РЕТРОВАГАНТНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ.

 

Марусенька   увлекла  меня в танце. Или я её? Ладно, оба увлеклись. Нахлынуло. Под безнадежно-«аббовое» “The Day Before You Came”. Как 35 лет назад. Ё!  После занятий. На первом курсе. В тот день была лекция по анатомии. Тогда мы «увлеклись»  под их же «Ватерлоо». Пред тем,  взяли бутылку «бехеровки» в ближайшем сельпо. Помните  сельшопы? Прообразы моллов капиталистического будущего.

В них продавали все, что душа пожелает. Душе угодны были: люстры пластмассовые «под хрусталь», лавровый лист в ассортименте, влажноватое печенье «Шахматное» с привкусом плесени,  ДСП-шные вафли «Артек», кофейный  желудево-цикориевый напиток «Арктика» с белым медведем на упаковке(?), грязно-голубые майки-алкоголички, соленые огурцы, дамские рейтузы…  Непонятно, что б это была  за дама?

Девочки где-то доставали с риском для чести и достоинства хэбэшные «недельки». Набор тонких коттоновых трусиков с надписями: Sunday… Monday…, и вплоть до воскресенья. Включительно. Главное – не быть застигнутой в среду во вторничных. Приучало к порядку.  Каждому дню – своё.  Но в открытой продаже «неделек» не было. Как вам выражение: трусы из-под полы? Подпольные трусы побуждали к  антисоветскому ропоту.

Эти  магазины  с раритетным ассортиментом народ  окрестил «сельпо».  Основным товаром были соленые огурцы. Не земляничные поляны, но соленые огурцы – forever!  Как они засовывали эти гигантские желтые «першинги» в трехлитровые банки? С разбегу, должно.  На этикетке начертано — «Огiркi».

«Бехеровка» — та ещё,   гадость. А больше ничего не было. Ну, не «Волжским» же девочку совращать. В те времена насчет выпивки не капризничали. Пили, что было. На что нападёшь. Что выдавалось на прилавок. Если  пили, чего не было – тут таилась  опасность уголовного преследования с изъятием перегонного куба.

На закуску затарились двумя  банками «сайры» в собственном соку. Вот с «сайрой» в СССР перебоев не было. Сайра в омывающих отчизну водах не переводилась. Плавала и в морях, и в океанах, и в масле, и в собственном соку (который сама из себя добровольно сецернировала), а  хотите – в томатном соусе. Сайре  климатило. Из консервы варили юшку, пекли пироги, или – просто хавали с картофелем отварным в мундире, или –  салатик с яйцом  ко дню ангела можно было забабацать! Придумывали этой малопривлекательной рыбке различные ипостаси, лежащие за пределами эволюционной целесообразности.

Продавцы залихватски, создавали из банок с сайрой хитроумные  архитектурные шедевры, дабы отвлечь от витринного вакуума.  Оторопь брала, чем эти сюрреалистические конструкции держались? Банки стояли краешками друг на друге, и работники советского прилавка, как-то изловчались похерять основы  ньютоновской физики. Вступали в сговор с гравитацией. Были такие креативные торгаши, что затыкали за пояс самого Эйфеля. У француза  было все посчитано. Наши  на глазок. Продавец из продмага, Фиса, мамина пациентка, ко 7 ноября из консервных баночек построила Кремль во всю стену, со Спасской башенкою, часиками, звёздочками и зубчатой стеной. Фису торг наградил январской путевкой в Сочи и принял в КПСС.

Мы шли с Мусей из сельпо. Она –  беззаботная, я – удрученный.  Чтоб скрыть тревогу  инициации,  широко размахивал модным портфельчиком.  В польском «дипломате» из кожзаменителя «под крокодила», меж свернутым белым халатом,  ритмично булькала в красивой бутылке бехеровка, хлюпала в жестяном плену сайра и  скрежетала средне-черствая, скорее всего – позавчерашняя,  полбуханка «ржаного» за 12 коп. Звуки  уже возбуждали. Увертюра.

За гульбу  башлял я – вчера выдали стипендию. Маруся – не по слабоумию, но по-убеждениям,  троечница, стипендии не получала. Непомерные траты стоили свеч. Я шел «на дело»  с одной единственной целью: лишиться девственности. Мне семнадцать, а я еще не целованный мальчишка. Я разработал план. Для храбрости напиваемся. И – на танки!  С собой  стратегическое оружие — «балкантоновский», купленный у фарцовщика Лёши,  диск шведских кумиров. С болгарской аббой, я, как с баяном – первый парень на деревне! В танце я начинаю лапать пьяную однокурсницу, и, несмотря на её мощное сопротивление (так, по-крайней мере, было во французских комедиях с Бельмондо), грязно овладеваю. Я не знал, девственна ли Маруся? У меня никакого опыта по этой части не было. Кое-что рассказывали еще в школе двоечники-второгодники. Туповатые счастливчики  «развязались» уже в восьмом. В спецлитературе, что подсовывали родители, не было ничего, кроме морализаторских опусов. «Ручки поверх одеяла», или «если отрок  в туалете более 5 минут – бьем тревогу»! Со старшим братом, известным в институте казановой,  на эти темы общаться не хотел. Остерегался его издевательского тона: «Братишка, да ты все еще целочка»?

«Ничего, — уговаривал   я себя, — инстинкт свое возьмет». Коли Маруся неопытна  – меньше спросу, если что-то пойдет не так. С другой стороны,  сексуально опытная женщина  и темпераментом поддержит в трудную минуту,  и вектор задаст,  и ритм обеспечит. Будь, что будет.

Маруся не была случайной попутчицей. Нет, это не любовь! Она мне только нравилась. Нравился ее запах. Мы вместе сидели на лекциях. Она была томной, пухленькой, непредсказуемой, остроумной, симпатичной. Владелица изумительных глаз с поволокой. Ей-ей, я никогда, ни прежде, ни теперь, не видывал таких глаз. И еще была она златовлаской. И ещё…не совсем присутствовала в реальности. Теперь бы я сравнил её с поэтессой серебряного века. Она такая, знаете, задумчиво-старомодная была. В вязаной шали, дурацки немарафеченная. Такие девушки в начале прошлого столетия посещали поэтические сборища куртуазных маньеристов.  Любительницы Мариенгофа. Мы много разговаривали. Казалось,  я ей не противен. Она не намекала на углубление отношений, но оккупировала мои сексуальные фантазии процентов на восемьдесят. Маруся – идеальный кандидат на первую учительницу (или – ученицу?). Я решил сделать первый шаг (не очень пафосно?).

