но к педикулёзу отношения также не имеет. Стопу от пениса отделяет всего одна буква!  Через пятки Таня и внедрилась в меня.  Признала во мне Спасителя, мозги коего можно эксплоатировать и иметь.  Не бесплатно.  Но в особо извращенной форме — через пяточки.

Рассказала, что побывала и у того специалиста, и у другого-пятого…и  получила от ворот поворот. В психушку на искусственное вскармливание – пжалста. А так, чтоб у психотерапевта, на кушеточке, или фэйс-ту-фэйс – никто не хотел рисковать и разводить подле себя кладбище. Если доктору хочется одновременно быть и эскулапом, и  кладбищенским надзирателем – это в кардиологи или онкологи – там больные мрут, как мухи.  У психотерапевтов – покойник – скорее исключение, чем правило. Отпетые оптимисты вообще идут в физиотерапевты.

Историю своих похождений по докторам она убедительно перемежала слезами с тушевыми разводами, икотой, всхлипываниями. Она пыхтела, сопела, и тихой сапой отвоевала себе местечко в моем безразмерном сердце.

— А у Ольги Алексевны были?

— Была!

— А у Ольги Александровны?

— Отказала…

— Александр Геннадьевич?

— Не принял…

Я назвал еще несколько выдающихся  имен  несуществующих коллег, умерших в том числе. Таня и у них побывала. Мертвые, оказывается, не только сраму не имут,  но, вполне себе, способны отказывать истерикам в помощи.

Сообщество местной психотерапевтической братии вынесло однозначный вердикт: «Покойник». С этим трудно было не согласиться. С этим нужно было согласиться. Необходимо. Но кто-то, скорее всего, беси, зудели мне на левое ушко: «А ты попробуй….рискни…ты – лучший…ты смелый…а?  Слабо? Слабо-о»!

Шарики

Читать далее…




Главы из трактата «Анорексия». О пользе нарушения врачебной тайны.

«Ах, Таня, Таня, Танечка,
 С ней случай был такой:
 Служила наша Танечка,
 В столовой заводской.
 Работница питания,
 Приставлена к борщам.
 На Танечку внимания
 Никто не обращал!
 Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,
 Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла.
 Представьте себе,
 Представьте себе!
 Никто не обращал»...

 

 (Песня из к/ф Э.Рязанова
«Карнавальная ночь»).

 Часть вторая.

До того, как приступить к чтению, я рекомендовал бы тебе, о, уважаемый читатель, освежить в памяти то, что я прежде писал и говорил по этому вопросу.

Прежде никогда  не видел я  аноректиков живьем. До знакомства с нею. С героиней моего повествования. С Та-анечкой.  Зрил, правда, много лет назад  девушку, «прикорнувшую» в гробу именно от сей болезни. Случилось это в эпоху гробокопательной службы моей на Хохряковском кладбище Ижевска.

УродинаТо, что покоилось в кукольном, цвета «барби»,  гробике, никак не тянуло на гордое,  фаллическое,  звание трупа. Нечто среднее, меж мощами, что видел   мельком в  Киево-Пещере, и тщедушными тельцами пришельцев, что периодически потрошат на РЕН-ТВ. Телекомпания с её злобными передачами об инопланетянах,  конце света и прочими ужимками средневековых схоластов,  явно тем пытается  замаскировать свою явно антипутинскую сратегию. Вспомнил также, как  восьмилеточкой  с мамой был в Эрмитаже. Зал Древнего Египта. Фараончик, которого разбинтовали, а, обратно «упаковать» не смогли. Он лежал, «голый», черненький, на всеобщем обозрении. Я испугался. Фараон мне снился ночью.

Читать далее…




Про хорошую еду и секс «по нотам».

Оскар ПитерсонWow (ух, ты)! Правда, не ожидал от себя такого. Вчера был на одной тусовке. Посвященной джазу. Сборище не для людей. Для знатоков. For the sophisticated. Никогда не был горячим поклонником джазовых импровизаций и завидовал всегда людям, которые в этом деле «секут». Умом понимал, что джаз – это наивысший пилотаж, что это – самое-самое, что только может быть в мире звукоизвлечения. Но! До сих пор не заходило, не вставляло, как нынче говорят. До сих пор было интереснее смотреть на людей, которые слушают или смотрят эту музыку. Выпендриваются они, или, в самом деле, их так цепляет. Что цепляет? Техника? Или способность музыканта «уходить» в импровизации, «оставаясь», тем не менее, в пределах гармонии. Н-е-ет, это для меня чертовски и сложно и малопонятно. Но понять и почувствовать хотелось бы.

