ВСЁ В ТВОИХ РУКАХ…

 

 

Веня слыл за паренька «с имением». Имел сызмальства, кого ни попадя. Пастуша  отроком, дебют амурный пережил с представителем  иного биовида. К чему писюн мозолить на перегонки с пацанами в подзаборных лопухах — деревянная скотинка под боком.  Не дама, конечно, но тоже тепленькое, живое, трепещет. Овцекозая  паства в соитии не испытывала  стыда иль наслаждения. Тупо-обреченно сносила подростковую похоть. Козочки пытались что-то там жевать, чтоб зря не тратить время. Веню это ничуть не смущало.

Разведенки, вдовушки, солдатки, и прочие одиноко влачащие,  не сразу, но заметили недюжинную анатомию и альковную искушенность паренька. В этом смысле мальчишка заявил себя гораздо выше среднего.  Зазывали «в баньку» и «на рюмочку». Вениамин не отказывал никому. Даже деревенскую горбунью Харитину, не чаявшую женского счастья, лишил девственности, обесчестил, сделав несколько раз так приятно,  что от  визга безнадежной калеки завелись все собаки окрест. Но самое удивительное – обрюхатил, одарив бедолагу блаженством  материнства на пятом десятке!  Горб несчастной — следствие перенесенного туберкулеза — был огромен. Самое смелое воображение не могло б построить  мизансцены экзотической страсти меж  горбуньей и юным любовником. Издалека Харитина напоминала подбитого черного пеликана.  Народная мудрость гласит – подержаться за чужой горб – залог благосклонности удачи. Венчик, единожды вступив в глубокий контакт с уродиной, и еще глубже запав ей в душу, обзавелся энергией фортуны на всю оставшуюся жизнь.

Худ. - Евгений Мерзляков.

Не гнушались Венькиной обходительности  и девственницы.  Обитал наш казанова на отшибе матушки-России, равноудаленном от всех мировых столиц, в, с позволения сказать, глуши, где еврокультура и православие пребывают в священном симбиозе с местным, древним, порой языческим укладом. Ничто тут ничему не противоречит, калейдоскопично сочетаясь и друг дружкою  дополняясь. У малого и славного сего народа апогеем непристойности считается новобрачная, оказавшаяся… нетронутой. Национальное сознание воспринимает «непорочность», как порченность, как безусловный дефект. Это усиливает гон самцов, стремящихся «улучшить»(!) как можно больше девах до брака. Вроде «права первой ночи» в феодальной Европе. То ли Европа у нас набралась, то ли мы от нее, чем заразились, или где застряли, не суть. Апологеты христовы как могли, веками  выколачивали из народных умов и кровосмешение, и гостеприимную проституцию, и, видит бог, не безуспешно. Но табу  девственности оказалось жизнеспособным, вопреки гнусавым поповым увещеваниям.

За блуд на сопредельной территории Веню частенько поколачивали. Как-то на поле брани до него дошло, что альфа-самца делает не только триумф будуарный, но и статус в среде однополых. Веня решил частично сублимировать похоть, направив последнюю на цивилизованные цели. Слова «сублимация», правда, в его лексиконе  не водилось, а похоть все равно перла с избытком.

В последних классах школы увлекся парень биатлоном, и к восемнадцати засиял звездою местного масштаба. Занимал места в первой десятке. Звезд с неба не хватал. Медалей тоже. Были какие-то кубки, вазочки, дипломы в его квартирушке, вечно пыльные, фалличные и не нужные.  В свободное от состязаний время  снова и снова ублажал сельских фемин. Тут он достиг больших высот, чем в спорте. То ли сублимация  недостаточна, то ли кишка тонка? За фемин медалей не выдают. Объявляют благодарность устно. Если вообще объявляют.