Лекции по физиологии. Профессор бубнит что-то про половые железы приматов.  Я собираюсь с духом:

— Как насчет, чтобы после «школы» бухнуть и послушать музычку?

— Легко, — отвечает она, — мне удобнее сразу после занятий, — предков не бывает часов до шести вечера.

Лишиться целомудрия на ее территории –  даже лучше. Мою бабку  труднее спровадить из дому на пару-тройку часов. Мы назначили день — была общая лекция.

Я готовился. С шести утра мылся и чистился так, что на каждом месте юного моего корпуса можно было поставить тавро «ready to use». Бабуля моя даже забеспокоилась, отчего на внучка ни свет, ни заря, нашла эдакая, вот, чистоплотность?  Не в бой ли я последний собираюсь, ну, чтоб, «во всем чистом». «Да, — подумал я, — тут со щитом или на щите, или мужчиной стану к вечеру, или посмертно награжден буду орденом, как павший смертью храбрых на  поле…  на противоположном поле».

Дошли мы с Марусенькой до ее хаточки.  Двухкомнатная хрущевка на Буммаше. Первый этаж. Окна не пропускают света – густые кусты сирени, даже без зелени превращают жилище в склеп. Понятно – родители врачи. Прихожая с 25-ваттной лампочкой и рогами. Кухня. Со вчерашнего ужина груда немытой посуды в раковине. На столешнице тусклого зеленого пластика – поминки завтрака – сковородка с чем-то колбасно-яичным, недоеденным, крошки хлебные, корочки «голландского» и немытые чашки. Чашки, кажется, после употребления не моют вообще.  Выглядят они, как вокзальные унитазы той поры. Выпив чаю, чашки (их называли «бокалами») оставляют на столе, потом снова пьют из них чай. И, лишь раз в полгода, во время какой-нибудь грандиозной уборки, к Пасхе ли, к Новому ли году, содой каустической придают дешевому фаянсу белизну и блеск, счищая со стенок густой коричневый налет чая номер тридцать шесть. На стене — остановившиеся ходики. На гирях,  в виде еловых шишечек,   навешано всякое дополнительное железо: ключи и вилки –  призванные, видимо, оживить износившийся механизм. Я трогаю маятник, мне необходим ритм – часики, не пройдя и полминуты, останавливаются. Интерьерчик, так себе. Папа – рентгенолог. Подрабатывает по ночам на «скорой» и читает что-то дебелым дурам в медучилище. Мама – в поликлинике. Ишачит педиатром с восьми до шести. В холодильнике – тоска, перегоревшая лампочка,  пачка маргарина неправильной формы и заплесневелая баночка соуса «Южный». Понятно, в семье к еде относятся предвзято, и, где-то, высокомерно, но я, в конце-то-концов, не жениться на Мусе собираюсь.

Выпиваем одеколоноподобной бехеровки из стаканчиков с гоночными машинками, пр-ва ЧССР.  Закусываем бутебродиком с консервой и лучком. Лучок хрустит на зубах. Как целовться? Зубную щетку забыл. Закуриваем по сигареточке  сизого «Космоса». Хорошо-о! По стене, оклеенной клеенкой с изображениями фруктово-кулинарных излишеств, ползёт недобитый дихлофосом таракан. От соседей. Он вяло вращает усиками и замирает где-то в районе  жаренной индейки на блюде, в окружении жутко неестественных синих ананасов и  прочей экзотики. Понимаю — пора действовать. Как говорил Ильич: «Промедление смерти подобно». Достаю из пакета диск «АВВА».  Спрашиваю у осоловевшей Мусечки, выпускающей изо рта дымные кольца и с их же помощью пытающуюся сдуть со лба ниспадающую чёлку:

— Где у тебя музыка?

Марусенька нехотя встает с табуретки и мы идем в ее малюсенькую комнатку с письменным столом, красным протертым диванчиком, фиолетовыми обоями в белых розах и радиолой «Вега-312».

— Потанцуем?

— Потанцуем.

Танцуем. Медляк. Пульс у меня, где-то 120. Время!  Муся,  отстранившись, смотрит на меня в упор. Поскольку я близко, она рассматривает меня близко сведенными к переносице глазами – это придает ей несколько дурашливый  вид. Мне, наверное, тоже. Сейчас я ее поцелую. Словно предугадав коварство:

— Казак, ты меня хочешь?

— Откуда ты знаешь? – спрашиваю с неподдельным удивлением и испариной.

— Это подразумевалось с самого начала… ликер…шпроты…

— Сайры…

— Что?

— Не шпроты…сайры…

— Ха…пойдем еще выпьем и обсудим ситуацию.

Идем на кухонку. Наливаю побольше. Разговор предстоит серьезный. Вибрирую. Замахиваем без закуски. Закуриваем «Шипку» мусиного папы. «Космос» закончился.

— Ты девственник? – спрашивает Муся лукаво. Я тяну время…

— Что?

— Ну, женщина есть у тебя… была?

— Конечно!

— Не ври! Ты – еще де-евственник, — она произносит не смеясь, но,  злорадствуя, — хочешь со мной перпихнуться?

— Хочу, — честно сознаюсь. Меня здорово смущает прямота Муси. Я не думал, что так можно. Правду-матку.

— Окей, — произносит Маруся и пыхает мне в лицо табачным дымом, — времени – четыре, быстро в душ!

Я никогда прежде не раздевался  пред девушками и женщинами. Нет, вру, пришлось…перед женщиной-урологом в райвоенкомате – очень стеснялся. Она проверяла, на месте ли мои яйца? На месте.  Джинсы и свитер я снял перед ванной в прихожей, голая Муся уже стоит под душем. «Это – моя добыча».

— Ты что, в носках и трусах мыться собираешься, Казак?

Боже, а если она кому-нибудь расскажет, какой я нерешительный. Надо изобразить решительность. А, ну, смелей, так…носки в сторону… трусы можно даже бравадливо покрутить на пальце. Я впервые демонстрирую постороннему человеку свое сексуальное возбуждение. Заценят ли мои природные данные?

Я и Маруся под душем. Она меня намыливает. Как мама в детстве. Приятно.

