ПОЛУДЕННЫЙ СОН ФАВНА.

 

 

«БОГ» и «БЕГ» разнятся одною буквой. Спецы по языковой семантике могли бы пролить свет на такую близость. Дилетантски же предполагаю, что вера в бога — либо бег за богом, либо бегство от него. Объединив бога с бегом, я, лет пятнадцать, как не страдаю от навязчивой дихотомии. Бег — и молитва, и жертвоприношение, и покаяние, и исповедь, и проповедь, и образ мысли, и образ жизни.

Да, я фанат утреннего бега. Не просто фанатею, но и активно бегаю. Фанат самого себя бегущего! Для чего это мне? Кроме вышеописанной метафизики — хочется быть в хорошей физической форме. Я не о кубиках на животе. Мне не отказывают и без кубиков. Как такому откажешь? Я о другом. Хорошая физическая форма — столь же наивная как ваша, вера в жизнь вечную.

Коллеги, профессионально деформированные общеньем с безумцами и меж собой, не столь лояльны в оценке моего увлечения. Они разглядели в беготне камуфлированный бред преследования. Не думаю. Может ли действо считаться погоней, если ты бежишь к самому себе?

Собутыльник-почковед (нефролог) полагает, что мышиная лихорадка 1994 года унесла с собой в могилу миллион моих почечных клубочков. Утренними пробежками, я будто бы невольно форсирую кровообращение, заставляя сморщенные почки писать вполне удобоваримой мочой.

Кто-то считает, что бегство мое — разновидность зависимости, и так я-де стимулирую выброс в кровь и мозг медиаторов кайфа — эндорфинов и энкефалинов. Объединив эту теорию с предыдущей, выходит — ваш покорный слуга — бегун-ток-сикун.

Сосед, прикипевший с юности к психоанализу, а к пенсии, как и дОлжно философу, спившийся, выдвинул версию, что мой бег — форма сексуальной одержимости. Кроссовки, которые «летят» у меня через три-четыре месяца, он сравнивает с символическими вагинами (р. 46,5). Одышку и потоотделение — с половым актом.

Я не согласен. Если тратить на даму энергии, как на бег, не заметишь — окажешься… в рекордсменах Гинесса, как ебарь с самым низким в мире к.п.д. Кинзи (не Кен Кизи) с соавт. (1961) in vivo доказали: серия из пяти женских оргазмов требует от мужика нескольких лошадиных сил! Еще в палеолите у славян было в ходу выражение: «Ибецца, как конь»! Подразумевали они не супертрахуна-язычника, а мужика с оптимальным соотношением затраченной на секс энергии к количеству женских оргазмов, выданных «на гора»(л.с./орг). Если вы созерцали, как это делает конь, то несомненно позавидовали животному, и не станете теперь спорить с пещерными славянами. Конь ибет кобылку без кипежа, не заходясь до пены и храпа.

Уменьшению энергозатрат и повышению энергоэффективности способствует игровой тип сексуальности (Masters&Johnson,1962). Это могут быть бодрящие слова, сказанные на ушко подружке-потрахушке во время разогрева. Например: «Арина Родионовна (Надежда Константиновна, Алла Борисовна), а не поиграть ли нам в метрополитен»? Получив одобрение, каждые пять минут следует прерывать возвратно-поступательные движения (называемые чернью — фрикциями), громко объявляя станции метро с зажатым носом — имитация вагонного динамика. Не забывая, разумеется, про «осторожно — двери закрываются» и «следующая остановка такая-то»! Не рекомендуется произносить вслух станции синей и кольцевой линии. Синяя ветка напоминает о недавнем инцеденте, так что не кощунствуйте. А что за ассоциации у дам вызывает слово «кольцо»? Кольцо — всегда намек на глубину и серьезность отношений. Решит, чего доброго, что произвела такое впечатление, что из постели вы потащите ее под венец. Так что спользуйте нейтральную веточку метро. Начав с «Парка культуры», можно кончить на «Лубянке».

