КУРИЛКА ЖИВ!

 

На этой неделе на меня накрапали жалобу. На меня, участкового рублевского психиатра, на личного мозгоправа повелителя Абу-ибн-али-хана-Мандибуллы, арабского шейха! Впервые за мою почти двадцатипятилетнюю карьеру психотерапевта. Накарябали заведующей гнусную ксиву, что я, будто,  издеваюсь над пациентами. Ни над кем я не издеваюсь. Честно. Я — гуманист, и, скорее мазохист, чем садист.

Дело было так. На прием пришла не слишком уж и  юная, но еще полная игривых бессознательных фантазий  женщина. Печальная и  пафосная. Один час пятьдесят шесть минут живописала, как муж, живущий за ее счет, измывается над ней, а будучи отравленным алкоголем,  даже  рукоприкладствует. Побои, правда,  не частые,  раз-два  в месяц.  Вернувшись же из загранкомандировок она нередко застает своего суженного либо с бабой известного происхождения, либо без бабы, но вкупе с помойным ведром, заполненным упаковками из-под пиццы и изрядно поюзанными гандонами.

Читать далее…




ТЕЛЕФОННОЕ ВЕТО.

 

Утро.

1. Просыпаемся и посылаем дилера Морфушу куда подальше! Пусть толкает дурь утомленному люду в иных часовых поясах!

2. Стряхнем с подушки вконец обнаглевшего кота. Нашел моду спать, как пузырь для льда, на хозяйской лысине! Проснешься, бывает, с его сомнительной свежести лапой во рту: лежишь-гадаешь — передняя-задняя? Этому отродью тоже ведь что-то снится и во сне оно выпускает когти. От них слегка саднит язык. Во сне на это приходится закрывать глаза, и  не ровен час —  в твоей пасти окажется что-похуже. Например,  полосатый хвост, свернутый «улиточкой».  Хвост может перекрыть кислород … «и примешь ты смерть от кота своего». На что этот рыжий  вообще надеется? Кто будет его кормить? Сначала, конечно,  обглодает  меня, отсрочив на какое-то время свой позорный конец.

3. Далее — «потягушечки»! Так моя Арина Родионовна называла приведение дряблых мышц в полную боеготовность. Каждый день — битва за невыбывание из эволюционного процесса.

Резинка от трусов, намотанная на лучшем друге мужчин, выглядит авангардистски. Сам друг с намотанной резинкой выглядит вполне самодостаточным: типа он тоже от Кельвина Кляйна.

Так было в досмартфонную эру. А нынче?

Читать далее…




ЭРА ПРОСВЕЩЕНИЯ.

 

 

Статья написана для ижевского журнала «Город».

 

Светлой памяти Ильгиза Давлятшина…

 

По окончании института  молодые врачи дают клятву. Гиппократ к ней не имеет ни малейшего отношения, ибо всегда чужд был пафоса и увлечен одной лишь медициной. Его подставили! Воспользовались именем и заслугами. Клятва эта — сущее  проклятие, обрекающее  на круглосуточное и пожизненное рабство.

Людям удобно рождаться, болеть и умирать,  когда  заблагорассудится. Вне расписания. Нет бы, как на вокзале: час прибытия — час убытия. Врач и после работы обязан пахать, уменьшая аппетиты естественного отбора.  Отсутствие хворых на горизонте — не повод для расслабухи. Это время санитарного  просвещения (пока) здорового люда.

В годы младые,  советские,  я призывал самый читающий народ мира мыть руки после сортира. Заклинал от дурных инфекций, передающихся половым путем. Слово «презерватив» не гремело тогда с высоких трибун.  Кремлевским аксакалам оно было не по зубам. Секс был без надобности пожилым джентльменам от власти. Призрак виагры ничтоже бледно маячил в лабораториях, как призрак коммунизма в СССР. Руководители страны любили балет,  заменявший им стриптиз. При виде молоденьких прим они  оживали в ложах Большого, розовели, покрывались испариной. Пытались от немощи скрипеть зубами, но со вставными челюстями получалось стариковское шамканье. ДедЫ распространяли вкруг себя дух агонии и не заразное розовое пуританство.

