Тег "анорексия"

Главы трактата «АНОРЕКСИЯ».

Одно местное мужицкое глянцевое издание попросило меня написать статью (дорого) о чем-нибудь необычном. Это предложение характеризует «глянец», как культуральную тенденцию, склонную к эволюции. Я взял одну из глав моего, написанного еще в младые лета, фундаментального трехтомника «Анорексия»и предложил к публикации. Редактор почитала и опубликовала. Как приятно, что в «глянце» народ теперь может почитать реальные истории о реальных людях. Отфотошопленные боги и богини как-то поднадоели.

ИСТОРИЯ БРЭДА МАККАЛИСТЕРА, КОТОРЫЙ  ЕДВА НЕ УМЕР ОТ ЖЕНСКОЙ БОЛЕЗНИ.

Чисто мужская история (men only).

Старина Дублин  отлично сохранился, несмотря на преклонные лета свои.  Мудрый седой  кельт, нарочито строгий.  Полис-загадка с  интригующей сумасшедшинкой,  консервативный и томно молодящийся, в унисон всем  городам севера Европы.  Уютный и милый, как кот-мурлыка. Торжественно-пафосный, схожий с гигантским церковным  органом.    Особо занятен  в сумерки. Отсутствие истеричной рекламы на кирпичных фасадах, похожих на огромную  русскую печь.  Раздражающая, поначалу, неторопливость  жителей. Хотя… суетливость людская, скорее – отзвук простоватости, которая, как известно – хуже воровства. Даже меланхоличные полисмены — «себе на уме». Всё в Дублине «не слишком».

Ирландцы  говорят по-английски. Это удобно. Если вы мало-мальски способны на нем изъясниться.  Ни гэльский, ни ирландский не усладит слух ваш более, разве что в бесконечных балладах  Enya.  Отсутствие родного наречия  не мало не смущает  аборигенов. Подумаешь, язык потеряли! Как это в «Фаусте»? «Идет прогресс, а с ним меняется и бес»! Традиции  могут вполне себе, существовать  и без языка. Английский – практичнее. По приезде расскажу об этом знакомым удмуртам, что иногда, меж собой,  разговаривают на отнюдь не целомудренном суржике,  смеси их родного, и моего. Веселящего коктейля из кумышки и «смирновки».

Поддержанию национальной идентичности ирландцев дополнительно способствует активное, но с достоинством,  потребление виски. «Вода жизни», так переводится  с древнегэльского — «ушьке бэа». Напиток сей – история и культура Ирландии. Именно им  мы и заканчиваем  программу моего неофициального визита в страну трилистника. Мы – это я и Брэд,  мой ирландский кореш,  изумительнейший собутыльник, между прочим. Душевный drink-friend, порой, не меньшая удача, чем добрая спутница жизни.

— Еще один вариант… — говорит Брэд.

— Мне уже хватит, – произношу я нараспев, англицкое «инаф-ф-ф-фф».

— Не рассуждай, док,  пей! Это самое улетное пойло в мире!  Если ты  этого не прочувствовал – ты не был в Ирландии, – Брэд ставит на барную стойку два стакана. Один «олд фэшн»,  на треть наполненный бурбоном  цвета сентябрьских сумерек. Во втором же  — густым холодным мраком  манит   «Гинесс», правильно взболтанный, откупоренный и налитой. Поверх пива, как кольцо Сатурна кремовеют те самые, знаменитые жемчужные пивные «сливки». Иду на поводу: обидно, побывав в Ирландии, так и не побывать в ней.

— Брэ-эд, — умоляю я, — мне завтра лететь домой, и я знаю, что бывает после «ерша»….

— Вот и славно-о, — злорадствует Бред, —  опрокинул — и  отлетаешь безо всякого «Боинга»!

Его fly away звучит, как наше «перышко в зад – и попутного ветра»!

Господи, как по-английски «ёрш»? Забыл! Я путано, с помощью жестов и ассоциаций объясняю ирландскому товарищу, отчего  именем колючей мелкой  рыбешки русские величают ударную смесь  водки с пивом.   Объясняю, что значит  «деньги на ветер», и отчего «ёрш» действительно оптимальная инвестиция. Особенно во времена кризиса. От него Ирландию, скосило одной из первых.