Недавно меня попросили рассказать о пользе секса (вы не очитались!) на канале Общественного телевидения России. Тема имбецильная, но кроме меня на интервью никого не сыскали. Репетировал всю-ю ночь. К утру пришел к выводу, что занятнее говорить о его бесполезности. Тщеславная тварюга — хотел засветиться в Останкино! Засветиться не вышло. Во-первых, в гримерной напудрили лысину, чтоб не бликовала и не разбрасывала по стенам солнечных зайчиков. Во-вторых, в гримерную зашла редакторша и сообщила, что на сегодня дискуссии о сексе отменяются, не начавшись. У журналистки, что должна меня пытать, семейная трагедия: муж ушел к другой и она запила. Причина уважительная. Все расходятся! Кофе жиденького принесли для успокоения. Со вкусом веника. Но горячего. О, кей. Значит, «Останкино» — не мой масштаб. Go — NBC!

Меня опять не туда занесло! Я соскользнул с беговой дорожки прямиком в койку. Возможно — в чужую. Сорри…сорри…сорри… Что-то я соскальзываю!

Третьего дни бегу по лесу. После грозы. В одних, извиняюсь, трусах. Бегу быстро, чтоб не поспевали комары, имя коим — легион. Каждый выпьет толику, а скопом могут обескровить не хуже вампира. Но, дураки они все-таки, комары! Тучей пытаются за мной угнаться, а тельце-то малехонькое! И нет у них чувства меры. Как у трудоголиков: «Мне болеть некогда! Я умру на работе»! Исчерпав ресурсы, мелкие жадюги на лету просто высыхают, так и не отведав казацко-еврейского гемоглобина. Невесомые тела их посыпают землю. Бегу и слышу, как стелется за мной шлейф из сушеных комариных трупов. Мне их не жаль. На войне, как на войне! Кто пытается за мной угнаться — самоубийцы! Запомните. Не рискуйте. И остальным скажите. Мой бег обладает мощным инсектицидным эффектом. Если б население страны, как я, шустро бегало по комариным угодьям, насколько могло б уменьшиться количество насекомых, передающих инфекцию от человека к человеку? Я говорю о малярии, нередкой гостье в нашем, совсем не тропическом регионе. Подкинуть что ли, идею законодателям? Кстати, мой дачный сосед установил на участке инфразвуковые пугалки от комаров. Импортные. Дорогие. Красивые. Похожие на ретровые микрофоны «Маркони». Комаров действительно нет в радиусе нескольких метров. Я у соседа спрашиваю:

— Лех, а стоит-то у тебя нормально?

— Да вроде ничего, — отвечает неуверенно, — а тебе что за печаль?

— Мне — ничего. Но, хуй-то, на манер комара устроен. Как крови напьется, так в несколько раз увеличивается. Коли на комаров эти датчики так пагубно влияют, нельзя исключить и хуевого эффекта.

Вот бегу я, бегу. Эстетствую лукаво. В небесных перифериях мурлыкают останки грома. В паутинках лесных застряли капельки-бусинки. Лягушки в мутных лужах, как фрикадельки в супе. По пути попадается мужичок. Не сказочный грибовичок. Возрасту неопределенного. На челе — следы бурного присно и социопатического ныне. Бомж, то есть. То ли землянику собирает, то ли грибы. Земляники нынче много. Сосед-эпидемиолог говорит, земляника, она — к трипперной зиме. Встречный дед голосует жестом, будто автостопом по лесу путешествует: подбрось, мол. Боязно мне тормозить — все комары будут моими. Из медитациона выныривать неохота! Да что делать? Жалкинький мужичонка. Останавливаюсь. Сотни острых жал впиваются в изможденные чресла мои.

Думал, деду че-путевое трэба, а он спрашивает:

— Сынок, скажи-ка, ето помогает?

— Что помогает?

— Ну, носишша, как угорелый, ето помогает?

— Отчего, — спрашиваю, — отец, оно должно, по-твоему, помогать?

— Дак, от врачей, блядь, — смеется беззубым ртом лесной ханыга и аннигилируется.

