ДЕДЫ-ИНДИГО.

 

Если ты, читатель, пребываешь в чудесном расположении уха — слушай!

Третього дни приключилось происшествие. Не фатальное. Образовался перерывчик в работе, кой решил я украсить посещением центра златоглавой. Не был там лет двадцать. Может больше. Навещу Елисеевский, пройдусь по Никольской, скушаю в ГУМе мороженку. Не то чтоб ностальгия – больше для сравнения ощущений. Как оно, присно и ныне?

Нырнул подземь на Октябрьском поле, вынырнул на Тверской. Гул. Тыщи машин. Сизым дымом охвачено все окрест. Душегубка. Японцы, понятно, в противудымных масках. Китайцы зеленый чаек прихлебывают. Дышать нечем.

Как не вспомнить тут милые свежие утренние пробежки по ижевской набережной вдоль прудика и далее пляжем, до головных сооружений? Лишь стает снег и с акваториума сойдет лед — немолодые педики уж тащатся навстречу онкогенному солнышку. Там и тут, мелкими вереницами ежатся на еще прохладном песке их дрябловатые, спорной сексапильности, тельца. Глядя на это, спрячется смущенное ярило за облачком, потянет сиреневым апрельским зюйд-вестом, изгои, как по команде, натягивают махровые простынки, полотенца или вязанные кофточки. Выглянет светило любопытное и снова обнажат они бесстыжие свои чресла. И за шестьдесят хочется нравиться, быть уверенным в себе, загорелым и мужественным. Но куда девать атоничное брюхо? Втягивай-не втягивай живот, только забылся – поверх флуоресцирующих, не соответствующих возрасту ни цветом, ни покроем, плавок, вываливается предательский арбуз с вывернутым сизым пупом — помеха не только однополой привлекательности.

Один из загорающих как-то омрачил май морнин джоггинг, померев на траектории моего следования. Отдал богу душу – то ли перегрелся, то ль перевозбудился от созерцания подобно ориентированных, а может, просто смерть пришла. На бегу, издалека, учуял я дух мертвечины, увидел толпу плохо одетых граждан, склоненных над телом. Миновал сборище, не затормаживая, бегло, боковым зрением, оценил труп несчастного. Тело вызывающе синего, почти василькового цвета, как мои новые «асиксы». Оживлению не подлежит. Тромбоз. Сначала я огорчился, вспомнив о смерти. Секундою позже обрадовался, что не нужно останавливаться для реанимации, сбивая драгоценное дыхание. Дыхание в нашем деле — самое важное. Осадочек остался. От смерти ближнего. От собственного малодушия.

Злополучная пробежка с дохлым педиком на борту гораздо милее прогулочки по смоговнице Тверской. Пробравшись сквозь смрад к сердцу Белокаменной я поражен был лубочной дурашливостью Кремля и площади, прилежащих колоколенок, башенок, куполочков, с шишаками в виде… кому вообще пришло в голову назначить имперским символом орлов с проблемной генетикой — сиамских близнецов? Василий Блаженный — образец византийского китча. За что, скажите, за что, пострадали Барма и Постник? За вот эту вот «кислоту»? Создавшие сии шедевры были явно под кайфом. Роспотребнадзора на них нет! С Госнаркоконтролем. Отчего я не замечал этой бесвкусицы раньше?

Скрывшись от жары и толп туристических в некогда людном ГУМе, людей я там не обнаружил. Только торгующие. Магаз номер один абсолютно пуст. Потерявшихся нет, фонтан функционирует. Зато… на том же самом месте, в том же стеклянном ларе, я обнаружил ту же мороженщицу, с тем же мороженым! Не виделись четверть века — она не постарела. Думаю, причина в мороженом. В холоде, который мороженщицу законсервировал. Крионика, мать их! Торговка холодом тепло улыбнулась, как вчера, без лишней волокиты и обмена любезностями наполнила вафельный рожок мягким сладким инеем, который так и просится в рот.