— Иди ко мне… — произносит  торжественно.

Иду к ней. Сразу ничего не получается. Скользкая ванна не дает взять даму «на абордаж». Хотелось бы традиционности. Перемещаемся в ее микробудуарчик.

— Предохраняться будем? – руководит она процессом.

— То есть? – меня трясёт от вожделения и волнения.

— В аптеке продают такие штучки…

— По-моему, в аптеках нет ничего, кроме гематогена…

Предварительные ласки редуцированы. Я очень стараюсь…но получается долго…нудно….монотонно. И самое странное – Муся не очень активно поддерживает меня. Она интактна. Когда все закончено, меня мучит два вопроса, доставил ли я Мусе удовольствие, и сразу ли надо отсоединять трап от самолета или подождать чуточку?

— Ты как? – спрашивает она, — кончил?

— Нармально…а ты?

— Я – фригидна…и не только сегодня… — улыбается.

— Я не удовлетворил тебя?

— Не расстраивайся, Казак, меня никто способен раскочегарить, не только ты, — Муся произносит это без скорби, обреченности и жертвенности, — я дружила с парнями…и – никак…попадались такие экспериментаторы….

Меня очень интересовал вопрос, как много было их, этих кочегаров, что не могли раскочегарить эту, в-общем, привлекательную девушку, но я промолчал.

— Ты чувствуешь себя неполноценной?

— Нет, — произнесла она безразлично и покачала головой.

— Зачем ты тогда… делаешь это с  с нами…со мной, если не получаешь удовольствия?

— Ты серьезно хочешь это знать? – удивляется первая сексуальная партнерша, накручивая на указательный палец мою мокрую кудряшку. Я киваю.  — Мне, Казак, смешно, как вы пред женщиной расклеиваетесь: вне постели ходите такие понтоватые, я-не я, и стоит вас только поманить, титьку показать – был мужик – и нет мужика. Сопли, слюни, поцелуи; нет ничего забавней виды кончившего мужика, — она хлебанула  бехеровки. Лёжа. Закуривает. Лежа.

Понятно. Девушке не нужен оргазм. Секс – её хобби. Хобби наблюдать за унижением ближнего.

В дверь прихожей кто-то позвонил. Маруся встрепенулась, взглянула на прикроватные часы:

— Ой, мама! Это – мама. Сегодня же среда, она раньше возвращается, у нее профилактический день, блин! Одевайся, быстро и уматывай в окно.

Она быстро сгоняла в прихожую, спросила кто? Оказалось, что мама. Чрез дверь Муся пискнула:

— Мамуль, я в ванной, одну секундочку…

Муся быстро вернулась, открыла окно своей девичьей, скинула вниз мою куртку, свитер и начала меня выпихивать туда же, с незастегнутыми джинсами и без свитера. Было невысоко. Я спрыгнул. Был конец марта. Холодновато. Туда же, вслед полетел и мой портфель со свернутым халатом. «АББА» продолжала играть на «Веге» -312. Я быстро оделся под окном, оставив у Муси носки и пластинку. На душе была неопределенность. Я здорово продрог. Персонаж анекдота.  Хорошо еще, что не пришлось выслушивать мамино: «Вы, как порядочный человек, должны теперь жениться на моей дочери»… Дурацкая ситуация! На меня уныло зыркали удивленные прохожие.

Дома бабушка спросила, почему я без носков. Я ответил, что забыл надеть на физкультуре после душа. Сегодня не было физкультуры. И душа на кафедре физкультуры не было. Он был, но никогда не работал. Я набрал полную ванну воды. Сидел долго. Не мог согреться.

Я стал мужчиной. Я – мужчина. Я – самец. Счастья не чувствовал.  Просто, для галочки. Разбитость в теле. Незавершенность. Окончательно мужиком я себя почувствовал через три дня. Муся наградила меня «трепаком». Бедная моя передница! Гоновакцина, после которой кажется, что ссышь серной кислотой. Бициллин – 3, что сворачивается в игле шприца. Бедная задница!  Приходится перекалывать. На всякий случай – трихопол. От него тошнит.

Вот с Мусей я и танцую. Тридцать пять лет спустя. Она нейтрально интересуется:

— Гриша, где твои золотые кудряшки?

Отвечаю припевом из «Милого Августина». Она растолстела. Как старая мышь. В сером бархатном платье. Расшито платье на груди маленькими искусственными жемчужинами. Она думает – красиво? Спрашиваю, как у нее жизнь. Она – бабушка. Скучно. Что я здесь делаю? Что мы тут все делаем? Не видели друг друга тридцать лет.

Мои институтские друзья-приятели не похожи на себя. Они похожи на собственные шаржи. Особенно мужики. Огромные животы. Брюки застегнуты на лобке. Атония передней брюшной стенки. Вид у большинства — потрепанный. Некоторые в дорогих костюмах и ужасных галстуках. В розовых рубашках. Что это за любовь к розовым рубашкам? Они думают – это красиво?

Тётки (за некоторыми исключениями) – либо потеряли вообще интерес к своей внешности, ну… о них не интересно…. либо напротив, напоминают жутких американок из «Секса в Большом городе». Ботокс – норма жизни. Силикон – ее тонус. Лица блестят, как глянцевые фотки. В окружении синтетических дам чувствуешь себя, как в гигантском аквариуме с незнакомыми рыбами. Ни тех, ни других давно не трахали. Не рыб…дам.

Разговоры. Свои ли зубы? Почем платили за имплантант? Ебешь ли еще баб? Сколько внуков? Когда снимут Волкова? За кого голосовал на выборах? Пойдем выпьем. Пойдем! Живу в Израиле. В доме есть бомбоубежище. Хорошо.

Звонят друг дружке – обмениваются телефонами. Зачем? Все равно не перезвонят. Ритуал.

На встречу скидывались по тыще(!). Врачи – бедны. Столы не ломятся. Микробутербродики с желтым маслом и высохшей красной икрой. Несколько икринок на бутерброд. Так выглядят лопнувшие эритроциты в моче под микроскопом. Водка тепленькая и дешевая. Я опоздываю на час. Мне уже никто не рад. Мужская половина перепилась. У кого заканчивается на столе – ходят по другим столам. Братаются. Выпивают. Одногруппница Ирина сохраняет для меня пару салатиков. От майонезно-яичных закусочек за версту тащит сальмонеллезом – жарко. Плюс двадцать восемь. Пробую. Салатики уже газированные. С пикантной кислинкой.

