ЗИМНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ.

 

 

«Мне нужен адвокат»!

Я, что, убил, расчленил и обглодал собутыльников?   Поутру,  не желая перекумаривать,  идешь опохмелиться  англицким сидром к холодильнику цвета «металлик»,  2011 года выпуска, отверточной сборки. Открываешь вибрирующей рукой дверцу – а холостяцкий «Bosh» под  завязочку  заполнен кусками мяса, обглоданными костями, маслами и прочей требухой, смахивающей на… человечью. Да, человечью. По анатомии в вузе была твёрдая «тройка». Это не сон. Допился!

«Мне нужен адвокат»!

Адвокатесса Лола,  дорогая, успешная и уважаемая, могла бы скостить срок, если  сотрудничать со следствием. А как с ним сотрудничать? Чистосердечка? Что-то такое было в американских сериалах. Хоть какой-то от них толк!

«Мне нужен адвокат»!

Вот незадача —  на вчерашней пирушке была и она. Лола вполне могла попасть под раздел и находиться  средь этого мясокостного остатка. Следовательно, помочь она мне не в состоянии.  Идиот!  Мог бы  хоть адвокатессу пощадить!

Хлебнул колючего сидра. Сидр пошёл! Мозги в пузырьках углекислоты тщетно силятся вспомнить  вчерашнюю вакханалию. Я, приличный человек (ну и что – что не женат?), и, говорят, не плохой врач,  на самом деле — латентный людоед? То есть, теперь уже не совсем латентный. О, боже.

Как  добрался с вечерушки, не помню. Так…пройдусь-ка по квартире. В ванной на полу еще влажное полотенце…значит, принимал перед сном душ. Надо же! Может, смывал c чресел кровь? УмнО! Квартиру перед уходом оставлял  на пульте вневедомственной охраны, значит – как-то я её снял. Полная, блядь, амнезия.   В коридоре – дорожная сумка. С ней я ходил в гости. Принес несколько бутылок  пойла.  Её нейлоновое нутро всё в кровоподтеках.

«Мне нужен адвокат»!

Что же случилось-то вчера? Кроме меня были две супружеские пары. Пили вскладчину. Лола с бойфрендом варили солянку. Лёхан с Татой пекли курей, свиные рульки, салатиков наполосовали . С меня  — кир.  Была хорошая еда. Бутылок пять «Белуги» по 0,75. Сначала все было пристойно. Потом  пили не закусывая.  Скакали под новый альбом Sia. Сломали новый диван и фарфорового Будду, привезенного из Тайланда. Так-к…после — рваный фильм…целовался  с которой-то (не суть!) из дам на лоджии после перекура. Танцевал  медляк в суровых мужских объятиях, пока тётеньки примеряли в ванной  кофточки с люрексом. Партнер не был против моей  лысой,  колючей головки на своем плече, но жалобно гундосил: «Жена мне этого танца с тобой не простит»…

Помню — объяснялся с соседкой сверху за громкую музыку. Она  скандалила. Ей не понравился  хит «I’m Alive», который мы заводили весь вечер? Скорее она вообще не фанатка Сии.  Я и соседку хотел  увлечь в танце, она отбивалась. Обзывала противным.  Кричала, что уже 2.00. ночи. Угрожала вызвать ментов. Я учтиво заметил, что, вообще-то, нынче они называются полицейскими, а за «мента» и схлопотать можно… Помню танцующего себя в одиночестве. Собутыльников алкоголь  раскидал по квартире в красивых позах. Как на брюлловской «Последнем дне  Помпеи». Пытался их будить. Отважные помпейцы отбрыкивались и сквернословили. Меня это злило! Не с кем ни потанцевать, ни выпить! Очень с их стороны не гостеприимно. И последнее — орал на лоджии «Джордж Майкл жив»! На весь Соцгород. Кто-то из серого переулка послал меня на хуй. Может эхо?