Джазовые семинары проводит один мой давнишний приятель, Саша Бабушкин (в миру – Баба Шура), человек без определенного рода занятий, но меломан и интеллектуал, человек без высшего образования, но чрезвычайно образованный. Самообразованный. Те, кто постигает суть самостоятельно, всегда вызывают зависть у нас, тех, кто брал суть жопой, просиживая ночи напролет над пыльными фолиантами с греческими буквами. Шурик — человек, что «оксфордов не заканчивал», но общаться с ним чрезвычайно полезно и легко. В свое время он оказал влияние на мой несколько извращенный музыкальный вкус. Он может увлечь вас в такие музыкальные дебри, в такие непролазные бамбуковые заросли диезов и бемолей, правда, потом, как опытный сталкер, из них же и выведет. У него есть хобби – он конструирует колонки. Видели бы вы эти колонки! Вы ничего подобного никогда и нигде не увидите! Они – огромны. Я не говорю о дизайне. Они — безумны! Пирамидальной формы. Жуть и восторг.  Они безобразны и прекрасны одновременно, как персонажи Достоевского.  Они сконструированы вопреки всем законам классической физики и квантовой механики. Оторопь берет… Ребята, б…..ь, но как они звучат! Он как-то поставил мне свиридовское  «Время, вперед!»… с винила…да у меня просто крышу снесло! Его жена (красавица и профессиональная певица, между прочим) ворчит иногда по поводу этой его исступленности  звуком, де-пол квартиры эти акустические чудовища занимают, че-то паяет он, стружет, пилит…. Я как-то парировал ей: «Конечно, Светочка, казино, бляди и водка – были бы лучше»! Задумалась, помолчала. Согласилась, что не лучше.

Собираясь на это мероприятие, если честно, я думал увидеть на нем каких-нибудь небритых бледных псевдоинтеллектуалов непонятного возраста с немытыми волосами и косичками, с затуманенными глазами и вечно стреляющих сигареты. Ценителей джаза.

Диззи Гиллеспи

Читать далее…




КУХМИСТЕР TWENTY-ONE.

Сегодняшним утром я был разбужен жалобным писком «панасоника». Это не радио, и не будильник, а просто замечательнейшая хлебопечка, или, как ее называют американцы – «брэдмашин». Потом просыпается нос – он ловит тончайший аромат этанола, сливок и деревенского масла – испеклась к завтраку янтарно-пупырчатая французская булка! Почти уж три года я просыпаюсь под аккомпанемент этого запаха жизни и удовольствия, запаха мещанского и деревенского. Уже три года я не хожу в булочную, а, засыпав необходимые составляющие с вечера, ежеутренне взбадриваюсь мыслью о том, как отрежу еще теплый ломоть домашнего хлеба, намажу его маслом (можно без всего прочего), откушу его, ощущая на зубах нежный хруст изумительно вкусной корочки, и запью чашкою черного, как прошедшая ночь, кофию. Это дивное ощущение, придающее мне сил и радости на весь день-деньской! Никак не привыкну.

акад. И.П.ПавловОткрывая новую рубрику, мне хотелось бы обозначить ее направление. Кухня, как известно, это место, где готовится еда. Соответственно «кухмистер» — это мастер ее приготовления, демиург, колдующий над ингредиентами, составляющий композицию, которая соответствует массе параметров, призванными не только вызвать насыщение (как говорят русские – «заткнуть кишку») и привнести стройматериалы в виде белков, жиров, углеводов, витаминов и минералов,  в бренное тело, но и улучшить настроение, удовлетворить эстетические экспектации. Лучше академика Павлова и не скажешь: «…Нормальная и полезная еда есть еда с аппетитом, еда с наслаждением». Обратите внимание, это говорит не отпетый эпикуреец, а физиолог, посвятивший жизнь изучению питания, скорее, с точки зрения алгебры, нежели гармонии. Труды великого соотечественника по физиологии пищеварения, как ни странно, легли в основу созданной венским профессором Фрейдом, научной теории неврозов, хотя оба эти гения были знакомы друг с другом лишь заочно.

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Всевышний – это комедиант, чья публика боится смеяться».
    Генри Луис Менкен
    Реклама