Пьяные мужики лезут  обниматься. Потные вонючки. Вызывающе громкие. Знал, что будет бедно. Взял 2 по 0,75 «Блэкэндвайт». Вроде – шотландский. Сразу появляется много друзей. Обзывают «буржуем», но пьют. Закусываю приторными конфетами «Аленка». По столам официантки разносят горячее. Бефстроганов с картофельным пюре. Напоминает голубиный помет с картофельным пюре. Подходит официантка. Сообщает, что бефстроганов на всех не хватает. Я кричу: «И,  слава богу»! Она удивляется. Поговорить можно  только на улице. В зале громыхает музыка. Танцуют под «Ласковый май».

На большом экране  под взгрустнувшего Поля Мориа показывают фотки с ликами умерших однокурсников. В-основном – мужиков. Сдохло человек тридцать. Это нормально. Как это у страховщиков? Возраст дожития?  Смотреть на мертвых приятней – молоденькие и трезвые. Верка, что в бытность свою, все шесть лет, писала экзаменационные «шпоры» на бедрах, всплакнула. Она – первая вдова курса. Ее муж, Саша, умер от сердечного порока. Пентада Фалло.  Врожденный. Судьба. Приехал на операцию в Америку. И за день до нее умер. Не дождавшись.

— Как трогательно»- всхлипывает  мне на ухо вдова.

— Это – щитовидка, Вера»! — говорю.

В ответ слышу, что я – циничный козел. Я в курсе. Тем более, что после вдовства, Вера уже пятый раз  замужем. Работает на пяти работах. УЗИсткой.

Зачем я здесь? Люди эти  чужие. Я живу без них – они без меня. И не надо этого видеть. Мотив посещения подобных сборищ – «До чего же вы все дошли»? Мы допиваем вторую бутылку с Серегой Черновым. «Ты че, качаешься?» —  спрашивает он, трогая мой квадрицепс. «Нет, бегаю» — отвечаю. Пляшем под «Реки Вавилона». Без одышки.

Прав был Апдайк: …тоска по счастью, которого не было. За «буржуя» было обидно. Когда шел домой, качало.  От обиды.

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

119 комментариев
  1. Светлана:

    А я и не хожу на подобные сборища. Ни к школьным ни к институтским «прежним» товарищам. Тоска там и выпендреж на пустом месте. Всегда. Мне кажется просто по определению подобных сборищ. Зачем пошел-то? Ритуалы и правила?
    Как-то тоскливо этот пост выглядит, по контрасту с предыдущим особенно. Тот был фонтанирующий хаотичной, но позитивной энергетикой-то.

    • Как, Света, говорил Папанов в «Бриллиантовой руке»: «Такова се ля ва». То бодрит жизнь, то башкой в муть всякую окунаешься. Мне после этого мероприятия снится странный (!) сон. Уж несколько ночей! Будто я в каком-то общественном месте, то ли клуб, то ли ресторан. Обслуга — вышколенная, но относятся ко мне недоброжелательно. Они знают, что я знаю, что они — бывшие гестаповцы. Подмигивают угрожающе, мол, если что — добра не жди…не проговорись, смотри! Внешне — все благопристойно. Просыпаюсь с тяжким сердцем. Мутит. То, что ты не посещаешь таких мероприятий — молодец. Меня, как всегда, бес попутал. Ощущение после сборища — куча разнопестрого народу, с разными интересами, болезнями, разным доходом. Но все, как один — разочарованы жизнью. Некоторые говорят открыто, другие — защищаются бравадой, мол, все заебись! Ни яхт, ни вилл, ни перспектив. Как у Муравьвой в «Москва слезам не верит» — глухо, как в танке. Легкости нет, понимаешь, ни в теле, ни в голове. Как будто из дейтерия они сделаны?

      • Светлана:

        Опять знать синхронизмы..я статейку о снах пропечатываю.

        • Что может быть информативнее снов? Вот написал пост, опубликовал и заснул. Снова сон. Меня отовсюду изгоняют. Из больниц, из разных офисов. Обвиняют в том, в чем я не виноват. По всему городу объявления о моей непорядочности с фотографиями. Понимаю, что все заблуждаются на мой счет. Я оказываюсь в заснеженной пустыне с единичными островками желтой травы. Дикий ветер. Метель. Но яркое солнце. Мне не холодно — на мне теплый пуховик красного цвета. Я свыкаюсь с мыслью о вечном одиночестве и отверженности — это меня успокаивает, исчезает жалость к себе — мне тепло.

          • Татьяна:

            Гриш, ты же не всеми отвержен. Пусть некоторые «заблуждаются на твой счет».Это их проблемы, большей частью от недоумия.

            • Да, на то, что я отвержен-неотвержен, наплевать,черт с ним! Это не так, уж, важно, учитывая, что я лучше всего лажу сам с собой. «Лажу» в смысле «ладить», а не в смысле «лазить» или «лажать». Отсутствие людей рядом вообще не очень-то тревожит. На даче у меня отличные соседи, золотые люди, но….когда они уезжают на работу и я остаюсь в нашем околотке один — чувствую себя расчудесно. Тут, Танюш, дело в том, что как мне кажется, открыл для себя и вообще, некоторые закономерности нашего существования, что вполне бы могли улучшить нашу жизнь, облегчить, сделать более приятной — не слышат. Говорят: «Мы очень уважаем тебя, старый, но…то, что ты говоришь, подходит только тебе. Ты — эксцентричный дурашка, вот и живи, как тебе вздумается, а мы, уж, поплачем, поболеем, пострадаем, как без этого»? Нет поддерживающей группы (кроме интернета) в реальности, чтобы разделяла мои убеждения и искреннее желание помочь. У них болит, они маются от придуманных хворей, убегают от придуманных врагов, я это вижу, но, как только открываю рот, слышу в ответ: «Куда тебе? Не рожал, не любил…конечно у тебя все хорошо». Блять!

              • Светлана:

                Гриш, нельзя заставить людей быть счастливыми, здоровыми, разумными. Это их право оставаться в потемках. Им там привычнее, спокойнее. Твои попытки расшевелить их могут представляться им весьма жестокими.Ну низкая у них степнь адаптивности, чего сделать? Вообще считается что после 40 какие-либо серьезные подвижки психологического плана идут весьма туго. Ну если не привык к ним до 40. Мне лично твои рассуждения не кажутся чем-то сверхудивительным. Сама думаю о чем-то похожем, в инете читала других, еще более «безбашенных». Лично я привыкла к непониманию. Хотя это тяжело и весьма.