Потом – обрыв. Ничего не помню. На телефоне –  вызов такси…в 4.00. Ой-ё! У меня было всего два часа, чтобы  расправиться с милыми дринк-френдами…

С другой стороны, не могли же все  мои собутыльники уместиться в дорожную сумку и, потом, холодильник. Значит, что – я часть останков оставил  (простите за тавтологию)  на месте преступления? Таксист – тоже свидетель, потеки крови могли остаться на сиденье тачки. С таксистом, которого даже не помню, что прикажете делать?  Башка, как  известно, не снеся  пустоты памяти, с бодуна ярко фантазирует. Микросхемы дымя-ат…

Не могу найти  любимую рубаху. Видать, я снимал её,  чтоб завлечь своим  торсом замужних матрон. Кстати, так себе, торсик.  Я – людоед. Я убийца своих друзей! Психологический момент каннибализма ясен. Мои собутыльники симпатичные и приятные люди. Они моложе меня и  столь хороши, что хочется обладать их свойствами. Когда не хватает силенок на психологическое отождествление, друзей съедаешь. И вся недолга. Так, получается,  я и поступил. Сейчас мои кореша частично во мне, частично в холодильнике, частично на месте преступления. Закрутило живот. Буду какать друзьями? Может вызвать рвоту, и точно убедиться, что я их скушал? От этого мне —  не окей.

Тошнит. Сажусь на пол кухни. Хочу заплакать. В тюрьму не хочется. Мечтал о нобелевской премии за роман века. Конечно, и в зоне можно творить. Работать врачом, скорее всего, не придется. Людоед – он и есть людоед. Хотя…с другой стороны — в зоне все меня будут бояться и, возможно даже не «опустят». К тому же я не молод и не очень хорош собой. Через два дня мне будет 58. Опять же – «опустить» людоеда» — довольно заманчиво….

Я так и не дописал  повесть «Сказки Кенского леса», про погост,  где прямо  инструктировал читателя, как поступать с хладным телом, в случае чего. Нужен подельник. Но и он расчленен. Тот, с кем выпита за жизнь железнодорожная цистерна водяры, не может помочь, ибо убит и распластан теперь на холодной стеклянной полочке «Боша».

Звонит телефон. Экран высвечивает имя адвокатессы. Неужели жива? Какое счастье, что  жива! Стоп! С её телефона может звонить следак убойного отдела. Вызвали соседи снизу, что стучали вчера в батарею, потом приходили ругаться воочию. Кровь моих дезинтегрированных френдов просочилась и обагрила их потолок! Как «Во всех тяжких»!

Слава господу, в трубе — ручейный голосок Лолы. С ней выкрутиться будет легче.

Финала сатурналии никто не помнит.  На мой рассказ про «мясо», адвокатесса громко хохочет в трубу. Оказывается, останки помпейцев, поутру, стряхнув пепел Везувия, продравшись через пиропластическое облако алкогольной абстиненции, уже опохмелились шампанским, заев останками  солянки. Им  хорошо! На мой вопрос о происхождении мяса, мне доступно напоминают, что после трапезы осталось много аппетитных костей.  Оказалось, я вызвался снести их  парковым собачкам. Я по утрам гуляю в парке и представлен практически каждой. Кроме того,  в мой пустой сумарь напихали конины, забытой на полгода в  морозильной камере. В этом хлебосольном доме морозильных камер великое множество. Мясца было килограммов 14-15. Видать, с поклажей я и загрузился в тачку…уф-ффф…

Выпив литру сидра, контуженный, но счастливый, поплелся с костями и расчлененной лошадью в парк Кирова. Хорошо, что это всего лишь дохлая лошадь, а не бренные тела друзей.

«Смешались в кучу кони…люди»…

Воскресенье. Народу — как в ГУМе в брежневские времена. Ижевчане моционируют, дышут будто бы свежим воздухом. Я, запотевший, дохожу до стойбища парковых собак. Пёсики конечно же, унюхивают запах хавчика и застывают в ожидании. Сегодня их ждёт настоящий пир.

«И на весь собачий мир приготовила б я пир»!

То, что я сейчас делаю, выглядит, допускаю, странно, с точки зрения среднестатистического колтоминского парк-уокера. Разбрасываю большие, килограмма по полтора кусищи конской плоти по сугробам. Собаки с такого счастья в момент охреневают и устраивают настоящую свору. Вместо пира — война! Дворняжий междусобойчик привлекает внимание культурно отдыхающих земляков, даже тех, кто кормит с рук наглых лупоглазых белок. Образуется несанкционированная толпа. Средь нее большинство — старушки, божьи-одуванчики, что, в-основном и подкармливают по будням  шелудивое песье  войско остатками пенсионерской трапезы.  Чаще – скелетами заветрелых бройлеров из «Магнита». По акции.  Бабки, не смотря на вставные челюсти из государственной стоматки, куриные косточки обгладывают  удивительно тщательно. Так что на старушечьих костях особенно не разгуляешься и не растолстеешь. Парковые собаки стройны, как Найоми Кембелл.