Адюльтер считался буржуазным пережитком. Мужеложество каралось по канонам военного времени. Пели и декламировали о кристально чистой любви,  лебединой верности, собачьей преданности, с обязательным  выносом  на суд общественности мусора из избы.  СССР слыл не столько империей зла, сколько — колыбелью злокачественной платоники. Чернь подпольно практиковала  секс в  стиле «нуар». Семиклассницы беременели. Венерологи жировали. Нация как-то плодилась, но по ходу  возникали вопросы. Ни спецлитературы, ни  просветительских про-эктов в те приснопамятные лета просто не было.  Космонавтов и нобелевских лауреатов в державе обитало больше, чем сексологов. Я стал одним из них. Сексологом, не космонавтом.

Читать далее…




МИФ О ЖЕНСКОЙ ПРОДАЖНОСТИ.

 

 




ЛЕПРОЗОРИЙ…

 

Фото Г.Казакова




КОМУ ОН НУЖЕН, ЭТОТ ДОКТОР?

 

Статья написана для ижевского журнала «Город», где мне предложили вести свою рубрику. Пообещали, что не будут карнать моих текстов. Кроме того, главред «Города» — моя однофамилица. Я назвал эту рубрику «Рыцарь здорового образа». Почему? Ну…донкихотствую, как-никак…

 

РЫЦАРЬ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА.

 

Этого следовало ожидать. Все попытки  реанимации отечественной медицины лишь погрузили ее в  глубочайшую кому. Дальнейшее поддержание жизнедеятельности  не эффективно. На самом верху вот-вот примут решение отключить здравоохранение от систем жизнеобеспечения. Российский охранздрав приказал долго жить?  Если он приказал нам долго жить, то как долго мы без него протянем?

Эту траурную тему перетирают не только на кухнях и в троллейбусах. Теперь об этом  говорят  вслух в верхних эшелонах — с открытым забралом,  гордо поднятой головой, потупленным взором. В этой позе вельможи…как  красивые американские  хирурги из  сериалов.  Покинув операционную после объявления времени смерти, сталкиваются с измученными взглядами все еще надеющихся на что-то родственников и парируют, как  учили: «We are sorry, but she didn’t make it» («Нам жаль, но она не справилась»).

Старая система умирает, новая не народилась. Что делать нам, простым завсегдатаям поликлиник, подопытным лабораторий, обитателям стационаров и очередникам моргов? Нам что теперь, не болеть?

Так бывает, дружище.  Государство вдруг берет и  бросает тебя на произвол судьбы.  Делается это, как и всегда, с самыми благими намерениями. Тебе дается удивительнвй шанс отвалиться, наконец, от государственной кисломолочной сиськи. Пусть возле нее тусят те, кто послабее. Ты ж не младенец! Скажи: «Я сам»! Взрослей, мать твою! Не конючь, не кляни правительство, не призывай к бунту. Это никому не прибавляло здоровья. Подумаешь, лишили тебя привычного медицинского раздолья! Сейчас ты сам должен научиться выживать любой ценой!   И потом, государство оставило тебя не навсегда, а на  время. Пойми, сейчас есть дела поважнее, чем вытирать сопли,  мерять температуру и исследовать кал на яйца гельминтов. Придет время, и о тебе вспомнят. Пришлют  тебе в качестве бонуса прехорошенькую медсестру. Не хочешь медсестру, пришлют Деда-Мороза. Не хочешь деда, пришлют Фредди Крюгера.

Читать далее…




МОЙ ВКЛАД В ТЕОРИЮ ПСИХОАНАЛИЗА.

 

— Н-да…- профессионально-тактично процедил милейший доктор Михайлов, изучая мою умеренно-зубастую пасть, — когда следущий раз в Стольную?

— Очередная гастроль… через месяц…

— Отлично…не горит…думаю за два сеанса справимся, — произнес лучший в мире дантист и подал на прощание мягкую теплую, как кошачья лапа, ухоженную руку с безупречными ногтями.

Минул месяц. Я вновь в андрюхиных чертогах на Марксистской авеню — симпатичной чистенькой беспонтовой клинике, затеряной в катакомбах Таганки. Сегодня буду чистить зубы ультразвуком. Карстовые отложения. Ракушки на днище старого эсминца. Семеныч упреждает, что ощущения меня ждут не из приятных. Есть неженки, которые сбегают прямо с чистки. Готовлюсь к пытке ультразвуком, представив себя в фашистских застенках. Зато сполна удовлетворю свой резидуальный мазохизм. Великомученик! Или заболею стокгольмским синдромом.

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Да, конечно, собака – образец верности. Но почему она должна служит нам примером? Ведь она верна человеку, а не другим собакам».
    Карл Краус
    Реклама