В витринке одной из гумовских лачонок углядел я джинсовый комбез. Ладный такой, классно пошитый, хорошо сидящий на черном пластмассовом юноше. «Это — мое», — говорю сам себе, и диффундирую в магазинчик через мудреные двери и охранника, судя по одежке, с хорошей зарплатой. Внутри никого нет, кроме сонма томных продавщиц-кобылок. «Кобылок» — потому, что они не улыбятся, а скалятся, как конница Веллингтона пред Ватерлоо. Чистенько. Горница тщательно прибрана. Одежда на полочках реденько, аккуратненько, не как в «Спортмастере». Кризис, видать. Несколько курточек разноцветных на плечиках болтаются. Необычно. Не как в нашем таежном секондхенде, где прикидцы как шпроты российские — плотными рядками спрессованы, отодрать друг от дружки невозможно без поврежденья. В светелочке полумрак, из-за спрятанных таинственных светодиодиодов.

Одна из лошадок, лет тридцати, подскакивает ко мне, сканнирует с ног до головы, бесконечной улыбкою обнажив зубы мудрости. Не дожидаясь, пока она начнет — с места в карьер:

— Деушка, здрасьте. Нельзя ли мне комбинезон, такой, как на негре, в витрине….?

Продавщица, сраженная моей неполиткорректностью (о негре!), профессионально щурится, меня разглядывая, и произносит:

— Тридать пятый!

Оглядываюсь вокруг, но никого не обнаруживаю:

— Что?

— Размер, говорю, у вас тридцать пятый, — продавщица снова скалится.

Вона, оно, как. Я думал, что вся джинса через два четных размера скачет, 32-34-36….А тут….промежуточный, тридцать пятый!

— Пойдемте на второй этаж, — ручкой пухленькой с ямочками в области суставов манит меня…. Поднимаюсь за ней по лестнице. Любуюсь ее роскошной, качающейся, как маятник Фуко, задницей, переходящей в артхаусные бедра.

Второй этаж. Она снимает с плечиков заветный комб. Делает ручкой «гоу ахед» и приводит в примерочную со светящимся полом!

— Меня зовут Алина, я буду снаружи, вы в случае чего меня кликнете.

Я не против, если б Линочка зашла со мной в примерочную. Но молчу. Оставшись один, втискиваю тушку в синюю робу, и вывожу, что покрой комба сугубо молодежный и выгляжу я в нем, как мудак…. Удивление вызвает у меня случайно попавшийся на глаза ценник. Черным по белому начертано — 48 500! Это, извиняюсь, чего, 48 500? Рупий? Юаней? Или копеек? Меня прямо потцем прошибло. Это я где? А-а-а! Куда вас, сударь, к черту занесло, неужто вам комбез не по карману?

В дверку копытцем скребется Алина и спрашивает дозволения войти. По смешливому выражению лица, которое она тщетно скрывает, понятно, что комбез на мне «не фонтан», или я «не фонтан» в комбезе?

— Ну и как вам?- спрашивает она.

— По моему — не очень….- опускаю глаза.

Тут продавщицу прорывает. Не в силах сдержаться, она до конца демонстрирует свою лошадиную сущность. Гогочет. Я смущен, и чтоб подбодрить меня, она говорит, сквозь слезы:

— Вы меня ради бога, извините, но вы в этом комбинезоне похожи на Карлссона на пенсии…,- и снова ржание. На шум сбираются все продавщицы-бездельницы этого благословенного магазина, чтоб взглянуть на Карлссона-пенсионера. Допускаю, это забавно. Дымит, теряет обороты, нада масло менять, подшипники полетели, щетки искрят.

Это — инквизиция. Расправа незнакомых мне людей над моим вечным стремлением молодиться. Спортивный стиль и все такое. Правильно бабка еще в семьдесят шестом говорила мне, клянчившему двести рэ на джинсы: «Зачем тебе штаны из бумаги? На тебе сто рублей, купи финский кримпленовый костюм — человеком будешь»!

Я начинаю смеяться вместе со всеми (а что мне еще остается?). Пусть думают, что я эволюционировал к высочайшей стадии развития хомо эректуса — способности смеяться над собой. Из потаенной дверцы выходит какой-то, видимо, менеджер, мужик, но с виляющим задом: слезоточивым газом, резиновыми дубинками и пластиковыми пулями пытается разогнать сгрудившихся вкруг меня кобылок. Толпа в панике разбегается по рабочим местам, и в поле зрения мочалок командира попадаю я. Вначале он сдерживается, хрюкает через нос, потом заливисто, дитячи, хохочет надо мной. Неприкрыто. Высмеяв до предела, неожиданно становится серьезным и сколь можно любезно сообщает, что в их магазине сегодня акция — скидка 20%, а если я владелец карты «боско», то еще минус 3%…