Бегаю я уж лет двадцать. Стаж, согласитесь, приличный. Лечу, говорят, почки, манию преследования и сексуальную одержимость. Многие знакомые просились в подельники. Брал с неохотой. С демонстративно кислой харей. Да, собственно брал, ибо знал, что не достанет у них духу. Каждое утро, в жару — с мухами и комарами, что лезут в рот и глаза, или в мороз, когда писька к трусам примерзает — рассекать собою плотный, как холодец, воздух. Начинали. Не выдерживали. Сходили с дистанции на второй-третий день. Просто не приходили на беговую дорожку. Звонили, извинялись. Говорили, дыхалка ни к черту, у кого — аритмия начиналась, кто-то не мог бросить курить. Запомните: курение и бег — вещи совместимые, взаимодополняемые, взаимопроникновенные. Проверено на собственных дыхальцах. Думаю часть из тех, кто не стал бегать, уже перенесли инфаркты и инсульты, или вовсе померли… Не интересовался. Если человек умер, чего уж тут интересного? Покойник — лузер. Однозначно.

Никого со мной не осталось. Бегун-тихушник. Отщепенец.

Года полтора назад начала посещать меня печаль вселенская, я уж вам жаловался. Не то чтобы я в вере усомнился. Нет. Тело начало подводить. То спину спиралью скрутит, то суставчик коленный заскрипит-зажалуется, то голеностоп захрустит-захнычет. Тело не мое будто! Меняю обувь. Трачусь. Понятно, даю себе отдых. Недельку. Троксевазином ножку любимую полируешь до-блеску, так измутозишь, аж волосы выпадают. Из ноги, не с головы. Одна нога лысая, другая — курчавая. Те дамы, что иной раз брючки просят приспустить, проявляют теперь не здоровый интерес к такой-вот, ассимметрии. Побрил вторую ногу. Она на другой день — колючая, как кактус. Надпочечник выделяет тестостерон — волос растет. Потешно. Опять вопросы. Выкручиваешься. Говоришь, чтоб не боялись, колючки-де не ядовитые. Заночевав как-то у знакомой, я фатально повредил ими дорогое шелковое белье из китайского дюти-фри. За разговорами заметили только утром. Будто бегал-кто по простыне всю ночь в шиповках. Предлагал деньги. Обиделась: «Ты меня больше не любишь»?! Я ж не за любовь — за подстилку заплатить хотел.

И снова бегу. Разбежишься вроде, и боль не чуешь. Да вот беда, все чаще эта боль посещать стала и в покое. В Сети я изучал разные материалы про бег, и на возраст списывал, и на дегенерацию хрящей, и на дряблость связок. Очень расстраивался и плакал. Как же, без бога-то? Е-мое! Коллеги, с коими делился я своей печалью, разномастные интерпретации предлагали, заумно-перверзные, одна другой глупее, пошлее, да гротескнее. И стали мои коллеги персонами нон-гратами.

В Стольном Граде Кипеже (Москве) свели меня со знаменитым спортивным травматологом, что лечит разных плющенок. Как и за сколько к нему попал — все равно не поверите. Он обследование мне провел, повертел-посмотрел-говорит, что проблема моя не уникальна и большое имеет распространение. Хрящи для ходьбы и возраста сносные, но для ежедневного бега не годятся. Херовая амортизация. Надобно меня закатать в гипс, от голеностопа до таза, на месячишко, или дольше, сначала с одной стороны, потом с другой. На костылечках походить, а, уж после — повторить обследование. Боже! А как же работа, баба, а дети? Ну и что, что не законнорожденные!

Как представил себя костяной ногою, да на костылях — муторно сделалось! Сижу у него на приеме и слезами захожусь. А он мне:

— Что вы коллега, так убиваетесь, будто бег — вся жизнь? Есть мол, и другие в жизни приятности и бонусы — женщины, творчество, шахматы. Привел в пример Хулио Иглесиаса. Сломал хребет бросил футбол, и запел!

«Натали-и….»….

