Тег "детство"

Ты, токсичное детство мое…

Альберту Тютину, другу, ученику, соратнику и самому продажному из психологов, посвящаю…

Эпатаж-эпатажем, конечно, но чувства меры никто не отменял. Пока я фотографировал на свою «ежевику» сей рекламно-завлекательный опусичек, ко мне вышел хозяин писчебумажной лавки и приветливо поинтересовался:

— Нравится?

— Не то слово, шеф! Никак не ожидал в маленьком провинциальном городке встретить такое воплощение рекламной креативности, — ответил я, подлизываясь.

— Нам с женой тоже нравится! — радостно воскликнул канцелярист-торгаш.

— У вас свои дети есть?

— Пока нет, вот на ноги встанем, тогда обзаведемся…- улыбнулся он.

«Никогда вы на них не встанете»- сказал я про себя, и откланялся.  «И еще…- подумал я, — что же за молочко было в сиськах у ваших бедных мамаш, если такое творчество местных дизайнеров вам по вкусу»?

Наверное их мамы работали на производстве ракетного топлива…

За детство токсичное наше, спасибо, родная страна!

 




Исповедь душеприказчика.

Собиратель

Читали «Идиота» Достоевского? Может кино видели с Евгением Мироновым? Не любите Достоевского? Да, любить его трудно. Мне трудно. Эф Эм (не путать с FM) удивляет. Поражает. Опрокидывает. Навзничь. Он — единственный писатель на всем белом свете, чьи персонажи абсолютно уникальны. В том смысле, что таковых типажей не может быть на самом деле. Таких людей нет. Если б они были, то оказались бы нежизнеспособными. Его «мышкины» и «настасьи филипповны», тем не менее будоражат. Взъерошивают. Меня, по-крайней мере. Чем? Мечутся. Страстны. Изумлены до предела. Устремляются из крайности в крайность. От одного полюса к другому. От сокровеннейшей наполненностью жизнью до тупости небытия. Таким, возможно, был только сам Федор Михалыч. Говорят, что таким. Потому так убедителен, претворившись в Лебедеве, Свидригайлове, Рас-коль-ни-ко-ве и Фердыщенко.

В «Идиоте» в салоне Настасьи Филипповны было предложено поиграть в одну сомнительного свойства игру. А именно: рассказывать, по очереди, искренне и без утайки, случаи из жизни, за которые действительно стыдно. Стыдно так, что, наверное, никогда невозможно простить себя за содеянное. Помирать будешь, а и то стыдно станет, что был в биографии сей акт богопротивный. И не можно за него вымолить никакого снисхождения. Лишь на очередном заседании Страшного Суда вынесут  окончательный вердикт. Чистилище неподкупно, не коррумпировано. Ни слезы, ни деньги не «работают». Лишь, слышал, покаяние, метанойя. Но с метанойей у нас всех проблема.

К чему это я? Догадались? Да-да-да… Я тоже хочу предложить вам сыграть. По очереди. Может станет чуть-чуть легче. Не надейтесь на катарсис! Его не будет. Просто уменьшится чувство изолирующего стыда, оно самое едкое. Поделитесь. Может создаться уменьшающая тяготу общность по принципу: «Нас много, и имя нам — легион». Журнал мой не станут читать праведники. Писанина моя для сильно грешных грешников. Но мы — тоже люди.  Напишите мне в личку, ну, если не очень уверены в художественности своего слога. Отредактируем-с. Можете писать о проступке своем в комментариях. Не может просто быть, чтоб за всю жизнь вы не совершили ни одной мерзости. Я совершал. И не единожды. Поэтому начну с себя. Это справедливо. Личным, так сказать, примером. Да-с.

Читать далее…




Колыбельная пятая. «Черный квадрат».