Комбез я не купил. А вот надо было! Назло этим тварям! Пусть смешон…у меня было полторы тыщи рублей нала, и карточка кредитная Ситибанка… Покинув двухэтажную лавчонку, где я только что расстался с иллюзией вечной молодости, распрощался с верой, будто льзя остановить время, уповая на рваные джинсы и розовую футболочку с подписью HAWAII, обнаружил вывеску над входом. Золотом по черному, скромненько и стильненько выведено — ЕМРОRIO ARMANI. BLACK LABEL.

Так вот ты какой, северный олень!

Надо ж попутать дорогой бутик с магазином спецодежды! На кой мне дался этот комбинезон? Да! А неплохо, кстати, было бы на даче, одев его на голое тело, что-нибудь строить, пилить, стругать. Не то на дачу свозят всякое старье и ходят одетыми как бомжары. А тут — тук-тук-тук — стучишь себе молоточком, гвоздики меж зубов зажаты, а на груди волосатой, где опилки застряли, блямба металлическая «Emporio….»… Или представьте, в хлам засаленном мазутом комбезе от Армани, копаться с соседом Лехой в его 412-м «Москвиче»1970 года выпуска. Да кто, блядь, заценит?

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

49 комментариев
  1. raar:

    Толь от духоты московской, толь от нарастающего апоптоза пирамидальных клеток, видится мне, что сключилась с Вами сия аказия. В фантазиях своих неумных о опилочках запутанных в волосах груди:)-(глубоко застрявшие в бессознательном образы от просмотренных ранее видеошедевров на VHS носителях?), ак сомнамбул попали Вы не в строительный маркет, а в помпезно-голубоватый бутик. Единственное что было адекватно во всей ситуации -это смех девчат… думаю лицезреть оное дорогого стоит:))))

  2. Вероника Плеханова:

    у индиго цвет пронзительно синий, еще выцветший в голубой, как Армани ))

    • Что-то ты зачастила к Армани…

    • Вероника Плеханова:

      пропала частица НЕ. Следует читать: «Не выцветший в голубой». От «Армани» у меня только одна вещица. А зачастила я к Армену — он сам шьет хорошие платья.

  3. Antonina:

    Если облачить прекрасного Нептуна из Флоренции в этот шедевр дизайнерской мысли выйдет, думаю, не менее нелепо. Зачем???????!???
    По поводу вечной молодости…насмотрелась я здесь на залаченных старцев в обтягивающих, сиреневых джинсах. И выглядят они неплохо, хорошо смотрятся дедушки! В клубах тоже не редкость зажигающие вовсю пенсионеры )))) все это в нашей голове можно нельзя…liberte’, e’galite, fraternite’)))

  4. Voroncova:

    Еще не поздно поработать над телом. Все рукотворно. Но и тогда эти комбинезоны и «казаки» нужны будут только для маскарада.

    • Что ты имела в виду под «казаки для маскарада»?

      • Voroncova:

        То и имела. Ты так одевался двадцать лет назад.

        • Dr.Gregory:

          Лу, двадцать лет назад ты любила не Бродского, а совсем другого пиита.

          • Voroncova:

            Мы об одном и том же.Зачем тащить из прошлого за собой то, что можно там оставить.

            • Татьяна:

              Иногда полезно забывать про возраст ,скидывать с себя лет 20 и зажигать , как Док. Приветствую!

              • Нет, Таня, сбрасывать 20 лет, как бы чревато для здоровья. Многие за это поплатились.Возраст надо чувствовать.

                • Виталий:

                  чувства только ориентир…любое состояние, в том числе возраст должно соответствовать воз-можностям…можешь перенести воздействие канцеропатогенного солнца — становишься фиолетово-загорелым, нет — держишься в тенечке или подыхаешь на пляже…можешь позволить себе быть с педиками или штаны за полтинник — имеешь их, нет — держишься в сторонке или убиваешься-изводишь себя…есть еще компромиссные варианты — периодически «примерять» невозможное…или писать об этом в блоге

    • Виталий:

      тела тоже для маскарада

      • Voroncova:

        Ты не эстет? Зачем тебе твое такое тело?

