Тег "агрессия"

Любовь до гроба.

Название поста происходит, если помните, из детсадовского слогана: «Любовь до гроба — дураки оба»! Воистину, детская «феня», как подвариант субкультуры более точно заценивает понятие «вечной любви», чем все поэты и писатели со дня сотворения мира. Действительно, любовь — форева, это идиотизм, требующий тщательнейшего обследования и лечения таких несчастных. Вечная любовь — разновидность психопатологии, которую прежде принимали за высочайшую добродетель. Стремились к ней, поклонялись. Несоответствие лебединому синдрому казалось явным грехом.

Чтец

Как я пропустил этот фильм? «Чтец» («Reader»). Очень хороший фильм. Навевающий. Обескураживающий. О нем хочется поговорить с кем-нибудь умным. Почему бы не с вами? Меня давно, уж, волнует вопрос, в какой степени люди, с которыми я общаюсь, дружу, сплю и пью, «перепрограммируют» меня. Насколько они своими комплексами участвуют в моей судьбе. Ну, мама с папой, понятно. Их не выбирают. Нравятся — не нравятся. Какие не есть, а все ж родня! А остальные «другие»? Каков регистр моей  свободы и в какой мере мои комплексы заставляют меня пить, спать-есть, дружить-общаться именно с этими «другими»?

Чтец




МАТ, КАК ПРЕДЧУВСТВИЕ…

Часть первая. Как без мата?

Если вас заинтересовал выше расположенный вопрос, но лень читать мои  эгоцентрические  вирши, отвечаю сразу – никак! У меня никак не получается! Я знаю, что ругаться матом в количестве, заведенном у меня – пошло-с, дурно, судари мои.

Служба моя, знаете, какая, нервная. А тут – лето. Уж много лет я летом не тружусь. Три с половиной месяца сачкую. На даче. Впрочем, дача – это громко сказано. Домишко деревянный, не крикливый, 1947 года постройки на бережку местного прудца. Нет, электричество, биотуалет голландский имеется. И книжечку почитать вечером, и покакать с комфортом – это пожалуйте. Печурка дровяная на случай холода. Помыться – в пруду. Но все прочее – безо всяких, так сказать, архитектурных излишеств. Скромно, чистенько и незатейливо.

Очень люблю я свой домик. Кроме отдыха он дает мне возможность трехмесячной эго-кон-центрированности, уединенности (читать без «ё»), так необходимой даже с психогигиенической точки зрения. Минимум контактов с окружающим миром в виде людей.

Опять же – природа! 10 км от города, а какой контраст? Разительнейший! Шумные и шустрые грозовые дожди a la Tarkovsky. Теплый ветер-трепло. Купание. Восход! Знаете, какого цвета раннее летнее утро, пока солнышко из-за леса не вышло? Оно…такое…бесцветное, но вода…вода…она нервно-ртутная. Когда спросонья устремляешься в эту хладную ртуть, прям без трусов, в теле, еще от постельки тепленьком, такие турбуленсы электрические, такие энергии возбуждаются!

Шезлонг. Удобный. 1937 года выпуска. «Шезлонг», по-французски – «долгое сидение». В контексте тридцать седьмого – символично. Все равно удобный. Нынче таких не делают. В прошлом году подарили современный, китайский, из «Хольстера», так он на третий день подо мной развалился. Я чудом не травмировался. Объявить, было, хотел «Хольстеру» войну. Но без мата. Передумал потом.

Реинкарнация

Читать далее…




Колыбельная пятнадцатая. «АМЕРИКАНСКИЙ КОЛОБОК» (окончание).

Глава четвертая. Анекдоты.

(начало —http://newpsychology.info/lullaby/kolybelnaya-15.html).

Когда начались регулярные тренировки, Влад рассказал пикантный анекдот, который ему, в свою очередь, поведал двоюродный брат Борька — единственный приятель на просторах России, пятнадцатилетний оболтус и разгильдяй, просвещающий американца-салажонка в вопросах интима, русской матерщины и кое-какого Кубик Рубика.языкознания. На каком-чудном наречии братья общались — не ясно до сих пор. Борька в школе учил немецкий, получая за него двойки. Владик открыл кузену нашу страшную тайну: чем мы на самом деле занимаемся на сеансах терапии — учимся утаивать таблетки. Он даже продемонстрировал Борьке свои достижения. «Испорченный» Борька же рассказал эту funny story: на международном конкурсе по минету главный приз достался даме, собравшей во рту кубик Рубика за 15 сек. Я оценил кузеново остроумие. Этот самый Борька, хоть я и не был лично ему представлен — а он мне, вызывал глубочайшую симпатию. Даже не догадываясь о своей священной миссии, Боря помогал мне, погружая застрявшего в детстве Владика в странный взрослый мир взаимоотношения полов, делая это в весьма циничной и похабной форме. Впрочем — это единственно правильный путь погружения, не считая, конечно, способа узнать что-есть-что, через романтизм книжной патоки. Так во взрослый мир проникают, в-основном, девочки, рискуя, столкнувшись с реальностью, стать либо жертвой насильника, либо пожизненно нести на себе печать старой девы. Трудно сказать, что хуже? И то и другое не полезно для здоровья. Нынче ребятки книжек не читают — может оно и к лучшему? Борька выполнял «черную работу», никак не рискуя, в силу возраста, попасть под статью растления несовершеннолетнего. Я же в силу собственного статуса не мог позволить себе компенсировать недостаток уличного воспитания подростка.