царь жизниНадо же обладать таким самомнением, чтобы, забравшись столь высоко, выглядеть так невозмутимо. Допускаю, что это плохая подделка под «ультрафиолетовость». Мнить себя сидящим на троне. Но это не трон. Это – эволюционная пирамида. Вершина пирамиды впивается Человеку разумному в самый анус. Зуд ануса пробуждает тревогу. Анальное беспокойство конвертируется в паранойю, шизофрению, то есть. Шизофрения, доведенная галлюцинациями и бредом до крайней степени дистрофии, заканчивается манией величия. Потеряв связь с природой, как снаружи, так и внутри, Прямоходящий ищет связей с Высшими Сферами. Когда Сферы не отвечают, а они, как известно, не склонны к дискуссиям, разговаривает Сам с Собой, полагая диалог с Создателем.

Под пирамидой разумеется история одушевленного сущего в шкурках, коже, чешуе, хитине и перьях, названного Им «меньшими братьями», что действительности не соответствует. Они бегали, летали, ползали и пресмыкались задолго до Его появления. Это Он – их младший братик, но так не считает, ибо тяжко болен много миллионов лет манией величия. Примерно столько же старшие по рождению в этой безграничной семье ощущают свою второ-третьесортность. Сказать не могут, мычат, каркают, ревут.

Все прочие твари, будто бы созданы с намерением тешить Его взор, идти к Нему в пасть, заполнять Его желудок, не дать ему замерзнуть на студеном ветру. Натерпелись за много лет сосуществования на одной планете! Ему претит общность со старшими родственниками, он себя им противопоставляет. Однажды на сие заблуждение Ему намекнул один незаурядный англичанин. Какое счастье, что Инквизиция тогда, уж, приказала долго жить! Ограничились травлей в прессе. С гелиоцентристами, выселившими Его из центра Вселенной, в захудалый спальный район, обошелся круче. Пытал огнем, душил, приковывал, топил. Требовал Своего возвращения в центр мироздания. Ученые выстояли. Живет нынче на космических задворках. На съемной планете. Без «джакузи». Руки, скрещены на груди. Подбородок выше линии горизонта. Откуда эта царственная небрежность взгляда?

Конечно, Его мнимое первенство и исключительность будут иметь смысл лишь до тех пор, пока Всевышний и Гея не создадут что-нибудь посвежее и поумнее, например Homo Sapientissimus (прежний, ну, тот, неудачненький, помнится, был просто «sapiens»). Новорожденный, надеюсь, будет к Предыдущему более толерантен. Как мы – к неандертальцу, питекантропу, или… соседской морской свинке, которую так назвал, тот же, Чел Разумный, хотя она и моря-то не нюхивала…

Геноцид ныне здравствующего на земле Самого Высшего Млекопитающего, что еще хуже, и не в меньшей степени, распространяется на внутривидовом уровне. Не будем углубляться в межрасовые, религиозно-конфессиональные и половые его разновидности. Не в этом цель моя. Хотя, не могу не напомнить очевидного. Любая форма превосходства одного над другим, зиждется, как известно, на неполноценности пытающегося доминировать, реальной или субъективной.

Поговорим-ка лучше о той форме геноцида, которым зрелые представители этого вида не гнушаются в отношении собственного потомства. Здесь нет прямого насилия, как в отношении, скажем детенышей бельков, или,  нерожденных барашков, что извлекаются из овечьего материнского чрева задолго до естестественного «вылупливания», для получения каракуля с очень нежным мехом и блестящими мелкими кудряшками. В отношении детей практикуется самая утонченная форма садизма с «человеческим лицом». «Рахат-лукум с цианистым калием», — как сказал один киногерой.

Но…достаточно мэтафор и аллегорий. Не басни пишем. Да и живем, говорят, свободной стране.

техноребенокЛучшее название этому издевательству над будущим планеты дал забавный итальянский старичок Менегетти.. «Аффективная привилегированность в детстве». Так оно звучит. Перевод с итальянского, на наш, тоже звучит вполне приемлемо. «Все лучшее – детям»! Это почему же им – лучшее? Да кто они такие, что им все лучшее? Они, собственно, ничего из себя пока еще не представляют. Ну, маленькие. Ну, хорошенькие-пригоженькие. Ну, наши. И что?