Поблагодарил я Великого Травматолога, но решил пойти иным путем. Каким, правда не придумал. Но что путь это будет отличный и оригинальный, я не сомневался. Только не гипс! Пока я думал, не бегал, но и лежкой не лежал. Ходил-бродил. Заглядывал по старой памяти в кроссовошные магазы. Созерцал, как диабетик — мармеладку, витрины «Рибока» и «Асикса». Пиздел ни о чем с продавцами-консультантами, что пытаются «лечить» и навязать что-то офигенно амортизирующее с супергелем в пятке. Я никогда прежде не испытывал такого унижения. То была не моя жизнь. Близких когда терял и женщины бросали — такой гнусной тоски не испытывал.

Получаю тут письмишко от одного психиатра, симпатичного, но бесноватого. За бутылкой портвешка в юности спорили мы с ним до хрипоты-поножовщины, кто круче — Фрейд или Юнг? Спустя годы, когда в научном мире приоритет отцов-основателей устаканился, приятель вновь посетил меня, прибыв из далекой Канады. Спорить было не о чем. В час пьяной скорби, оплакивая потерянную веру, я, видимо, разжалобил его. Поведал, что теперь я — богооставленный. Атеист, в самом скверном смысле этого слова. И, что очень мне с этого дурно. Канадец, как заведено у юнгианцев и золотых рыбок, ничего не сказал, эмпатически присоединился, и с печальным взором предложил пропустить еще по одной.

В письме бывший оппонент дает мне ссылку на английского бегуна Гордона Пири, который будто бы разрешил проблему беговой травматизации! Книга издана после смерти спортсмена и только в цифре: ни одно издательство не осмелилось напечатать на бумаге сие апокрифическое откровение. Выпустить это Евангелие в свет, значит объявить войну обувным спортивным монстро-лейблам. Слишком несвоевременными и революционными казались его взгляды. Такой человек не мог меня не заинтересовать. Мне всегда импонирует революционность и несвоевременность. Я сам, хотите знать — несвоевременный и не современный.

Да и от канадца своего я не ожидал такого книксена. Он же в научном споре — побежденная сторона. Вроде ликовать должен, что его победитель, не смотря на победу, рассыпается. Ан, нет — эволюционируем-с.

Ах, что этот британец Пири пишет! О том, как они с Адамом Дасслером дружбанами были. Как первые шиповки «Адидас» вместе конструировали! Простенькие и дешевенькие. А приказал Дасслер долго жить, все! Закончилась правда. Ни детки его, дасслерята, ни внуки, дасслерюдки, слушать бегуна Пири не стали, а стали научно доказывать, что бег может быть только пятошный. Потом случился картельный сговор. Обувь неправильная. Высоко технологичная, стало быть, дорогая. Бегали спортсмены так, как диктовали спортивные транснациональные корпорации. Пока молодой, хрящики-связочки терпят. К концу карьеры — развалюха с тендовагинитами, артритами, остеоартрозами и прочей хворью. Теперь вопросцем задайтесь, кому это выгодно? Конечно — спортивным брендам и…спортивной же медицине. Она ж экое развитье с того получила!

Умер старина Пири в бедности и забвениии, хотя спортсмены, коих он тренировал, много славы своим странам принесли и после завершения карьеры оставались живыми и здоровыми! Если кто и достоин нобелевки, так это — маэстро Гордон Пири. Очень он свой взгляд на бег пропагандировал, хотел донести миру истину. Объявлен был сумасшедшим, полудурком. Теперь бы — просто убили. Мешал пацанам зарабатывать! Понятия «несвовременности», «революционности» и «национальной безопасности» появляются тогда, когда вы своими ненаучными измышлениями мешаете товарисчам стричь бабло.

Все, что я прежде знал о спортивном беге, оказалось неверным и опасным. Думал здоровье приумножаю, а лишь разрушал себя. Два десятилетия заблуждения! Старый козел! Бегал, как ходил, токо быстрее. Читаю я этого Пири, да хранит Господь его праведную душу, и плачу, как младенец чистый. Не той слезой горестного отчаяния, что у костоправа столичного в офисе, а слезою теплой, возвышенной, просветленною, слезой упования и благости.

