ПАМЯТИ ДОКТОРА ГИЛЬОТЕНА…

Хотелось бы поделиться грустными мыслями, что навеяны  созерцанием пластиковой коробки с копченой рыбкой.

Надо признать, что креативщики ижевского хладокомбината работают не с холодком, а как раз с огоньком, раз сочинили такую агрессивную этикетку! Не знаю, какая муза вела их, но  «мойва обезглавленная», будет куда как помаркетинговистей, чем, скажем, «мойва безголовая». «Безголовый» ассоциируется с «безмозглый». Кому понравится закусывать чем-то безмозглым? Есть еще вариант старой доброй «мойвы б/г», но б/г навевает воспоминания об «Аквариуме», в котором мойвы, как известно не живут. Вернее, мойвы может быть и жили, но их туда не пускают разнообразные меченосцы, гуппи и петушки. Вообще трудно представить себе какой-нибудь престижный офис с гигантским аквариумом, где водилась и плодилась бы мойва. И предостергающие объявления: «Просьба соблюдать тишину. Идет нерест мойвы»! В тех офисах, где мне приходилось бывать, аквариумы вообще заменены корейскими плазмами с плавающей тропической экзотикой. Читать далее…




Ты, токсичное детство мое…

Альберту Тютину, другу, ученику, соратнику и самому продажному из психологов, посвящаю…

Эпатаж-эпатажем, конечно, но чувства меры никто не отменял. Пока я фотографировал на свою «ежевику» сей рекламно-завлекательный опусичек, ко мне вышел хозяин писчебумажной лавки и приветливо поинтересовался:

— Нравится?

— Не то слово, шеф! Никак не ожидал в маленьком провинциальном городке встретить такое воплощение рекламной креативности, — ответил я, подлизываясь.

— Нам с женой тоже нравится! — радостно воскликнул канцелярист-торгаш.

— У вас свои дети есть?

— Пока нет, вот на ноги встанем, тогда обзаведемся…- улыбнулся он.

«Никогда вы на них не встанете»- сказал я про себя, и откланялся.  «И еще…- подумал я, — что же за молочко было в сиськах у ваших бедных мамаш, если такое творчество местных дизайнеров вам по вкусу»?

Наверное их мамы работали на производстве ракетного топлива…

За детство токсичное наше, спасибо, родная страна!

 




MADE IN DENMARK.

 

Вчера был приглашен в гости. На соседнюю дачу. Подавали семгу прямо с углей, то есть с пылу-с жару. И очень холодное ирландское пиво. Пиво оказало на меня зубодробительно-мочегонное действие. Чтобы, как пионеру не разбрызгиваться по кустам, не заблудиться в них, и не уродовать почти английский газон, протаптывая к этим самым кустам дорожку, мне позволено было, как ВИП-гостю, воспользоваться хозяйским, дико навороченным, датским биотуалетом.

Там даже туалетная бумага называется хитро (перевожу с датского): «бумага гигиеническая быстрорастворимая бактерицидная для биотуалетов».  Пользоваться ею нужно очень быстро, не то она начинает таять уже в руках, последствия — необратимы. Обычный пипифакс мы привыкли применять, не торопясь,  вдумчиво, контролируя каждое движение, в случае с датской бумагой — интеллектуальная составляющая  ни к чему. Бумага сама думает за вас, с ней главное — скорость. С этой бумагой после сортира не обязательно мыть руки с мылом. После датского пипифакса в течение 5 часов все болезнетворные микробы, включая вибриона холерного и кишпалку просто ненавидят ваши руки. Попав на ваши руки случайно, эти микротвари жалеют, что родились.

Я искренне был тронут хозяйским доверием, и со своей стороны пообещал, что приложу все усилия, чтоб не мочиться по сторонам, а только прицельно, в самое сердце унитаза. Хозяйка мило улыбнулась, и произнесла: «Да уж, дотторе, сделайте одолжение».

О! Скажу я вам, этот туалет просто произведение искусства. Судя по успехам биотуалетостроения, в Датском королевстве все-очень -даже-ладно. Нажимаешь на светящуюся кнопочку и микролифт поднимает с унитаза крышечку с фирменной надписью: «DON’T GIVE UP!», что я перевел,  как: «НЕ ССЫ»!