Я вспоминаю одну красивую, умную молодую даму, которая потеряла своего первенца спустя три дня после его появления. Чертовски жаль! Нет, ребята, я все понимаю. Она ждала, она готовилась, она мечтала, пеленки-распашонки в ассортименте приобретала. Организм ее перестроился, чтоб матерью быть, кормить его грудью. Но случилс-ся вот такой казус, под названием « синдром гиалиновых мембран». Легкие у младенца плохо были приспособлены к дыханию. Что-то во время формирования его крошечного тела, напутали, обычно внимательные, ангелы-сборщики небесного конвейера. Вот и родился он таким неудачным . Очень она его оплакивала. Нормально. Время шло-шло, а печаль ее так и не проходила. Ввалилась эта милая женщина в тяжеленную депрессию. Могилку ежедневно посещала. На могилке той, памятник соорудили дорогой. Себя винила ежечасно в том, что не смогла здорового мальчугана в животике своем выносить. Мечтала умереть. И так вот пять (!) лет. После чего, совсем измаявшись, подалась в протестантство. Я даже не знаю, что лучше? Стала глубоко религиозной женщиной. Молилась, молилась, молилась. Абсолютно вылетела из реального мира.

Окружение считало ее, чуть ли не святой! «Смотрите, — говорили, — как она убивается по собственному чаду. Вот какая сильная материнская любовь». Протестантские священники объявили ее образцом подражания и смирения.

Читать далее…




Вы оставили свои «пальчики»…

«Незнание своего часа делает нас

практически бессмертными».

Станислав Лем «Солярис».

Наскальный рисунок эпохи неолита.Прежде.

Открывается утро. Оставляя моментально растворяющиеся теплые следы стоп, я пробегаю босиком по студеному ламинату коридора. Включаю бабушку «Ровенту», брюхатую, несмотря на преклонные года, кофе и водой с вечера. Машина, спросонья, сперва тормознув, отрыжисто фыркает, чуть оживает, переходя к своим прямым функциональным обязанностям с нарочитым нежеланием. Терпеливо промыв под давлением кипятком резервуар, с мелко расчлененными,  высушенными и поджаренными бедным колумбийцем ягодками «арабики», выдает «на гора» чашку ядреного душистого пойла с пенкой, призванного оживить меня, промыв, резервуар со слежавшиеся за ночь мыслями, фантазиями, чувствами и инстинктами. Да, и инстинктами . Глоток…горячо!..еще один…хра-ашо-о. Бросаю булку в тостер. Терпеливо жду, чтоб не «прощелкать» момент, когда хлебные эллипсы, доведенные в паутинищах его раскаленных спиралей до ожогов первой степени, будут пружинисто низвергнуты в кухонный микрокосм. Лечим хлебные ожоги толикой маслянистого расползающегося медку. Пористая заскорузлая поверхность благодарно впитывает в себя целебный липовый елей. Откусываю. Хр-руст! Еще глоток кофе. Вот теперь: «Доброе утро всем. Жизнь – это «да-а».

Теперь.

Тот же коридор. Та же полусекундная испарина стоп на, в общем-то, безразличном коридорном полу. Бегу к юному, еще пахнущему немецким заводом семнадцатидюймовому «сименсу»-другану. Та-ак. Наконец позывные виндоуз: «там-та-ра-та-та-а-ам. Я в Сети. Захожу в блог. У, как наследили. Сколько отпечатков ног и лап! Маленьких, больших, плоскостопых, изящных! Птичьих, тигриных, человечьих, мастодонтовых.

Голливуд. Аллея славы. Читать далее…




КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ ДАВИДА. Предисловие к первому изданию.