Ведь и сам, мудило стоеросовое, дотункать мог! Ведь сколько раз жизнь уж била за это: как только начнешь что-нибудь делать, как все, такая, хуета случается! Конечно с носка нужно бегать. Никакие хрящи и связки тадысь не полетят! Тут весь цимес — в амортизации! Когда на пятку в беге опираешься, бежишь с грохотом, шумно, как Командор, каменный гость. Нагрузка на суставы убийственная! Когда ж приземляешься на передне-наружную часть стопы, то нагрузочка мышцам передается, ими же и гасится. Мышцы ног от этого только круче становятся. И ножки загляденьице — не как у моей кошки!

Теперь же мне предстояло наущения мистера Пири опробовать на практике. Претворить в жизнь. Купил обувочку нехитрую, кожанную, на тонкой подошве, одинаковую по толщине, что спереди, что сзади. За 900 рублей. Как продавец узнал, для чего этот кроссовняк мне требуется, стал возмущаться и увещевать. Повел меня к стенду, где стоят пластиково-текстильные разноцветные чудовища, но ценою в 10 раз выше: «Да вы все ноги себе собьете без амортизации, вот только что получили свежий «адидас»….продукт компьютерного дизайна и нано-бла-бла-бла»… Я в дискуссии пускаться не стал. Сам еще недавно был как он, темный, и заблудший. Поглядел на него с выражением «не учи отца»… Он все понял. Но иронии не сбавил. И изошел, сучонок, сарказмом, пока чек отбивал и покупку нехитрую в пакет укладывал.

Дома, как учили, я обрезал у кроссовок задники, призванные защищать ахиллово сухожилие, на самом деле травмирующие «ахиллесову пяту». Стал учиться ходить «с носка» по квартире. Если б увидел меня кто со стороны, то подумал бы, что я окончательно свихнулся, занявшись на старости лет артхаусным балетом. Через пару дней я рискнул побегать на воле. Получалось скверно. Стопы, пятьдесят пять лет привыкшие начинать шаг с пятки, категорически отказывались использовать для этого носок. Бежал, останавливался, снова бежал, вилял задницей, как только что лишившийся девственности педик. Тело не слушалось. Руки работали отдельно, ноги — сами по себе, дыхалка не синхронизировалась, спина отпадала. Хорор!

Мышцы после болели так, что я не мог ни с дивана сползти, не из дому выйти. Даже в магаз за едой. Если б не моя запасливость, умер бы от истощения. Дня через два, около полудня я заставил себя повторить самоистязание. Еще хуже! Тело капризничало, гримасничало, строило рожи, издевалось. Я уговаривал себя: «Ты же не умел плавать — но однажды, преодолев страх перед водой, поплыл. Ты долго не мог освоить двухколесный велик, но однажды ж поехал! Все это — игра с гравитацией. Кто круче»? А-а-а! Нужна метафора! Метафора, что объединила бы разрозненное.

И тогда, в апогее отчаяния, на меня снизошла вдруг благодать. В виде призрачного голографического лика… Алены Долецкой. Не главреда «Интервью» — роскошной сквернословящей дамы в «армани», а в обличье, как минимум, Королевы Леса. На копне малахитового оттенка волос, водружен был скромненький венок из весенних первоцветов. «Боже, — подумал я, это ж сама Флора»… Слово «флора» любо мне с детства — «флорена» — так назывался папин вкусно пахнущий гэдээровский крем для бритья. Королева, прочитав мои мысли сначала закашлялась, потом откуда-то из пустоты достала длинную сигарету, и долго не могла ее поджечь. Наконец, сладко затянувшись, хрипловато произнесла:

— Я не Флора, я — Амортизация.

— Кто?

— Кто-кто… А-мор-ти-за-ци-я. Включи мозги, фавн, и переведи имя мое с латыни! — произнесла она раздраженно.

— Амортизация….а….морт…..значит — бессмертие?

— Для начала неплохо …фавн.

— Отчего ты зовешь меня фавном?

— Лохматый, до чего ж ты, ментально неуклюж! Не ты ли секунду назад ныл, что нет тебе метафоры. Ты же — фавн… ты всегда был фавном… вот и беги, как фавн….