Знакомлю потомка кельтов с отечественным алкогольным фольклором. Над чем-то он смеётся, что-то призывает уточнить. Его северная ментальность не находит ничего забавного  в российских   мантрах, вроде «быть давным-давно пора, между ножками стола», или «что-то ветер дует в спину – не пора ли к магазину»…

— Это не корректно… — возражает он.

— Не корректно — что?

— Не корректно, Грэгори, сравнивать русский «ёрш» и наш национальный коктейль.

Читать далее…




Главы из трактата «АНОРЕКСИЯ». О пользе нарушения врачебной тайны.

 

«Оно» с покорностью проследовало в мой знаменитый кабинет. Село на краешек дивана.Нет, ребята, смотреть на это было решительно невозможно. И снова почувствовал я себя свинцововеким Вием.

Часть третья.

Начало ч.1 и ч.2. Подкаст «Тревожных симптомов нет»!

КапустаСами понимаете,  вопрос «хауаю», даже на безупречном английском,  был бы  явно неуместен.  На это, конкретное «хауаю» ответить можно было только «хуёво».   Дела были –  просто дрянь!  Чтобы как-то начать, я задал  довольно нейтральный вопрос:

— Чем-м-м…могу?

— Вот…пришла, — почти шепотом прохрипела Танюшка, и открыла мне ладони, как  в сложных королевских ситуациях  проделывала Елизавета Английская Первая.

Я  проникся жалостию к этой несчастной. Чуть не заплакал. Нет. Про себя   заплакал, но снаружи этого не выказал. Мысленно  долдонил   охранную мантру (чур, меня!), которая   помогала неважнецки: «Ар-хе-оп-те-рикс… Ар-хе-оп-те-рикс… Ар-хе-оп-те-рикс». Несмотря на заклинания, птица вырвалась из своего каменного тысячеленего заточенья, обросла плотью, оперилась, и перестала быть тотемным существом. Шумно взмахнув гигантскими  крылами,  взмыла в небо, прокричав мне что-то  на прощание археоптеричье. Да, недооценил я Танюшу. Она понимала, куда и к кому пришла, и, как человечек, находящийся на  грани вымирания, почуяла во мне шанс на спасение.

Сканировала меня.  Нашла ахиллесовы пяточки. Их, у меня, к сожалению больше, чем две. Пятки  не заскорузлые, не запущенные. Знакомые с педикюром. Не в смысле лака на ноготках. Вот еще, что я – метросексуал? А  в смысле общего ухода за кожею стоп, и пятками, в частности. «Педис», кстати, по латински – стопа, но к педикулёзу отношения также не имеет. Стопу от пениса отделяет всего одна буква!  Через пятки Таня и внедрилась в меня.  Признала во мне Спасителя, мозги коего можно эксплоатировать и иметь.  Не бесплатно.  Но в особо извращенной форме — через пяточки.

Рассказала, что побывала и у того специалиста, и у другого-пятого…и  получила от ворот поворот. В психушку на искусственное вскармливание – пжалста. А так, чтоб у психотерапевта, на кушеточке, или фэйс-ту-фэйс – никто не хотел рисковать и разводить подле себя кладбище. Если доктору хочется одновременно быть и эскулапом, и  кладбищенским надзирателем – это в кардиологи или онкологи – там больные мрут, как мухи.  У психотерапевтов – покойник – скорее исключение, чем правило. Отпетые оптимисты вообще идут в физиотерапевты.

Историю своих похождений по докторам она убедительно перемежала слезами с тушевыми разводами, икотой, всхлипываниями. Она пыхтела, сопела, и тихой сапой отвоевала себе местечко в моем безразмерном сердце.

— А у Ольги Алексевны были?

— Была!

— А у Ольги Александровны?

— Отказала…

— Александр Геннадьевич?

— Не принял…

Я назвал еще несколько выдающихся  имен  несуществующих коллег, умерших в том числе. Таня и у них побывала. Мертвые, оказывается, не только сраму не имут,  но, вполне себе, способны отказывать истерикам в помощи.

Сообщество местной психотерапевтической братии вынесло однозначный вердикт: «Покойник». С этим трудно было не согласиться. С этим нужно было согласиться. Необходимо. Но кто-то, скорее всего, беси, зудели мне на левое ушко: «А ты попробуй….рискни…ты – лучший…ты смелый…а?  Слабо? Слабо-о»!

Шарики

Читать далее…




Главы из трактата «Анорексия». О пользе нарушения врачебной тайны.