Мальчик оказался смышленышем. Обучался молниеносно. Стал настоящим сообщником. Во время его третьего визита, почти полтора часа мы тренировались в запрятывании таблетки во рту, так, чтобы они не растворялись слюною, а тихо-мирно лежали под языком, щеками, прилеплялись бы к нёбу, до поры до времени, чтобы, когда придет эта пора, лекарства без скандала покинули бы свое теплое и влажное вместилище, улетев с потоком унитазной воды, или в форточку, или мусоропровод. Вариантов — масса. И любой из этих вариантов лучше, чем пропитывание нежного подросткового тела непотребной гадостью.

В этом вопросе, впрочем, как и в любом другом, достигнуть высот совершенства сложно. Но я же говорю, что мальчишка преуспевал. Дети (в отличие от взрослых) вообще весьма быстро научаются антисистемным штучкам: протестам, матерщине, деликвентному поведению. В качестве подопытных таблеток мы использовали глицин и всякие дурацкие поливитаминки, которым отчего-то очень верят люди.

Читать далее…




Колыбельная пятнадцатая «АМЕРИКАНСКИЙ КОЛОБОК» (продолжение).

Глава третья. Трупные яды.  (начало http://newpsychology.info/lullaby/kolybelnaya-15-2-2.html).

 

"Голова".Эббивильские  «шойгувцы» долетели до крокодильего рассадника в считанные минуты, тем более, что погода, кажется, угомонилась. Парамедики обнаружили нашего Влада в малопригодном для жизни состоянии из-за мощнейшей кровопотери. Они связались с ближайшей больницей, сообщив, что через несколько минут привезут неблагонадежного пациента с гиповолемическим шоком.

Луизианские хирурги делили всех людей на тех, кого кусали крокодилы, и тех, кто не покусан. Пока. Что делать, если в этом благословенном штате страшных тварей было едва ли не больше, чем людей.

Очередная битва между местными врачами и крокодилами продолжалась около трех с половиною часов с существенным преимуществом врачей. Им и и раньше приходилось иметь дело с последствиями крокодильих укусов. Там было все более или менее однозначно: откусил вам крокодил руку или ногу. Нет конечности. Ею полакомилось чудовище. Ушиваем культю и учимся жить без руки. Или ноги. Получаем через соцстрахование протез. Проще, когда крокодил откусывает вам голову. В этом случае напрягаться вообще излишне.  Как  булгаковского Берлиоза, надобно поскорее снести вас на кладбище: дабы своим непрезентабельным и неаппетитным видом вы не смущали б еще не кусанных. С Владом было особенно сложно. Надо было принять решение: или хирургическая ампутация (так как почти всю икроножную мышцу «отхватила рептилия»), или сложная пластика и еще ряд операций. Сосудисто-нервные образования голени сильно повреждены. Оставлять мальчишку без ноги тоже не хотелось. Рисковать его жизнью, ради сомнительного шанса сохранения конечности — тем более. Тем более, что у Влада были проблемы со страховкой…

В это время, Юля, Марина и крокодилий сторож киношно ожидали в холле хоть каких-нибудь, а лучше — хороших вестей с операционных полей. Владику Ситникову опять повезло. Несмотря на сильно нестабильную гемодинамику и остановку сердца во время операции, Священный Крокодил не забрал его в Мир Теней, оставив на земле. Вот к людям вышла строгая медсестра, и натренированным голосом спокойно произнесла, что мальчик жив и, возможно, будет жить: «He did make it”.

Читать далее…




Колыбельная пятнадцатая. «АМЕРИКАНСКИЙ КОЛОБОК»(продолжение).

Глава вторая. Собачья жизнь.

ГекторМальчишка оказался мелким, явно перекормленным дешевым фастфудом. Смахивал на замызганную плюшевую диванную подушечку. Но личико и глазки были симпатичными. На свои двенадцать он вряд ли «тянул». Лет девять, максимум десять. Сидя на бежевом полосатом диванчике в моем кабинете, он болтал ножками в желтых потертых ботинках, не доставая до полу, и, как все мои пациенты, нервно теребил веточку бамбука в кадке. О, этот несчастный бамбук! Попавший к моей прабабушке еще до октябрьского переворота и выживший, несмотря на войны и революции, последние пятнадцать лет подвергался настоящим истязаниям людьми, оказавшимися в зоне моего профессионального внимания. Большинство из них, прямо-таки, терзали бедное растение, параллельно обвиняя меня в том, что я плохо за ним ухаживаю, редко поливаю и не удобряю. Вы же понимаете, не о моем садизме говорили они, а о милейших своих отношениях с родителями в детстве. Возможно, что необходимость телесного контакта с растением, символически компенсировало потерю собственной природной идентичности, потерю связи с природой, и человеческой, в-частности. Так или иначе, бамбук много лет — мой помощник. Мы оба — держимся. Он — за меня, я — за него.