Вдруг он влюбился.  Блин, первые! Влюбился  по-настоящему, как  пишут в книжках, им прежде не читанных. Чтение — занятие  сомнительное, но не бесполезное. Если б герой наш озаботился школьным  минимумом, то в  ощущениях своих нашел бы много общего с героями известных писателей. Веня же принимал окрыляющее прочих нежное чувство за  слабость, делающую его безнадежно одиноким. Объектом  нешуточной  маеты  была двоюродная сестра, давно живущая в большом  городе, с ночными клубами и мавзолеями. Анжела — так звали причину венькиных вожделений, на  рыжего веснушчатого кузена  внимания не обращала, помогая в отпуск уже не молодым родителям по хозяйству,  обратившись из офисного труженика в сельского.  Выжидание –  выше венечкиных сил! Он применяет стандартную тактику, отработанную в общении с сельскими бабами.  И получает по роже! Влюбленный дублирует действо (они же ломаются из приличия?) – и снова получает. Тогда – о, ужас –  признаётся, как может,  в своем чувстве ангелу, который  молотком и гвоздями пытается заделать прореху в  мшистом трухлявом заборе. Пылкий возлюбленный  отвергнут  черноглазкой  грубо, окончательно и бесповоротно! Ы-ы-ы! К такому Венчик не привык. Ему отказала женщина! Изнутри делается холодно-тоскливо и нет желания жить. Не хочется ни секса, ни лыж, ни стрельбы в мишень. Даже в баню не хочется.

Его предки-язычники изобрели  прелюбопытный ритуал. Самоубийство на дворе обидчика. Поссорились  вы с кем-нибудь накануне.  Нанесли  душевную рану. Оскорбили  нецензурно. Не дали взаймы. Не опохмелили, как подобает. Являетесь с утреца из палат на  резное крыльцо в халате, тапочках и феске,  выкурить цигарку. Начисто забыв о вчерашнем инциденте. Обиженный – тут как тут,  с по-собачьи высунутым языком, дурацким выражением лица, пред вами,  на веревочке.  Болтается  на  воротах, что вы собственноручно расписали лазоревыми цветами и петухами неделю назад в порыве похмельного вдохновенья. Согласитесь –  месть утонченная.

Веня идет дальше. Не просто хочется насолить и наперчить смуглой обидчице, хочется убить всех вокруг, и  в первую очередь себя. Думает он, думает, и надумывает свершить всё легитимно, геройски и христиански: записаться на войну. Чеченскую. Его охотно туда берут: ибо он не только отлично стреляет, но и, куда надо, попадает.

Война, выяснилось, не лучший способ самоубийства: грязь, вонь, кильки в томате, скверная водка. От живых несет дерьмом, от мертвых – мертвечиной. Запах копоти уменьшает запах дерьма и тлена, потому  тянет в бой. Вениамин, не глядя в прицел,  кладёт  десяток-другой чеченцев. После первого покойника его чуть мутит. Чечен убиенный снится. Головой качает. К совести, вроде как взывает. Мол, зачем ты, Веня, отправил меня в сад Аллаха?  Старший по званию поясняет, что после первого укокошенного — так со всеми! Без сантиментов. Не надо нервничать. Чечен бы не нервничал. Поблюёшь чуток, и все пойдет как по маслу. Блевотина — она для смазки. Пошло-поехало. За дохлых чеченцев Веню представляют к награде. Самому-то  не везет –  не убивают, хоть тресни! Лезет в пекло, подставляя пяточки ахиллесовы, но из преисподни  выходит, как ни в чем не бывало, чуточку подкопченный.

В канун Нового года с материка командование присылает «живую» ёлочку, водки «калашникофф», съедобной еды, и теплые вещи, ну, чтобы с боем курантов по-человечески вспрыснуть.  Это тем более обидно, что наш спортсмен и  дюжина его товарищей попадают в  плен….   Ненавидящему все живое и самого себя, есть Веньке все равно хочется. Чеченцы, не смотря на праздничное настроение,  пленённых кормить не собираются, как и оставлять в живых.  Веня смерти не боится, желает её, пусть мучительной. Даже предпочтительно мучительной. В этом смысле ему везет — чеченцы так запросто-цивилизованно, никого в расход не пускают. Наказывают жестко. Кожу обдирают, четвертуют, кастрируют. Восток, ё!

К Рождеству в тесной каталажке Веня остается один. Двенадцать его товарищей  вывели по одному и более не возвращали. Как сказочные двенадцать месяцев. Лежат поди, где-то  в грозненских руинах, Январь с горлом перерезанным,  Май с собственным членом во рту, Сентябрь с простреленной башкой. Сентябрю повезло. А что они сделали с Июнем и Июлем, сказать страшно!  На улице  холодно – изувеченные трупы продержатся долго. Срок годности  двенадцати месяцев – до прихода стаи одичавших  псов.