Возможно из возрастной вредности, а скорее – из ревности, старухи начают бузить первыми. Стоит-себе,  здоровенный мужик с сумкой и, в этот, хотя, впрочем, как и всегда, трудный для отечества период, угощает парковую лохматую шайку чистейшим мяском в изобильном количестве.

Вспомнился незабвенный акад. И.П.Павлов, ненавидящий Ильича, и всю большевистскую пиздобратию. После Переворота 17-го года он просится у вождя за рубеж. Социопат Ульянов (Ленин) не хочет отпускать великого ученого. Понимает, рыжый сифилитик, с кем имеет дело. Для страны, на которую, как и теперь, весь мир глядит с ужасом,  наличие академика, выдающегося советского учёного — дело огромного международного престижа. Когда в Петрограде люди подыхают с голоду, а наличие бесхозных трупов на улице — обычное дело, в лаборатории Павлова каждая собачка имела фунт мясца в день.

Из  воспоминаний о покойном академике, и необыкновенной щедрости Ленина меня вырывает визг горбатой карги в синтетической шубе, мохеровой голубой шапке и валенках: «Отрави-итель»! Да они меня приняли за дог-хантера! Пока собачки шумно распределяют меж собой хавчик, авангард из пожилых леди, «свиньёй» выдвигается в моём направлении. Нет, честно, впечатлений  на сегодня достаточно.

«Беги, Форрест, беги! — проносится в буйной моей головушке, — как пить дать, отпиздят». Тут я вспоминаю, что полтора месяца назад  был под ножом хирурга, раскромсавшего мою ногу. Хирург Жуйков категорически запретил мне бегать в ближайшие полгода. Но деваться некуда. Требовать адвоката бессмысленно. Народ не верит в судебную систему, насквозь прогнившую и коррумпированную. Всё чаще прибегая к суду Линча. Но бежать  некуда. Старые грымзы уже сжимают меня плотным кольцом, обложив, как волкА. Куклусклановцы! Занимаю круговую оборону. Пёсики тоже не встают на мою защиту. Слишком агрессивно распределяют меж собой «гуманитарку». Собаки, они и есть собаки! Всех, блядь на живодерню!

Да, я не «Феррари». С места не могу развить огромной скорости. Прежде чем пуститься наутёк, я оказываюсь в глубоком сугробе. Меня заваливают и  закапывают в него мерзкие престарелые кошёлки.  Откуда только в них прыть и силища такая взялась? День-деньской шляются по поликлиникам кентервильскими привиденьицами, ноют, да причитают! То суставы у них, то давление! Моего покойного папеньку, когда он при коммунистах еще, в наказание, за пьянку, работал простым хирургом в поликлинике воткинской ЦРБ, эти пожилые леди так доставали, что он с приема выпрыгивал в окно! Добро, что кабинет его был на первом этаже.

В довершение получаю затхлым старушачьим валенком сначала по морде – из носа течет кровь, потом в поддых, а после уж – по больной ноге. Эту ногу, меж прочим, хирург Жуйков велел мне беречь, как зарницу ока.

Вот валяюсь я в снегу. Плачу. Харкаю кровью. Молю о пощаде. «Господа-а…господа-а…вы – звери, господа-а-а»…Вокруг разъяренные старые ковырзы. Чувствую себя – точь-в-точь, как Мария Магдалина. Ну…помните эту историю? Толпа старалась закидать ее камнями. Не за поблядушничество. Аза то, что блядует по субботам. У евреев блядство по субботам очень не приветствуется. Ну, ладно бы только  своим давала. Жидам. На худой конец – арабам. Так она в шаббат перед, блядь, римлянами, гостеприимно раздвигала ножки! Эти старые козы, понятно, тоже не только мной разозлены: жизнь проходит, здоровья нету, дети и внуки на хуй посылают, а пенсия – кот наплакал курам на смех.

Теперь, по сценарию, должен бы появиться Иисус, и заступиться за меня. Ну, помните: «Тот, кто безгрешен, пусть бросит в нее камень»! Пригрозить Зеведию, что рука его отсохнет, если он запулит камешек в череп Магдалины. Бли-ин! Чой-то долго его нет!

«Протяни мне руку, Иисусе, достань меня из су(гроба), залечи раны мои. Утри слезы мои, и стану я следовать за тобой»! Да…в тот момент я молился. Знал, что такое толпа. Читал у Фрейда.