От возмущения она даже выронила сигарету. Сигарета не долетела до земли, а растворилась в воздухе где-то в полуметре от нее. Я очнулся. Амортизация-Долецкая исчезла. Я, что, заснул на бегу? Такого со мной еще не случалось.

И Фавн побежал. Легко. Бесшумно. Копытца легко приземлялись и также легко отрывались от лесной подстилки. Фавн не чувствовал своего тела. У Фавна и не должно быть тела в общепринятом смысле тела. Фавна перло. Все работало, как надо. Ленул весенний дождь. От Фавна повалил  пар с запахом земли и корневых хитросплетений! Фавн лизнул длинным языком мохнатое плечо – во рту явился дикий вкус черники. Флора приветствовала Фавна ранней зеленью, не столь разнообразной, зато буйной и свежей. Ветер трепал густые волоски на лице его. Фавн ощущал необыкновенную силу и животную неистовость. А разве может быть иначе?

 

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

35 комментариев
  1. Nameless One:

    А вы статические нагрузки пробовали? Могу поспорить, не понравилось =)

  2. Таль:

    Так не бывает (бывает, бывает и часто) чтобы не только размер обуви точно совпал — 46.5, но и проблема. Неделю страдаю отбитой пяткой и учусь ходить с носка.
    Назвали умным словом «плантарный фасциит» — напугать хотели, а хрен им. Надо будет — на руках побегу. Или фавном…

    • Nameless One:

      Таль, я тоже в теме. Мне с утра попалась статья про взаимосвязь спорта и характера, и вконтактике у себя в новостях нашла такую картинку: http://vk.com/photo171019434_336226413
      Хотя мне, вроде бы, не актуально.

  3. Сергей:

    Как бэ после метро не уехала на авто)
    Вспомнил как переучивался бегать , имеется ввиду техника бега , когда в армии надели сапоги кирзовые . После казалось бы обычных 10 км долго стоял в кустах и звал Ваатсона . Хорошо один выпускник Суворовского училища подошел и дал дельный совет. Оказывается в такой тяжелой обуви ноги следует выкидывать вперед , использую эту тяжесть. О беге с носка речи быть не может, но по другому никак

  4. Виталий:

    закончите вы ныть и онанировать,
    поймете — жизнь легка, порой — забавна,
    как только, следуя заветам фавна,
    начнете в беге и любви амортизировать

    • Таль:

      Онанировать не брошу
      Ныть не перестану
      Жизнь легка, порой забавна
      Как рессора фавна

  5. Voroncova:

    Гриша, ты же любишь все скандинавское, м.б. и ходьба подойдет. С палками.

  6. Палыч:

    В магазине спортинвентаря видел кроссовки с изогнутыми вниз носками. Вроде для скалолазания

    • Таль:

      Вот рессоры для настоящего фавна. http://vimeo.com/39925543

      • Фриц Гешлоссен:

        Про валерьевическую синхронистичноть добавлю. На следующий по прочтении темы день вышел из подъезда в провинциальнейшем краснодарско-крайском городке Хоста и столкнулся с сидящем на парапете пареньком, обутом в джамперы — невиданнейшее в этих местах приспособление. Нужно провести пару опытов с цифрами и как-то использовать этот эффект с рулеткой или Блэк Джеком. Может, и не нужны будут шейхи с их нефтеналиком.

  7. Марина:

    Используй восковую депиляцию,хорошо помогает.Для анастезии при коньячку 100 гр.

  8. Таль:

    Марина, вы меня пугаете… Впрочем, не вы одна… http://youtu.be/B4VsU5U9ph8

  9. Татьяна:

    А зря Вы кроссовки не прикупили, тем более размер у Вас редкий.
    Надо дуть в магазин и брать! Это мы так думаем, что у нас есть право выбора, пока последние события не дошли до абсурда!