Приходят за тринадцатым. Покидая финальную келью, Веня сожалеет, что приходится умирать голодным и давно не мытым. Чеченец – похожий на  масленничного кота и генерал Пиночета одновременно, спрашивает тринадцатого, кто он будет по национальности? Внешне Веня — вылитый ирландец, но сознается, что  удмурт.

«Зачем ты к нам пришел, удмурт? — продолжает чеченец, — мы не звали тебя. Что  творишь ты на  земле нашей ? Убиваешь  братьев, которые тебе ничего не сделали». Венчик  не отвечает, смотрит на чеченца с вялой ненавистью и лишь одно  его беспокоит: сейчас начнут убивать, как это будет? Больно ли, долго ли?

«Мы знаем,  ты — снайпер. Твои же сдали. Где научился стрелять?»

«Сдал меня, скорее всего, Апрель,  мутный был пацан,- соображает Веня, — пряники ночью грыз под одеялом,  ой, чую, смерть моя будет ужасной», — и,  взрослеет, как на дрожжах.

Чеченец повторяет вопрос.

— Ты прав, магометанин, — вызывающе молвит Веня, — никто не звал меня. Явился  на твою землю  по ваши головы. Хуже татарина. Захотел приключений на свою вотяцкую задницу, и заявился. Теперь-то ясно, что делать мне тут не хуй. Стрелять же я у деда научился, он егерем в заказнике работал. Потом – биатлон. Убей меня, и покончим с этим. Базар трухлявый.

Жесткие глазки чеченца становятся мягче. Он смеётся:

«Дешево хочешь отделаться. Может зарезать тебя или повесить?  Не-ет, удмурт, или, как там тебя? Убивать мы не станем. Сделаем так, чтобы ты не мог стрелять. Ни в мишень, ни в белок, ни в медведя, ни в нас!

Когда удмурту рубят пальцы, последнее, что он помнит –  не боль. Палач  искусен, а болевой шок, как всегда — уместен.  Последним помнится удивление: милые его пальчики,  ласкавшие женщин, державшие винтовку, ковырявшие в ухе и носу– теперь отдельно  — аккуратно, будто клавиши рояля расположились на мясной колоде. Ногти пальцев — с траурной каемочкой: на войне не до маникюров. Мамка отучала  грызть  их — давала подзатыльники и мазала пальцы горчицей… Созерцание мертвых, отчужденных, побелевших от ужаса пальцев,  возвращает Вене ощущение жизни,  год назад утерянное.

После казни его отпустят. Дождутся, пока  налюбуется сполна обрубками и отключится от избытка чувств. Забинтуют кое-как культи, сунут под нос нашатырь и выгонят взашей. Он не вспомнит, как доберется до своих и первые дни в госпитале.

 

Меня восхищает, как ловко попутчик управляется без пальцев. Открывает финскую водку, коей пытается потчевать, звонит по телефону, что-то перебирает в своей объемной поклаже с  логотипом «Fisher». На предложение помощи обижается и просит, чтоб… без снисходительности. Лыжным эквипментом  заполнено все  купе. На купейных диванчиках сидеть  можно лишь «калачиком» или в позе лотоса. Пить водку в позе лотоса – самое то! Сосед купейный мой, угрюмый прежде, вдруг откровенничает. Может, я к чему располагаю,  может – из-за водки, купленной в «дюти фри». Едет он из снежной Норвегии, где занял третье место на лыжных состязаниях. Он – параолимпиец. Чемпион. Его невзрачные жалкие культяшки  лично тряс Президент своей решительной дланью. За несколько лет спортсмен побывал всюду, где есть снег, завоевал кучу наград. Женат. Дети. Через неделю летит в Соединенные Штаты. Женщин любит так же, если не больше. Фемины жертвенно и безотказно отдаются беспалому чемпиону.  Женщины многое делают с  мужчинами из жалости и называют это – миссией, или – своим крестом.  У параолимпийца  подружки по всему свету. Ему рады и  хозяйка высокогорного шалё, и официантка альпийского ресторана. Страшный тирольский ёбарь! Блядун-интернационалист! Своими любовными похождениями он делает для сохранения мира на земле  больше, чем какой-нибудь вменяемый политик или воинствующий пацифист.