                • Да, Свет, в этом смысле есть желание причислить себя к «касте» просветленных и цинично взирать на их маету. Но, как ты прекрасно понимаешь, сектантство — тоже не выход. Раздражает вот что: игры, игрища. То есть, ты, вроде, как серьезно подходишь, объясняешь, что так, мол, и так, надо, а они, глянь — и опять возле золотого тельца пляшут или с болезнями своими совокупляются в довольно извращенной манере. Как мне понятна ненависть Моисея, ох, как понятна. Да, так, видимо, повелось со дня сотворения мира, и не мы это переделаем.

                • Есть у меня сосед — Леша. Повредил он коленку. Связки, знаешь — гадость. Говорю ему — эта ситуация месяца на три, пока можно — плавай в пруду, минут по двадцать, сколько можешь плавай до сентября пройдет. Он: «Вода холодная, назначьте настоящее лечение, с мазями, может укол в сустав». Послал я его. Неправильно, наверное. Вот соблюдение ритуала требуется, видимо.Без ритуалов с завываниями и бубнами — никуда! Называет меня — «Добрый доктор Менгеле». Интеллект высокий у парня, а, вот объяснить ему, что есть настоящее и не настоящее, не могу.Как хочется здорового окружения. Без «костяных ног», «костылей» и инвалидностей. Нет! Кругом — инвалиды.

                • Светлана:

                  Объяви ты себя новоиспеченным Моисеем наших дней, собери секту, и как раз бы и потянулися твои одногрупники-то. Блуждающие в потемках. Живее прислушиваться бы стали. Парадокс. Прости господи,( это я так, на всякий случай)) Но это будет совсем другая история, согласна.

                • Все это чертовски напоминает сцену из «Кошкиного дома» Маршака. «Жмемся мы друг-к-дружке, чтоб теплее стало»! — «Вот дам я вам на пряники»!

    • Татьяна:

      ..Там не только выпендреж… там жалкий выпендреж и желание прикрыть свою несостоятельность в жизни.И, несмотря на то, что люди уже взрослые,остались школьно-детские стереотипы в общении. Два года назад на последней встрече,поклялась себе, что больше не буду тратить свое драгоценное время на этих встречах.

  2. Voroncova:

    Почему ЭТО ВСЕГДА ТАК ПОПСОВО? Кому, как не тебе знать, как все будет, что ж ты не одолеваешь своего беса? Я никогда не хожу. У меня сводит скулы, я не могу ни слова произнести. На таких сборищах невозможно быть собой, ну, или надо напиваться, а это в моем случае исключено.

    • Виталий:

      а я недавно сходил на сборище одноклассников, приуроченное к 30-летию окончания школы…первый раз и неожиданно душевно, никто не жлобил…разве что я — не пил и тихонько свалил с продолжения банкета

    • Н-да, попсовей не бывает, Лу. Там, на встрече, еще трезвый я очень обрадовался одной сокурснице. Обнял. Оказалось, что это — не она. Неудобно. Она успокоила меня, сказав, что ей все равно приятно. На курсе меня не любили. В группе — вообще гнобили. Говорили, что не серьезный. Мудак! Те, с кем я любил общаться, либо живут на Западе, либо померли. Я не напился, несмотря на дозу приличную.

      • Voroncova:

        А вот сестра моей подруги, твоя однокурсница, о тебе всегда хорошо говорит, только вспоминает, что ты был непонятным и загадочным, а девушкам ооочень нравился. Марина Зубкова её зовут

        • Знаю и люблю Мариночку. Так вот это ж исключение. Нравился девушкам? Что-то не припомню я к себе очередей…но спасибо на добром слове.

  3. Палыч:

    А я б сходил к своим, одноклассникам. Токо сбор некому организоВЫВАТЬ)) Как свалил Рашидка Гусманов, авантюрист,мошенник и выпендрила, за бугор, так и тишина. Ты, Гриш, наверно его помнишь..

    • Конечно, Рашида помню. Мы его звали — Рашида. Человек с удивительным сочетанием плебса и утонченности. Как-то всегда «на грани»… Жил сначала в Израиле, потом — в Канаде. К сожалению этот веселый и славный татарин погиб в автокатастрофе под Москвой пару лет назад.Да хранит Аллах его грешную душу!

    • Палыч:

      Не знал, что его не стало. Сын удмуртско-подданного мусульманина, женившегося на дщери сынов израилевых и действительно мотанувший в Канаду через Иерусалим. Тот еще кадр, в коридорах шк.№ 11 продавал Мальборро по рублю за 1 !! сигаретку. 6 лет назад приезжал, паспорт канадский показывал)). Чот опять хотел спизданучить. Предлагал мне на него поработать. И эта сочетабельность дворого хулигана и тонко понимающего, действительно удивляла

    • Палыч:

      А мне говорил, что — долги физ.лиц перед ГЖУ. Хотел потом, с моей помощью, их из квартир выселять…

  4. Танзиля:

    …»Так вот это ж исключение. Нравился девушкам? Что-то не припомню я к себе очередей…» — Нравился, нравился. Но выглядел ты очень недоступным, даже недосягаемым. Впрочем, и сейчас выглядишь также. С вашего курса запомнила тебя, Прошутина и его тогдашнюю жену. Кажется, она в Америке.

    • Танзиля, и ты, Брут…какая недоступность? Выглядел недоступным? Я не чувствую своей недоступности. Сам себе я доступен. Не попалось женщины, что разглядит эту доступность. Жду. Глядите в оба!

      • Voroncova:

        Умеешь, умеешь ты дистанцию обозначить, я даже позаимствовала это умение у тебя.

        • Я, Лариса, как Наф-Наф: «Я, конечно, всех умней, всех умней, всех умней: дом я строю из камней, из камней, хрю-хрю»…

  5. docMAS:

    Палыч, а Вы, не из 22-й ли школы то будете, им. А.С.Пушкина, немецкой спецшколы, где готовили для засылки в глубокий немецкий тыл? и не в Г ли классе Вы учились?