Вдруг – является. Не совсем канонический, конечно. Без нимба и прочих гаджетов святости. В виде полицейского патруля. Их в машине трое! Отец, Сын и Святой Дух. Да, вот и таким может быть явление Христа народу.  Мотивация доброхота вызвавшего Ментов, до сих пор не ясна мне. То ли он пытался легитимно защитить меня от самосуда, то ли он был на стороне старух, пытавшихся защитить приблудных кобелей и сук от моего, будто бы отравленного мяса? А может молитва моя? Воронок подъезжает к толпе. Возмущенный народ объясняет, что локализовал и окружил догхантера. Вместе с полицейскими прибывает бригада телевизионщиков. Отлично! У меня и без того в городишке репутация не очень, так тут еще в криминальных новостях на местном ТВ покажут! «Breaking News»!

«Мне нужен адвокат»!

Что ж это за день такой, что без адвоката шагу ступить нельзя! Везут меня в участок. По дороге «прогоняют по базе». Час сижу в обезьяннике. Как в кино. С обкуренными латиносами, бомжами, проститутками и трансвеститами. Запашок, скажу я вам! На мое требование адвоката, один из Ментов, тот, который Святой Дух,  тактично парирует «А хуёв на воротник не желаете?». Не желаю. В кино они более симпатичные, менты-то.

Презжает моя Лола – адвокатесса. В платье от Шанель, ботиках от Джимми Чу. Изящно отмарафечена. С запахом от Нины Ричи. Могла бы и побыстрее. Видимо, прихорашивалась и одновременно звонила, куда положено. У нее связи.  Очаровывает ментов. Минут через пятнадцать меня извлекают из клетки.

Мы с Лолой садимся в тачку. Мне хочется помыться. Лола предлагает напиться. Соглашаюсь. Стресс надо снять.

Спасибо Иисусу – по телевизору меня не показали.

Через Вселенную (Руфус Уэйнрайт).

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

29 комментариев
  1. Antonina:

    Классная комедия бы получилась:)

  2. Виталий:

    децкий лепет…берите уроки достоинства у коллеги доктора Лектера

  3. Voroncova:

    Откуда сил-то столько на все это времяпровождение? Можно и с большей пользой для своего здоровья его (время) тратить, в итоге получив новый, прекрасный торс.

    • Виталий:

      к чему новый новый торс такой голове…ей бы еще пару новых ног

      • Voroncova:

        Не могу оценить всю глубину твоей мысли, поскольку не могу её объять.

        • Виталий:

          это типа про голову, которая ногам покоя не дает…какие глубины мысли, все на поверхности…как и нелепость затрат на новые торсы у лиц преклонного возраста

          • Voroncova:

            Как раз лицам преклонного возраста и стоит на это тратиться, чтобы не ухудшить, по крайней мере, качество жизни. А торс — это так, бонус за потраченные усилия.А по поводу ног- какая разница, сколько их у него, если при такой голове они одинаково беспокойны.

            • Виталий:

              «это жизнь, и никто из нас не выберется отсюда живым»..часть популярного монолога про жизнь лиц преклонного возраста

              • Voroncova:

                Ты про то, что любая жизнь завершается одинаково, а я про то, что недоумеваю, как можно в возрасте, который ты упорно называешь преклонным, продолжать вести себя, как в 20. Это же,по моему мнению конечно, совершенно не доставляет удовольствия.

                • Доставляет, Лу.

                • Татьяна:

                  Вы просто относитесь к нему, как к обычному человеку, посмотрите с другого ракурса.. как на талантливую, творческую личность, ценить таких людей надобно!

                • Виталий:

                  я не про завершение, а про течение жизни…цитата была из письма Гира — как как раз про удовольствие в различных проявлениях

                • Виталий:

                  качание торсов и бесшабашные загулы в этом возрасте — явления одного порядка…неприятие оного возраста

          • Все еще хочется нравиться…

    • Над торсом пьянство работать не мешает.

  4. Таль:

    А трибуны продолжали скандировать:»Съешь их, Доктор, съешь! Ещё не поздно».

  5. Татьяна:

    В любой безысходной ситуации просто ждём ЧУДА …)

  6. But:

    Эх, хорошо написано. «Пиропластическое облако алкогольной абстиненции» — нраятся мне эти неологизмы. «Понимает, рыжый сифилитик, с кем имеет дело» — шедеврально.