Всем еще не родившимся посвящается.

meЭту книгу я написал пару лет назад.   Она о детях. Мотив? Мне очень хочется защитить их. От родителей, и матерей, в-частности. Несмотря на это, с детьми работаю в виде исключения. Почему? Не потому что не люблю. Потому, что за ребенка платит взрослый. И златящий длань мою, полагает, что за эти деньги он вправе диктовать мне, какого ребенка ему нужно сварганить. Где будем талию делать? Посоветовали бы хирургу, где разрезик сделать при аппендэктомии. Были бы посланы. Далеко-о-онечко. Мне посылать не с руки. Я должен быть образцом терпимости и средоточием нейтрального спокойствия – последняя надежда наладить контакт.

Работая с малышами, я не устаю. Они славные. Главная причина утомления — их parentes. Каждый ребенок — наиндивидуальнейшая из индивидуальностей, готов остаться самим собой, хотя себе этого не формулирует. Но мамы-папы-бабушки-дедушки, кажется, навечно застыли в гомерических позах. Творят зло по неведению. Не разбираются в себе. Несчастны. Пытаются воспитывать не только детей, а и друг-друга. Иногда артачатся. Попав в очевидный капкан собственных заблуждений, склизко выкручиваются. При этом учат жизни (!). Меня?

Диалога чаще не бывает. Только монолог. Их монолог. Из дешевой пьески. В исполнении второго состава актеров провинциального театра. Психотерапевтический сеанс является цивильным эквивалентом исповеди. Так? Так вот, исповеди тоже не бывает, бывает проповедь. Их проповедь. Не подразумевающая никаких возражений. Принимайте безоговорочно. Как у Пушкина: «Примите исповедь мою…». Исповедь не принимается, она просто выслушивается (Онегин ошибся?). Не бывает ни раскаяния, ни покаяния. Бывает формализованное: «Мы что-то делали неправильно, мы виноваты, мы понимаем». Это произносится весьма громко, демонстративно, непрочувствованно, интонационно монотонно. Опереточный балаганчик! «Мулен Руж» нижнетагильского розливу. Там,  со сполохами розовыми, с блесточками-звездочками. Думаете, диалога нет только со мной? Ни друг с другом, ни с ребенком. «Он еще маленький, ничего не понимает».

Дети отлично разбираются в свободе. Люди, произведшие их на свет, попризабыли, что ли «это сладкое слово»? Или, почему они насаждают в семьях и в головах детей абсолютно тюремный «стрикт реджим»? Из юных мозгов останки «матросской тишины» извлекаются легко и не травматично. Взрослый же вовсе не согласен расставаться с ролью тюремного пахана, осуществляющего, бля, посредническую функцию меж зеками (дети) и вертухаями (система). Я всегда злюсь. Злость утомляет, как известно. Опускаются руки. После общения с такими взрослыми, мне хочется плакать, как ребенку. Как будто я – их ребенок, а они – мои родители. В башке иногда, правда, проносятся строки Маяковского «Я волком бы выгрыз бюрократизм», в исполнении хриплого, с трещиной, голосом Высоцкого. Да-да, многие взрослые относятся к своим чадам, как бюрократы. Но, если с тюремным паханом еще можно договориться, то с роботом-бюрократом в переговоры вступать опасно – может быть только хуже.

baby

Читать далее…




Страшней ребенка зверя нету.

1 июня — День защиты детей от взрослых? Или наоборот?

«Любите поучаствовать?» — спросили меня. «Люблю, — ответил я, — а в чем, участвовать-то?» «В обсуждении проблемы детской жестокости в школе», — отвечают. «А разве есть такая проблема»? — поинтересовался я. А дело тут вот в чем. Мой блог «крышует» контора «NewBlogStars». Нет, они не ограничивают ни моей, ни чьей свободы, просто иногда ненавязчиво просят в чем-нибудь поучаствовать. В групповых дискуссиях, например.