    • Палыч:

      Нет doc, не тамошний я) Если Вы про Рашидку ? Я с ним встретился в 5 кл. 11-й шк., когда 50 шк. и еще какую то обьединили во вновь построенную, прям напротив Гришиного подьезда))

  6. МАРИНА:

    Док,а че тебя ностальжи замучило?Поперса туда,опять себя свысока показать?Или извращенное чувство мозахизма?

  7. МАРИНА:

    Гришечка ТЫ особенный,поэтому ты не вписываешься не в одно сообщество!А за кисю спасибо,муур

  8. Палыч:

    До сих пор припоминаю дв.брату,как он обломал мне всю картину лишения невинности. После 10 кл. были на свадьбе дв.сестры,на селе. Я уже уболтал подругу невесты(старше меня на 5 лет)),завлек на сеновал, поднял за собой лесенку, приступил к процессу разбирательства с застежками(такое ,бля,дремучее занятие оказалось), как тут откуда то с потолка падает на нас братан, с огурцом в одном кармане и с поллитрой в другом.Подружка невесты пожелала сбегать за угол, тут ее след и простыл. До сих пор не знаю, как братуха одолел 3-х метровую высоту. Оказалось, оч меня искал, чтоб употребить. В итоге, пришлось сначала в СА отслужить, чтоб стать виноватым).
    Возможности конечно еще были, но своей доступностью отталкивали. Ну эт я уже опосля усек. А тогда что то останавливало, в последний момент.

    • Павлович, тебе повезло больше, чем мне. После армии — чудесно. Помнишь, как в песне:
      Моряк в развалочку сошел на берег,
      Как будто он открыл пятьсот америк…

    • Татьяна:

      Такую историю раза четыре слышала от разных людей. Сеновал излюбленное место..дешево и сердито

      • Когда буду жить в Мексике, открою притон и назову его «Сеновал». Там юноши будут терять девственность в цивилизованных условиях, без соломинок в ж….е. Кстати, кто знает, как будет «сеновал» по-испански?

      • Палыч:

        Сеновал, был замечателен. Сено для кроликов, клеверок. Даж земляника с ягодками встречалась..Романтик для совдепии.

      • Voroncova:

        Это лишь в том случае, если ваши вкусы разделяют

        • Да, что-то Палыча на ретруху потянуло. А столько новой и прекрасной музыки! Зачем старье (в контексте поста)?

          • Татьяна:

            А она (музыка) здесь на блоге нужна? Сдается мне, что Палыч донести до нас «глухих» чего-то хочет.

            • Виталий:

              эмоций-чувств, похоже, не хватает…и ностальжи от энтого — тогда ума было меньше, а чувств больше (и их положительность-отрицательность тут абсолютно неважна)

              • Виталий:

                а тут одни умные тетки, которые эмоции проявляют тока меряясь интеллектуальными письками с мужиками или титьками между собой

                • Татьяна:

                  Бедный Палыч. Внимание никто на него не обращает. Не оценили «умные тетки» его тонкую душевно-ноющую организацию. Пусть сходит на сеновал, может там кто подберет.

                • BJBKJHBI:

                  )))

                • Виталий:

                  месть за эрекцию)

                • Татьяна:

                  Ну что вы, Виталий. какая месть!!!!)))) «Эрекция на дичь»….Мне очень понравилось.Этакая амазонка нарисовалась в воображении. «Эрекция» может быть и без члена. Хуже, когда член без эрекции, когда вместо эрекции одни сопли.

                • Виталий:

                  Татьян, а не замечаешь, что присваиваешь себе права на член?…у меня члена нет, но я знаю, каким он должен быть у тебя и как им правильно распоряжаться ты должен…эреуция, может, и желательна-привлекательна, но — не твое

                • Татьяна:

                  спасибо, Виталий, учту)

                • Виталий:

                  епыть, какие вы с Палычем учтивые…со мной

                • Voroncova:

                  Виталий, ну, он же подставился, как тут не взмахнуть серпом?..

                • Татьяна:

                  Виталий, не ставь меня рядом с Палычем ..тошнит

                • Виталий:

                  от косьбы?

                • Татьяна:

                  от таких как Палыч

                • Voroncova:

                  Виталий, косят косой, и это безвозвратно, а серпом жнут, и после этого вполне можно жить

                • Виталий:

                  меня не тошнит…у каждого свои слабости…слабое зрение носорога — не его проблема

                • Виталий:

                  я жала, жну и буду жать,
                  я жизнь дарю, ебена мать

                • Виталий:

                  бабочки на х…
                  все, что ниже, пожала…
                  продолжается жизнь

                • Виталий:

                  муза моя полуношная

                • Voroncova:

                  Изнасилованный музой…

                • Эк, в какие эротические дали вас, ребятки понесло! Хочу обратить внимание, что пост называется «Ретровагантное происшествие», а не «ретровагинальное происшествие».

                • МАРИНА:

                  ВЫ НЕ ПРАВЫ СУДАРЬ!

          • Палыч:

            В ретруху, потянуло сначала тебя, Гриш. Увлекаешь..) Вот старье и повылазило..

            • Я, Палыч, как раз писал в посте о деструктивности римайндов и ретрух. Что касается музыки, рекомендую, в целях совершенствования и развития не слушать того, что ты уже слышал и слушал когда-то.Точно также зачем-то люди по 7 раз ездят в Турцию и Египет, как будто на земле мало мест, где можно побывать? Дёшево? Ну, вот, в дешевизне-то все и дело. Взбодрить эрекцию прослушкой «битлов» и «пинкфлойдов», оно, конечно, можно, но это — дешевый путь в никуда! Мы, с тобой, Палыч, парни дорогие, и потому не имеем права возвращаться назад. Идем вперед к новым ощущениям! Не нравится современная музыка? Ладно, и не надо себя заставлять. Слушай прежнюю, но не ту под которую первый раз кончил, а которой еще не слышал. Сейчас можно слушать все, что угодно. Я учу итальянский и по утрам с плеером бегаю по лесу. Записываю современную итальянскую попсу — супер. Она еще интереснее, чем пресловутые звезды «Санремо»! А сколько замечательнй музыки 60-х, 70-х, 80-х, 90-х, столько групп и исполнителей, что не прошли через таможню нашей любви к прошлому… Хули себя, Палыч, ограничивать? Я внимательно читаю твои комменты. Ты здорово изменился. И не в худшую сторону. Стал легче. Воздушнее.Но, видимо, периодически, особенно, когда ты принимаешь на грудь, тебя начинает заёбывать «ностальжи», во время которой и потягивает тебя на «баккарих». Еще раз: «Ностальгия — тоска по счастью, которого не было»…(Апдайк).