«Ах, Таня, Таня, Танечка,
 С ней случай был такой:
 Служила наша Танечка,
 В столовой заводской.
 Работница питания,
 Приставлена к борщам.
 На Танечку внимания
 Никто не обращал!
 Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,
 Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла.
 Представьте себе,
 Представьте себе!
 Никто не обращал»...

 

 (Песня из к/ф Э.Рязанова
«Карнавальная ночь»).

 Часть вторая.

До того, как приступить к чтению, я рекомендовал бы тебе, о, уважаемый читатель, освежить в памяти то, что я прежде писал и говорил по этому вопросу.

Прежде никогда  не видел я  аноректиков живьем. До знакомства с нею. С героиней моего повествования. С Та-анечкой.  Зрил, правда, много лет назад  девушку, «прикорнувшую» в гробу именно от сей болезни. Случилось это в эпоху гробокопательной службы моей на Хохряковском кладбище Ижевска.

УродинаТо, что покоилось в кукольном, цвета «барби»,  гробике, никак не тянуло на гордое,  фаллическое,  звание трупа. Нечто среднее, меж мощами, что видел   мельком в  Киево-Пещере, и тщедушными тельцами пришельцев, что периодически потрошат на РЕН-ТВ. Телекомпания с её злобными передачами об инопланетянах,  конце света и прочими ужимками средневековых схоластов,  явно тем пытается  замаскировать свою явно антипутинскую сратегию. Вспомнил также, как  восьмилеточкой  с мамой был в Эрмитаже. Зал Древнего Египта. Фараончик, которого разбинтовали, а, обратно «упаковать» не смогли. Он лежал, «голый», черненький, на всеобщем обозрении. Я испугался. Фараон мне снился ночью.

Читать далее…




Убийца юных дев.

 

 

Анорексия.Теперь  я назойливо предлагаю вам меня не только почитать, но и послушать. То, что вы станете (или не станете) слушать называется подкастом. Имя подкаста «Тревожных симптомов нет». Надеюсь, это будет цикл интернет-трасляций на тему, обратную имени подкаста. Сегодня  бубликуется первая передача. Чуть не написал «пидарача»! Посвящена она анорексии — болезни, похожей на страшного полоумного маньяка. Я уже начинал эту тему как-то. Теперь — продолжу. Кроме меня, егозливого эксгибициониста, к  радиошоу примкнула одна, меж прочим, достойная особа, госпожа Осколкова. Она — известный в городе психотерапевт. Я — как Собакевич — всех ругаю и считаю подлецами. Если кого — хвалю, значит — человек, действительно достойный.  В отличие от меня, видевшего, максимум, трех-четырех аноректиков за свою профессиональную жизнь, Светлана «пасла» бедных истощенных девок десятками, если не сотнями. Она, Осколкова, опытный анорексовед,  анорексолог, анорексолист и, к тому же — анорексург,   и может рассказать то, что вы нигде больше не узнаете. Натура она увлеченная, глубокинькая,  и не такая циничная, как я. Желаю вам приятного прослушивания.

Чтоб услышать нашу дискуссию об этой плохо изученной и еще хуже лечащейся хвори, можете пройти сюда:«Тревожных симптомов нет»- 1.




ГЛАВЫ ТРАКТАТА «АНОРЕКСИЯ». О пользе нарушения врачебной тайны.

«Ах, Таня, Таня, Танечка,
 С ней случай был такой:
 Служила наша Танечка,
 В столовой заводской.
 Работница питания,
 Приставлена к борщам.
 На Танечку внимания
 Никто не обращал!
 Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,
 Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла.
 Представьте себе,
 Представьте себе!
 Никто не обращал»...

(Песня из к/ф Э.Рязанова
«Карнавальная ночь»).