Этот бодрый призыв, не ссать, если что… заставил меня отнестись к унитазу из Дании с еще большим уважением, и, если хотите, пиитетом. Я даже пописал в него сидя, как девочка. Второй раз в жизни. Унизительно конечно…. Зато я не ударил в грязь лицом!




ВОЗМОЖНОСТИ РОСТА.

 

Вчера одна дама среднего бальзаковья, не довольная результатами липосакции в местной клинике (подозреваю, что клиника эта — подразделение вараксинской птицефабрики), собираясь продолжить лечение за кордоном, рассматривая себя в зеркале со спины, произнесла в моем присутствии (цитирую): «Главное — довести до ума жопу»!




БОСЯК.

 

 

Ты сочно и ярко пишешь, — сказала она, — но только

на анатомо-физиологические темы. А можешь о чем-

нибудь еще?

— Я пишу обо всем, что плохо лежит….

(Г.Казаков «Войны каменотесов»)

 

О моей идиосинкразии к врачам всем известно. Как можно любить тех, от кого всецело зависишь в самые пошлые моменты жизни? Расхристанный, сломленный и потерянный. Пред докторами принято обнажаться. Демонстрировать те части тела, о коих не догадывается самая близкая женщина, устаревшая вместе с тобой. Глядишь преданно, по-шавочьи, в их эскулапичьи, пустые, как у девок Модильяни, глаза. Ловишь их интонации, как левитановские сообщения с фронта: приговорят тебя уже, или еще помучаться дадут.

Исключение — дантисты. Еда — единственное мое развлеченье. Зубы должны перемалывать все, что ни попадя. Оттого и зубари в фаворе. На днях с моими зубами случилось ненастье. Поважней вселенских катаклизмищ! Сразу три пломбы покинули насиженные места. Каждая из них выстрадана широко открытой пересохшей пастью. За регистрацию, прописку и проживание пломбы в дупле зуба щедро уплачено доктору. Пломбы откинулись оттого, что я смачно жевал свинячью кожу. Не от магазинного бекона. Те — помягче. А эта была плотной, упругой, с остатками щетинки. Эта кожа была аккуратно срезана мною со шмата сала, по случаю купленного у крестьянина-удмурта. Удмурт с любовью выращивает и варварски убивает свиней. Коптит свиные трупы в печной трубе холодным дымом. Как тысячу лет назад. Хэнд мэйд. Канцерогенность запредельная, нет слов! Холестерин умопомрачительный! Но свинина на уличном прилавке источала такой аромат, что все представленья о вредном катились, как несоветский паспорт «ко всем чертям с матерями». Свиная шкурка, как шагреневая кожа, оказалась роковой.
Читать далее…




Доттори…доттори…

 

Сегодня уже воскресенье, но ни одна сукоблядь не поздравила меня с Днем медицинского работника. Ни цветочка, ни бутылочки. Может потому, что я… как бы это по-политкорректней выразиться, не совсем врач?   Когда незнакомые интересуются, чем я  зарабатываю себе на круасаны с «маскарпоне», отвечаю, что медицинской психологией и всяческими виршами на психологические и околопсихологические темы.

Но я — врач. Врач, несмотря ни на что. Как и зеки, врачи «бывшими» не бывают. Тут все дело в значительной профессиональной деформации. Кровь, боль, несчастье, и, даже смерть. Нахождение при разрушающихся телах, душах, судьбах. Без пафоса. Становление через дерьмо, гной и блевотину, мочу и мокроту. Понятие индивидуальной брезгливости изжито безразвратно.

Читать далее…




ТРУДНОСТИ ВЕРБАЛИЗАЦИИ.

 

Итак, если человек, пусть не писатель, не гений, а просто человек,  не в состоянии свою мысль сделать понятной, доступной другому, то как он объясняется в любви, передает опыт детям, договаривается с ближним? И также они, те кто у кормила,  законы свои формулируют. И такими же бессмысленностями бога определяют…

 




    Подписка
    Цитаты
    «Кто хочет разбогатеть в течение дня, будет повешен в течение года».
    Леонардо да Винчи
    Реклама