              • Voroncova:

                вот-вот, алкогольная доза в некоторых его комментариях явно проступает

                • А парень-то неплохой…

                • Палыч:

                  Ваши «вставки» Ларис, оч напоминают ябедничание дочери тов.Митрофонова из к\ф «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен»… Вот — вот…

                • Палыч:

                  НЕ то слово, Гриш. Замечательный, эт да ))

                • Voroncova:

                  Парень, может, и неплохой, но такой предсказуемый…

                • Татьяна:

                  позер,выпендрежник и любитель «показательных выступлений»

                • Татьяна:

                  и еще не просто «любитель выпить», а алкаш

                • Виталий:

                  заклеймили

                • И заклеймили, и диагносцировали…

                • Палыч:

                  О, я оказывается еще и БОДРЯЩИЙ)))

              • Quasi italiana:

                ciao a tutti)))) интересно братцы что ж вас на Италию так потянуло. Обычно это прерогатива дам среднего и бальзаковского возраста в поисках последнего шанса. Ладно может это немного жестоко и не совсем объективно. Гриш, если хочешь могу поставить хорошее произношение пока я здесь (без препода это сложно по опыту говорю). После достаточно долгого пребывания там поняла что у нас не все так плохо а у них не все так сказочно.

                • Остаемся дома, Куази итальяна?

                • Татьяна:

                  «…у нас не все так плохо а у них не все так сказочно» Примерно тоже самое, слышала от дочки приятельницы. Как рвалась в Италию! Теперь мечтает о России. Проблема-замуж успела выйти там. Хорошо там, где мы есть.

                • Не…ну на шопинг-то можно съездить? Опять же галерея Уфицци…

              • Quasi italiana:

                Отчего же, дотторе Грегорио… В Италии декорации покрасивше все-таки будут))) Да и если тут все ясно плюс минус что тебя ожидает через 40-50 лет то там интрига сохраняется. Изучу итальянское право авось и получится из меня что-нибудь стоящее. Perche no? Может быть лучше тосковать о родине за кордоном, чем обс*рать нашу действительность каждый день. Говорят же чем дальше живешь от родителей тем крепче любовь. Хотя конечно терзают смутные сомнения.

                • Да, Куази, хороший вид из окна — возбуждение эстетских инстинктов, и, как следствие хорошее настроение, и, как следствие, мозговая продукция (галлюцинациони) — приятные и обволакивающие: приятные люди, хорошая еда. «Лучше не бывает», помнишь? А если из окна вид на цементный завод? И вообще, как это приятно, дотторе Григорио! Ми пьяче, сеньора аввокатесса (или — аввоката, правда больше похоже на авокаду)?

                • вероника плеханова:

                  — я буду говорить только в присутствии своего АВОКАДО!
                  — но против вас существуют неопровержимые УЛИТКИ!

            • Палыч:

              Усек Гриш. Бум двигаться дальше. Употреблямс канечна, да в приятной компании то вообще за грех не считаю) А в одного и не заходит.Но отжимосы значительно чаще)
              Тоже увлекся итальянским, особенно после уроков Д.Петрова на т\к «Культура». С одной из приятельниц переписываемся(не перепихиваемся)) только на итальянском, но не хватает разговорной составляющей. Вот музацию и включаю. Мой товарищ посещает собрания общества российско-немецкой дружбы, там и тренируется. Чего то похожего в области ит.языка не нашел в городе.

            • Voroncova:

              Кому что напоминает: вам — одно, другим — другое, но правда-то в них есть

    • Палыч:

      Поначалуй да, было чудесно.. Даж от прикосновений к титечкам девушка отлетала, или обманывала…

    • Виталий:

      есть простая формула — намерение равно результату…и сыпящиеся с 3-метровой высоты боатья и поллитры только усугубляют намерения

  9. МАРИНА:

    Ты бываешь ужасен? Что-то я не припомню веских аргументов в твою пользу?

    • «Ужасен» основное мое состояние, в остальное время я прикидываюсь.

      • Ильдус:

        Только что прочитал этот пост… Помнится, история, рассказанная мне Григорием лет сто назад,(имеется в виду первая часть), отличалась от этой как старый заскорузлый тульский пряник от намокшего разбухшего ванильного печенья. Вроде бы и разные (обстоятельства, антураж, действующие лица (хотя какие лица — функции!)), но и то, и другое — Гришины невинные мистификации, по-видимому,одинаково неаппетитные и депрессивные. Причина периодического возникновения подобных ментальных экзерсисов Гриши — вот что мне лично всегда было интересно. Вместе с тем, любой из предложенных вариантов (выберите понравившийся!)до некоторой степени объясняет абсолютно реальное продолжение. Сейчас задумался… Как-то зло получилось написано, а такой эффект не предполагался…

  10. BJBKJHBI:

    В Госдуме России слушается закон о введении цензуры в интернете. А вы тут запаетесь по-пустякам.

    • Виталий:

      пока нет цензуры
      «Они думают, у них все плохо, потому что у власти Рван Контекс. Эх, бедняги вы, бедняги. Совсем наоборот — это Рван Контекс у власти, потому что у вас все плохо. А плохо потому, что так было вчера и позавчера, а после понедельника и вторника всегда бывает среда той же недели. Ну ликвидируете вы своего уркагана (вместе с остатками сытой жизни, ибо революции стоят дорого), и что? Не нравится слово «Контекс», так будет у вас какой-нибудь другой Дран Латекс. Какая разница? Вы-то будете те же самые…» В.Пелевин

      • Светлана:

        Хорошая цитата. Воистину, народ уперся в этого пресловутого «Рвана Контекса», явно забывая про свои заморочки.

        • Voroncova:

          Историю все-таки личности делают. Цитатка, которая встречается у многих аналитиков «выживание путинского режима ставит под вопрос само существование российского государства», то есть либо они, либо мы.

          • Светлана:

            Так и удерживается этот режим в том числе за счет отсутствия адекватных конкурентов, оппозиционеров в том числе. Все кто есть — какое-то вялое впечатление производят.