Думай!По-настоящему эта болезнь называется «истерической, или нервной анорексией», но и болезни-то, в действительности, никакой нет. Есть синдром анорексии, то есть комплекс симптомов, что встречается при различных состояниях. Сказать, что «анорексия» — это болезнь, все равно, что назвать болезнью головную боль,  запор, или состояние временной тупости, которое вы испытываете, когда неожиданно жена лучшего друга признается вам в своих глубоких чувствах.  Как вам? «Я на больничном с запором». Запор или головокружение может встречаться при тысяче болезней. Расстройства стулоиспускания, например, встречаются и при депрессии, и при отравлении, и при микробном поражении кишок, а иногда даже при беременности. Никто не гарантирован от треклятого запора. С поносом, как-то, еще со времен Гиппократа,  разобрались будто бы. На скорой помощи, в первые дни, я, получив путевку на очередной вызов, каждый раз забегал в холобуду старшего врача смены, чтоб узнать, что делать в такой-то и такой-то ситуации. Дают мне бумагу, а на ней написано: повод к вызову — «понос». Я — к боссу. Он мне: «Как,  что делать при поносе? Красный фонарь, конечно, захватить». Делаю удивленное лицо: «Это с какой целью? — вопрошаю. А Владимир Ильич мне с серьезной такой миной: «Как же, — говорит, — даже поезд на красный свет останавливается, не то, что какой-нибудь несчастный понос»! И дико заливается неподдельной веселостью. Не над собственной остротой гогочет, над  растерзанным видом юного недоучки. Не английский юмор. Плосковатый, понимаю, но народ на «скорой» работает грубый, пехота. Запор — слово-то какое! Кто-то «запер» вашу кишку на замок «с секретом», и хоть тресни! — ничего не выходит. «Не выходит, Данила-мастер, цветок каменный»?

Основным симптомом анорексии является рвота, которую сам больной вызывает после приступа обжорства. Пополнеть боится. Панически. Навязчиво. Термин «нервная» тоже не должен позволять нам юродствовать. Так считается, что если «нервное» — то это ничего серьезного. Ага! Как бы не так.

Да от нервной анорексии, возможно, людей в мире больше погибает, чем от самого СПИДа. Хоть СПИД и не нервный, он от глупости. Но СПИД у нас любят. СПИДозные центры и ассоциации всякие плодят, обильно финансируют исследования и лечение. Хотя зачем лечить глупого? Может, если глупого не лечить, то и СПИДа не станет? Чего деньги вхолостую переводить? И руководители государства все об иммунодефиците, в основном, вещают. И ни одного выступления, посвященного судьбам истощенных девиц, чье изможденное блевом тело, прости господи, навевает больше  тему концентрационного лагеря.  О СПИДе президенты и премьеры судачат с утра до вечера, про анорексию — тихо! А если бы всем миром, взявшись за руки, да, на борьбу с этой напастью! Возможно б и одолели. Если когда-нибудь буду баллотироваться в президенты, то первейшим пунктом моей предвыборной программы будет: «Все на борьбу с анорексией»!

Наверное, анорексия не так интересна, как СПИД, оттого, и молва идет, будто болеют ею девицы молодые и избалованные. Что это — удел моделей и кинозвезд. Что среди простого люда, рабочих и крестьян она будто бы не встречается. Встречается. Еще как встречается!

Двое.

Читать далее…




ГЛАВЫ ТРАКТАТА «АНОРЕКСИЯ».* Палач на кухне (вместо пролога).

«Грустно жить на этом свете,
В нем отсутствует уют,
Рано утром на рассвете,
Волки зайчиков грызут».

В старом советском мультике про Кота-рыболова, волк,  голосом Эраста Гарина, так артикулирует свою любовь к рыбоедению: «Козы, да овцы, козлы, да бараны; жирные они, мне бы, понимаешь, чего-нибудь постненького»!

КаннибализмМой добрейший сосед по даче, пенсионер Женя, заядлый, почти профессиональный рыбак, позвонил и предложил свежепойманную щуку. Щуку! Я не большой ценитель пресноводных обитателей — морские мне нравятся больше. Но щука — есть щука! Древнейшая, в прямом и переносном смысле, жрица отечественных прудов и озер. Она — матриарх русского стола. Героиня эпоса. В ней, и это для меня определяющее — мало костей. «Тащи, — говорю,- свою рыбину»! Часа через два щука привезена была ко мне домой в огромном пластиковом пакете. Весом она тянула кило на два. Не взглянув на трупик, закинул его сразу в холодильник. Были какие-то дела, какая-то канитель, суета. Разборки с рыбкой отложил до вечера.

Конец дня. Меня перестали тискать. Как у «Битлов» — «хард дэй найт». Телефоны преданы анафеме. С Интернетом — развод до завтра. Кнопка домофона низвергнута в «офф». Открываю серебристую дверцу рефрижератора. Внутри — пряно-болотно-тинный запашок щучки. Пакет в руках. Или мне с устатку померещилось? Как будто внутри что-то встрепенулось. Не у меня внутри! В пакете.

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Я всегда очень дружески отношусь к тем, кто мне безразличен».
    Оскар Уайльд
    Реклама