    Но конечно же Г.В. пиздобол еще тот:) Конечно же 85% всего написанного литературный вымысел. И это нормально. Единственное «но», это как бы как я уже говорил ранее, социальная функция. Все же блог может и молодежь читать и «купить» за чистую монету, что можно литрами водяру глушить и все нормально. Конечно же это не так. Как и то, что К. пьет так много. Пиздит он много.
    В этом Г.В. похож на голливудских звезд (нехилое сравнение) — на экранах кино они все бухают и курят, а в реальной жизни из спортзалов не выходят.
    Так и наш «герой». Вот скажете вы, что-то нет новых постов, может что-то случилось? может в запой ушел? А может в Москве или арабских эмиратах на спец.задании??? Да хрена с два. Сидит наш Гриша в Ижевске, вернее даже не сидит, а с утра до ночи оздоравливается, сидит на своей дачке да дышит свежим воздухом, более того, уж весь берег объездил на своем велосипедике, со вторым товарищем, тоже на велосипедике, при этом еще и с пользой для мозгов едут и мешая на смеси удмуртского с неаполитанским, разучивают какие-то итальянские слова. Вот он вам «запойный алкаш», чушь собачья. Смотрите как он и прямую кишку регулярно проверяет и клизмы ставит, то, о чем ранее писал. Трясется он над своим здоровьем не меньше кощея над златом.

  7. But:

    Да, скучно стало тут. Нет того бурления говн, как раньше. Вялотекущий, так-скать, блог. Тем не менее это не умаляет его ценность и талант Доктора. Из моих уст это звучит почти как лизоблюдство, но ведь очевидно, что у меня самые добрые намерения к Г.В., которыми путь выложен известно куда. Ну конечно же мне было стыдно, что я нажравшися 3-5 литров пивасика писал тут всякие гадости.(какая мелочь по сравнению с тем, кто с бодуна думал, что покрамсал своих друзей на куски). Срач был зачетный. Но я ж не буду говорить: Простите дяденька засранца. Смысла в этом нет никакого. Вот и пишу о таланте Г.В. дабы компенсировать негатив, да я и на самом деле так считаю.

    Данное произведение Г.В. дает нам очень хорошие вводные данные для проведения небольшого психоанал-лиза.
    Итак, что мы имеем.
    1. тема смерти. Холодильник, набитый костями, чувство вины. Ожидание наказания. Протест против смерти — «Джордж Майкл жив». Стремление к смерти — 5 бутылок водяры по 0,75 — в этом мы видим маленькую репетицию смерти, «напился, забылся», на утро воскрес. Сколько не скачи под Sia, но тикание часиков-то слышится все громче и громче, приближение к некой черте, немой вопрос, если бы он умер сегодня, то что-бы сказали люди на его надгробии?

    2. Момент прозрения — мне 58, а нобелевки как не было так и нет, как и других достижений. «мечтал» о нобелевке, вместо того, чтобы действовать.

    3. Женщины опасны, особенно пожилого возраста. Мешают жить и радоваться жизни. Он кормил собак, кусками мяса, плоти. Символ плотского удовольствия. И тут пожилые женщины весь кайф обломали. Страх перед женщинами. Прообраз — скорее всего пожилая мать.

    4. Пришла Лола, меня спасла. Приехала полиция, меня спасла. А ведь мог бежать Гамп, но не убежал. Позиция жертвы. поиск спасителя — кто-то или что-то ответственны за жизнь Г.В. , но не он сам. Кто-то или что-то должно его спасти, написать за него роман, и т.п. ведь все вокруг виноваты, особенно женщины. С замужними то да, можно и на лоджии пососаться, зато на утро жениться не надо.

    Мы также видим, как ГВ всеми силами пытается нам (своему отцу?) доказать — все у меня хорошо, я живу и радуюсь жизни, получаю удовольствие от каждого момента, хоть и не стал «хорошим мальчиком», как того добивался от него отец.
    Вывод: не весь талант еще пропит. Все, вероятно, будет зависеть от телеологической составляющей. Есть ли определенная цель в жизни Дока? В карьере, в личном? Мечтать или делать? хотя мечтать о нобелевке и устраивать вечеринку в стиле «американский пирог» в 58 тоже неплохой результат.

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Я всегда очень дружески отношусь к тем, кто мне безразличен».
    Оскар Уайльд
    Реклама