          • Виталий:

            «российское государство» — вовсе не «мы»…эт некто просто врос в государство)

  11. Василий:

    «Прав был Апдайк: …тоска по счастью, которого не было.»

    У меня тут есть версия объяснения одного общественного явления. Не знаю, насколько правдивая. Я в последнее время во всём сомневаюсь.

    Есть такое современное молодёжное… как это назвать? Веяние. Субкультура. Называется Хипстеры. Главная их фишечка состоит в том, что они, выражаясь грубым языком, Ебошат Луки. Ну и достаточно ярко и дорого одеваются.

    Это такие специальные фотографии, часто не имеющие никакой художественной ценности, но сильно обработанные в фотошопе или программе Instagram так, чтобы они выглядели старыми, выцветшими и потёртыми. И эти фотографии нравятся очень многим несчастным людям (счастливые или… гхм… ненесчастные к ним равнодушны). Например там может быть мороженка, лежащая на столе. Просто мороженка, ничего особенного. Но эта искуственная старость и видимая потёртость придают фотографии некую ностальгическую пронзительность и вызывают у определённой категории граждан прилив приятных эмоций. Или плюшевый медведь. Предмет не важен, желательно, чтобы это было что-то инфантильное.

    Чаще на Луках (от look) появляются сами эти хипстерствующие молодые люди. Они могут целоваться или просто стоять в каких-то немного нелепых позах (у девушек часто бывает такое — носки вместе, пятки врозь). По-детски яркая одежда, тем не менее подобрана очень тщательно и стильно, дорого.

    Вся эта нарочная неряшливость призвана, кажется, придать фотографиям искренность. Искусственная искренность, выжимающая из требухи наблюдающих обычно недоступные в других случаях гормоны удовольствия. На этих фотографиях они стараются получить доказательство счастья, которого не было. И не через 40 лет, как у на встрече выпускников, а прямо сейчас, на своей страничке в фэйсбуке.

    • Василий, благодарю за столь исчерпывающее исследование хипстерства. Явление заслуживающее внимания, ей богу. Я думаю, что здесь даже не в «ретровости» дело, а именно в позиции хипстера «на грани». Явление имеющее далекие корни. В далекие времена, когда я ездил на поезде в Москву, чаще всего в Черустях, или Муроме, в вагон загружались глухонемые и торговали фотками. Типичные хипстеры. Фото в стиле 50-х. Ну, помнишь, наверное, уходящий поезд, она на перроне, красная роза и надпись «Люби меня, как я тебя»… Тогда это казалось мне довольно пошлым. Теперь я бы с удовольствием поглядел на эти произведения искусства. Что-то в них было. Меж прочим, джаз, прежде чем стать элитарным искусством, некогда был танцевальной попсой. Того же Макса Раабе я мог бы назвать хипстером. Аудиовизуальным. Не понимаю, как это его пиар-директорам не пришло в голову пропиарить его, как хипстера. На его концертах публика бы явно помолодела.Так? О чем я? Да, о «на грани». Это же великое искусство, когда ты не «съезжаешь» ниже определенного уровня, аккуратно балансируя. Причем долгое время. На грани изящного и тотального китча. Ну, вот, хоть Энди Уорхолл, хотя бы…

  12. вероника плеханова:

    рассказ замечательный, вкусный, Гриша. Да, советские сайры были вкуснее (не знаю, как насчет советских девушек :) Поздравляю с инициацией. Меня всегда волновал вопрос: как мужчины умудряются выбирать фригидных женщин? Хотя тебе в контексте ситуации, возможно, это было на руку — без сантиментов.

    Я смотрела фильм с Лив Тайлер «Ускользающая красота», где вся итальянская родня думала о том, как бы лишить ее невинности, как факта, а Лив Тайлер и ее партнер выбрали не просто факт, а факт, помноженный на чувства. Мне кажется с чувствами интересней, но рискованней…

    ps повторюсь: оч понравился кусок советской эпохи в тексте.

    • Ой, ну советская часть моей жизни — это тот ужас, который болтается, как дурацкий шлейф, и тем не менее, воспоминания о том периоде возбуждают паланиковский конструктивный цинизм. Нет, ну, ведь, жили же, и ничё, смеялись и, порой, ощущали щастье. Чертовски жалко времени, потраченного на стояние в очередях за мороженными пельменями…его можно потратить было иначе.

      • вероника плеханова:

        мой папа в очередях сочинил свои лучшие стихи. а я социально адаптировалась )) но ты прав — очереди — это как ехать в поезде и считать березы. только что вернулась из деревни. ужасно не люблю процессы перемещения и стояния.

        • «Экономьте время, летайте самолетами Панам»!

          • вероника плеханова:

            нет, все равно. лучше перемещаться со скоростью мысли. или пешком, если близко

            • Кстати, да, обожаю ходить пешком. Даже на большие расстояния. Тут главное — что? Кроссовки! Удачные кроссовки и ты — покоритель просторов. Ходьба пешком улучшает настроение (мне, по-крайней мере) и с ее помощью я стряхиваю пыль нездоровья, что периодически на меня наседает. А как дивно с помощью ходьбы лечить головную боль! Заболела репа? Принимаешь небольшую дозу аскорбинки — и идешь, пока боль не прошла. Кстати, это старинный рецепт.

              • вероника плеханова:

                я зимой заселяла одну оч капризную москвичку. она искала элитную однокомнатную с фитнесс-центром в доме, чтобы далеко не ходить. я ей показала 12 вариантов в районе за два дня, при этом таскала за собой, тк ее машина была в сервис-центре. Она мне: какая тяжелая у вас работа — вы все время ходите, ходите, ходите… я — ей: «Фитнес!»

                • Фитнес, качалка, спортивный клуб и проч. — есть в этом что-то эксгибиционическое. Дескать, вот, блять, поглядите, спортом занимаемся, не пьем, не курим. Культур-мультур. Ну, так сказать, на людей посмотреть и себя показать. Туса? Секта? Something like it. Все истинное и искреннее должно быть тихим, и меж делом. Мне очень нравится, когда я теперь бегаю рано утром по лесу, мне не попадается никто, кроме лосей и лис, птичек и лягушек — я делаю это для себя. Момент демонстративности исключен. Значит, пойдет на пользу, как и твоя беготня.

              • вероника плеханова:

                кроссовки у меня нью бэланс

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Ирония – последняя стадия разочарования».
    Анатоль Франс
    Реклама