        • Виталий:

          чистая функциональность…совпадение с греческими канонами случайно

          • Пиздишь, Посейдон.

            • Виталий:

              отнюдь…чистая функциональность, физиологическая — чтоб моторчик работал, ножки бегали, ручки гребли, социальная — чтоб у тетенек вызывало желание быть поближе, а у дяденек — подальше…и без всяких «работ над телом» и эстетических идеалов — все токмо в свое удовольствие

              • Voroncova:

                Какая тебе разница, как я это назвала, делаешь ты все равно то же самое. Ну, могу так сказать Григорию: еще не поздно привести тело к большей функциональности, что меняется по сути? Поэтому глагол уместен.

  5. Татьяна:

    Сочувствую империи Армани! ))
    Даже с 20% скидкой никто эту тряпочку не покупает..
    Такого раньше не было. Видимо , » кризис» у них.)))

  6. Сергей:

    Представил вас , Док , по памяти , как смог произвести , вам пойдет килт , на пример . Можно с трубкой ) пейсы со шляпой , как у евреев . Да много чего , я бы сказал все , кроме комбеза . Хотя черт его знает , что сейчас у вас в Ижевске в тренде .
    А сколько сейчас стоит смокинг?

  7. Таль:

    Мышцы пресса.

    Накачена грудь.

    Откуда у хлопца

    Удмуртского грусть?

    К чему маскарад?

    Не оценят друзья.

    Ижевск — не Гренада,

    Голуба моя.

  8. Технарь:

    Жить чтоб заценили … чтоб было лучше чем у соседа …пошло и примитивно. С опытом\возрастом хорошо бы было это понять.

    • Татьяна:

      Вы серьёзно??? А где тут мещанство?
      Это же талантливо поданная форма стёба!
      Таль стебётся над Доком, а Док над собой.

      • Таль:

        Таня, это В. Некрасову было посвещено. Стёб от зависти, а не по злобе. Судя по фото — он-таки да факин Апполон. Но врёт, что совпадение — ходит качаться и саль-соваться. :-)

        • Voroncova:

          Просто поддерживает неплохие природные данные.

          • Таль:

            И молчит… Бережёт силы и блюдёт психо-гигиену.
            И всё же, если челобек в …десят выглядит на …дцать, то он не иначе тупо продал душу диаволу. Наверняка, где-то в землянке под Воткинском хранится его стареющий портрет. Признавайтесь, Некрасов, не молчите.

  9. Технарь:

    Я по поводу последнего аккорда Дока -«Да кто, блядь, заценит?»
    Согласен с Доком -«Люди представляются мне чрезвычайно токсичными.»(Вместо Похорон)
    В итоге наблюдаем некое противоречие. С одной стороны «токсичные люди», а с другой есть потребность дабы они «заценили». Не логично как то …

  10. Татьяна:

    Могу только предположить… Искал причину, чтобы отказаться от покупки. Моя одержимость сразу лечится ценой! Док оказался азартней!

  11. Василиса:

    Привет всем! Я тут в первый раз и, если позволите ,тоже выскажусь. У меня созвучная с доктором ситуация. Чувствую себя молодой, а выгляжу, наверное. уже согласно возрасту. Прочитав этот пост, я рассмеялась над собой и немного над доком. ПО-моему мы хороши в любом возрасте, если находимся в здравом уме и радостном расположении духа! А лебезить перед «продавцами» я бы ни что не стала, тем более смеяться вместе с ними, а окатила бы таким ледяным взглядом, что уже не возникало бы никаких вопросов. Тем более злиться на них, да много чести, чтобы я тратила на них свою энергию! И еще важно наверное в жизни достигать общей точки между могу и хочу, чтобы не возникало ненужных разочарований. Вот такая моя точка зрения. Хотя все началось с покойника, он что так волнует Дока?

  12. Василиса:

    Ну, можно было остаться безразличным к чьим-то выпадам, я имею ввиду продавцов.

  13. Василиса:

    Странно, Татьяна, что творческая биография достается Доку такой ценой. Может объясните почему так складывается ситуация?

  14. Наталия:

    35 размер…Нахрена Вам этот пафосный комбез, с такой формой Вы и в джинсах из секонд-хенда еще всем нам класс покажете.

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Я всегда очень дружески отношусь к тем, кто мне безразличен».
    Оскар Уайльд
    Реклама