Первое, что спросил «американо», ощупывая пальчиками жертвенное растение, настоящее ли оно?

— Йес,- ответил я, — эбсолютли нэйчрэл»!

Мальчик, неважнецки говорящий по-русский, с нездоровым, отечным лицом и, безнадежно одинокий, как комбайн, оставленный ржаветь в поле под снегом пошлым алкашом-механизатором, дрожащей рукой исследуя бамбуковый ствол, утвердительно бормотнул: «Плэстик»!

— Нейчрэл!

Дабы не утомлять вас английским в кириллической транскрипции, буду писать на русском, хотя полугодовое общение с Владом происходило на странном миксе моего среднеевропейского английского, с его весьма неплохим американским, и его, худого русского, с моим, в-общем-то, весьма продвинутым. Жаль, вам не удастся насладиться теми дивными диалогами и игрою слов с комичными ситуациями, которые создает невежество языкознания. Не подумайте, я вовсе не собираюсь упрекать вас в ленности ума, скажу лишь, что это незнание — своеобразное самоограбление. Еще не поздно! Нынче каждый гопник знает английский (как же без него в Интернет?), и интеллигентнейшая публика могла бы, в этом смысле, уподобиться подрастающему поколению, совершенно не опасаясь падения короны.

Читать далее…




Колыбельная пятнадцатая «АМЕРИКАНСКИЙ КОЛОБОК».

Глава первая. Стихии.
Ветер.В тот страшный день Матушка-Погода (Mother Weather), казалось, окончательно рассердилась на человечество. Особенно досталось жителям Алабамы и Луизианы. Чем они были хуже всех прочих двуногих неизвестно, но именно на эти штаты она наслала двух своих любимых и весьма буйных отпрысков: Дождь (Rain) и Ветер (Wind). Сыновья, по глубокому убеждению старушки, должны были, если не снести с лица земли все постройки и сооружения, то, по-крайней мере, здорово помотать нервишки людям. Народ, привыкший к чудачествам и грязным интригам пожилой, и, явно не в своем уме леди, попрятался по домам. День приближался к ночи, и недовольные американцы уже рассаживались за семейной трапезой под соломенными уютными абажурами, вяло благодаря Всевышнего за ниспосланный хлеб насущный в виде стейков, картофельного пюре, гамбургеров, салата «редиччо», кои и поглощались в неимоверном количестве, погоняемые сладкой шипучей колой, используемой янки совместно с молитвой,  вместо машинного масла, для беспрепятственного прохождения даров божьих через шестерни закаленных американских желудков и кишок.
На улицах городка не было ни одной живой души. Полусонные бармены в вакууме безлюдных заведений, зевая, от нечего делать, уж который раз протирали чистыми салфетками и без того стерильные стаканы. Стаканы удивлялись такой патологической заботе об их прозрачности, протестовали, и, скрепя сердце, жалко скрипели под микрофибровыми салфетками, но ничего поделать не могли. Иногда приходится терпеть. Местный кинотеатрик приютил несколько случайных прохожих, в чьи сегодняшние планы вовсе не входил очередной просмотр «Индианы Джонса». Ничего. В такую погоду сойдет и «Индиана»!
Непогода.
Читать далее…



ГЛАВЫ ТРАКТАТА «АНОРЕКСИЯ».* Палач на кухне (вместо пролога).

«Грустно жить на этом свете,
В нем отсутствует уют,
Рано утром на рассвете,
Волки зайчиков грызут».

В старом советском мультике про Кота-рыболова, волк,  голосом Эраста Гарина, так артикулирует свою любовь к рыбоедению: «Козы, да овцы, козлы, да бараны; жирные они, мне бы, понимаешь, чего-нибудь постненького»!

КаннибализмМой добрейший сосед по даче, пенсионер Женя, заядлый, почти профессиональный рыбак, позвонил и предложил свежепойманную щуку. Щуку! Я не большой ценитель пресноводных обитателей — морские мне нравятся больше. Но щука — есть щука! Древнейшая, в прямом и переносном смысле, жрица отечественных прудов и озер. Она — матриарх русского стола. Героиня эпоса. В ней, и это для меня определяющее — мало костей. «Тащи, — говорю,- свою рыбину»! Часа через два щука привезена была ко мне домой в огромном пластиковом пакете. Весом она тянула кило на два. Не взглянув на трупик, закинул его сразу в холодильник. Были какие-то дела, какая-то канитель, суета. Разборки с рыбкой отложил до вечера.

Конец дня. Меня перестали тискать. Как у «Битлов» — «хард дэй найт». Телефоны преданы анафеме. С Интернетом — развод до завтра. Кнопка домофона низвергнута в «офф». Открываю серебристую дверцу рефрижератора. Внутри — пряно-болотно-тинный запашок щучки. Пакет в руках. Или мне с устатку померещилось? Как будто внутри что-то встрепенулось. Не у меня внутри! В пакете.

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Всевышний – это комедиант, чья публика боится смеяться».
    Генри Луис Менкен
    Реклама