Дают мне ссылочку. Соскальзываю по ней. Ссылочка – она, как гололед! Попадаю на блог одной милой, судя по текстам, очень не глупой дамы, спортивного тренера, по имени Юлия Рысь. Больше всего мне нравится ее  вкрадчивая и хищная фамилия. Я тоже хотел бы такую. Серьезно. Мое название мне любо, но это – лучше. Представляете, меня бы звали Гриша Рысь. Публика валом бы валила на мои семинары! С такой фамилией я бы в момент разбогател. Ну, ладно, это к делу не относится.

Так вот, эта Юлия Р-р-рр в одном из своих постов затеяла разговор о том, «откуда берется в чистых детских душах такая необузданная жестокость»? Что ее, спортивного тренера, и видимо, неплохого, заставило заняться этой темой, напрямую к спорту  не относящейся? Ей вторит еще одна милая, но очень тревожная дама — Наталья Вилюма на своем блоге.

Это детские души-то чистые? Может, скажете еще, что они — херувимы во плоти?

Юлинька, откуда в вашей умной головке явились такие банальности? С какого дуба вы рухнули? Думаю,  мы оба упали с одного и того же дуба.  Раз мы оба страдаем графоманией (хотя, страдают от нее, скорее, окружающие), то, наверное, с дуба, который у Лукоморья? С цепью,  и вальяжно, туда-сюда шатающейся дрессированной киской-интеллектуалкой в золотой оправе от «Prada»? Вы на нее похожи? Если да, то заменим пушкинского умника-кота на рысь. «И днем и ночью рысь ученый»… Без обид?

Хотите правду? Не пожалеете, что затеяли эту бодягу? Сейчас я все вам объясню. Рысцой!

Сначала я прокомментировал текст Рыси в ее блоге.

Здравствуйте, Юлия. Меня очень затронула Ваша публикация. Я психотерапевт с 20-летним стажем, но с подростками работать избегаю. Скажу больше – я их боюсь. Они все чрезвычайно агрессивны, кто-то конструктивно, кто-то разрушительно. Это существа, что должны убить в себе ребенка. Порой эта “убийственная” энергия направляется на ближнего. Криминальные таблоиды пестрят сообщениями о подростковых преступлениях, отличающихся феноменальной жестокостью. Спорт – действительно замечательная штуковина, но высокий уровень враждебности у подростка – это проблема его родителей, явная или скрытая болезнь семьи. Как правило, такая деликвентность подросткового поведения и неспособность направить агрессию в социально благоприятное русло, встречается у детей, так или иначе, отвергаемых родителями. Способы этого отвержения различные.Маме и папе даже не обязательно для этого валяться под забором. Поэтому, для решения проблемы в каждом конкретном случае, необходимо “лечить” родителей. У раннего, еще неиспорченного Задорнова была замечательная фраза: “Задачей Перестройки является воспитание здорового поколения от больных родителей, причем силами самих же больных родителей”. Я в свое время опубликовал на своем блоге несколько постов, посвященных проблемам садо-мазохизма и деструктивной агрессии.

Дама ответила мне что-то вроде, вы психологи, вам видней, мы-де оксфордов не кончали.  Я решился на подробное объяснение своей позиции.

Сальвадор ДалиЯ считаю совершенно адекватными проявления детского гангстеризма в школе, в детском саду, в яслях,  при сосании титьки. Как раз, когда юные гуманоиды ведут себя тихо, спокойно, вежливы и учтивы, улыбчивы и внешне дружелюбны – именно это должно настораживать и приводить к полной мобилизации взрослых. Эта «трубка мира» означает, что скудоумные приматы просто затаились, просто вынашивают зловещие планы, снижают нашу бдительность, чтобы напасть и ударить дубиной сзади, без предупреждения, без «подписания протокола о намерениях» в самый неподходящий момент.

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Я не диктатор. Просто у меня такое выражение лица».
    Аугусто Пиночет
    Реклама