  10. Таль:

    Вы мне явились во сне вчера, доктор. Я стоял в грузинской церкви с сильно верующим человеком, но я его не знаю. Заходите вы и с порога начинаете хулить бога самыми скверными словами. Мне не по себе, и я начинаю вас увещевать, уговариваю выйти и хотя бы говорить снаружи, но вы продолжаете. Вот и всё. Больше ничего не запомнил. А церковь эту помню. Я там действительно был, и меня поразила тогда её атмосфера. Там реально искривлялось пространство, хоть она и была недействующая и абсолютно пустая.

  11. Татьяна:

    Людиии, убедите меня …кто- нибудь!!!!!!!!! Может я не права???????
    (Вопрос не по теме( сорри) … ЕДА- это первая необходимость, она важнее полового инстинкта ? Просто или я тронулась умом или круг моих знакомых»крымнашевцев.» Хотя в вопросах экономики я » собаку съела»

  12. Сергей:

    О чем спор то , Татьяна ? Без чего дольше не прожить или что?

    • Татьяна:

      Серёга!
      Если бы спор..)) борьба разгорелась за и против санкций. Я пыталась доказать , что нас просто имеют молча! А надо бы для начала накормить. Кто » девушку ужинает», тот с ней и танцует!

      • Таль:

        Таня, тут возможна подмена понятий. Дело по-моему не в приоритете инстинкта, а в качестве его подачи. Никто не обещал «ресторанить» девушку омарами. Её ведь и варёной картошкой (белорусской) можно накормить. А вот потом уже это право девушки танцевать ли зажигательно, имитировать ли слабый кадрильный оргазм или сказать:»Я вообще не танцую».

  13. Сергей:

    С голоду не умрем , пока . Но и вот эти вот танцы «поднимем сельское хозяйство. Да наше все лучше » тоже не правда .

  14. Сергей:

    Если это мне , то могу конечно, но хочу сразу предупредить что логики мало в том , что нам говорят про санкции. То мы нанесли сокрушительный удар по европе лишив их огромного рынка сбыта и тут же успокаивают, мол то что вы не увидите на прилавках это рацион узкого круга людей и никто не заметит потери бойца ( сыра с плесенью и норвежского лосося).
    Ретейлеры не дураки и до этого закупали и торговали тем , что качественее , больше и дешевле. И это часто было не наше. Нет у нас вашего замечетельного творога для всей страны . До этого не было, а сейчас появится ? Вряд ли .
    Сельское хозяйство не поднять за год-два, разве что чуть пнуть натуральное .
    Об этом почитайте специалистов , сколько время надо вырастить , выкормить свинью , на пример .
    Санкции ввели на год . Кто будет вкладываться с риском , что через год все вернется на круги своя ? А вкладываться надо не хило, чтобы действительно поднять. Да и импорто замещение это не смена поставщика , с австралии на бразилию . Как то так я это вижу , да слегка негативно в плане подьема .
    До этого кто мешал много лет развивать?
    Живы будем не помрем , хотя право выбора это тоже здорово.

    • таня:

      Кто до этого мешал развивать? Сама система закупок. Много не буду говорить на даную тему. Приведу лишь пример. Двоюродная сестра живет в деревне рядом с довольно крупным районным центром. Решила продать корову! Говорит.что молока море…выливают ведрами в помойную яму! О том,чтобы сдать молоко и речи не может быть. Говорит,что НИКОМУ не надо! И сколько таких в деревне!

      • Сергей:

        Пусть не продает пока , может надо будет
        Так и забить скотину иной раз надо сто км ехать до бойни по бездорожью.
        Вот этой отлаженной схемы закупок и доставки пока и нет . Появится — хорошо. Посмотрим со временем.

  15. Татьяна:

    Таня.
    Права она. Ну зачем нашим горе-манагерам бурёнки? Слишком это затратно и рискованно в плане прибыли ,когда можно разбавлять западный «меламиновый концентрат» с этикетками»Простоквашино»- вот тебе и «молоко»,которое в принципе не киснет и рост экономики, и кредитный рейтинг. Хотя у нас литовское молоко исчезло, появилось ижевское ..

  16. Технарь:

    Мне понравилось всё.Отдохнул и жить стало веселее.
    Спасибо.

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Если вы заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться».
    Марк Твен
    Реклама