 Для него загадка, почему его отпустили чеченцы? На них он  не сердится. Если б не казнь, ему никогда не стать чемпионом. Говорит, что на войну ходят только дураки. Войны для таких дураков, как он. Жаль, что не читал  земляк ни Ремарка, ни графа Льва Николаевича. У них о войне все написано.  Напоследок  спрашивает, не нужен ли мне новый «Мерседес»? Президент после Олимпиады вручил ему новый «Мерседес». Вене он не нужен. Деревенских кур можно пугать и«фордом». Мне  «Мерседес» тоже не нужен. Транспорт гопников, знаете, ли.  Но я все равно благодарен.

 При расставании Веня,  теперь звезда мирового масштаба, дарит мне на добрую память олимпийскую сторублевку,  и, крепко сжав фломастер тем, что осталось от его кистей, оставляет на ней автограф и нехитрое пожелание удачи

Listen! ED SHEERAN «Afire Love».

 

 

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

101 комментарий
  1. Фриц Гешлоссен:

    Ирландец )) Фино-угорский викинг! Сознайтесь, Григорий Валерьевич, вы придумали про подростковую зоофилию главного героя. Неужели, он сам поведал про эту сторону своей жизни и вам так глубоко удалось его вскрыть в вагонной беседе?

    • Ты никогда не “любил“ коз, Фриц? С тобой не о чем разговаривать!

      • Фриц Гешлоссен:

        Да, лоханулся) Фоном всего повествования, на мой взгляд, идет АНИМАичное пожирание Вени-Вовы, откупиться от которого можно принеся в жертву все пальцы на руках. Тогда только панночка, от соприкосновений с которой то и дело предостерегает Raar, слезет с загривка.

        • Слушайте, дались вам эти козы-овцы! Нескольким знакомым историю моего попутчика я, прежде чем излагать письменно, изложил устно. И знаете что? Женщины, после упоминания секса с козами слышать далее уже ничего не хотели, мужиков же зоофильные проявления (впрочем, совершенно обычные для сельского пацана, и прогрессивные по сравнению с эксцессивным подростковым самоудовлетворением) героя очень интересовали, оживляли и, где-то, интриговали.

          • Фриц Гешлоссен:

            Если бы Веня рассказал вам, что ел жареные с луком сердца убиенных чеченцев, это бы вызвало не меньший интерес, поскольку как скотоложество, так и людоедство не очень сильно распространены, вернее, люди про них не очень охотно распространяются. Меня удивила предельная открытость и откровенность Вени в беседе с, безусловно, очень интересным и мудрым попутчиком, но, по сути, посторонним человеком. Т.е. или вы совсем запредельно-магнетически располагаете к себе людей или Веня патологически болтлив, меня это больше интересовало, а не, собственно, козо..ство.

            • Он был пьян. На мой вопрос, не спал ли он с мужиками, он сказал: “Нет ещё, а что“?
              ,

              • Фриц Гешлоссен:

                )))

                • Виталий:

                  Фриц как ребенок принимает все терапевтические сказки дяди Гриши за чистую монету

                • Виталь, клянусь, ни чуточку не припиздел.

                • Фриц Гешлоссен:

                  Зевоту ты на меня нагоняешь, Виталий, своей правильностью завуча. В гопнической среде очень это распространено — подлавливать кого-то на брехлях. Даже если и присочинит человек, то не ПИН-код от карты же он у меня выведывает.

                • И потом, блажен,кто верует.Счастлив,то есть. А Виталик, не блажен, и даже внешне на Фому Неверуещего смахивает.К тому же у меня и свидетель имеется ещё один попутчик — белый воротничок, Газпромовский клерк.

                • Виталий:

                  я лишь о том, что литературный персонаж уже живет своей жизнью и никакого отношения к прототипу не имеет…даже если последний вдруг сам появляется в блоге и выставляет претензии, как сосед дока по даче

                • Да, сосед на даче после публикации “Заметки не юного натурала“ выстроил меж мною и собой огроменный железный забор,закрыв себе дорогу в мир. Степень изоляции челвека прямо пропорциональна высоте забора и обратно пропорциональна чувству юмора.

  2. Василий:

    В «Голгофе» в такой же ситуации главный герой-священник отговаривает одного балбеса от армии. Никакой предыстории с животными, правда, не рассказывается.

  3. Voroncova:

    А мне это отрезание конечностей представилось не жертвоприношением, а каким-то отсеканием лишнего, что мешало обрести мировую славу. Очень синхронизируется твой текст, Григорий, с сериалом, который я смотрю сейчас — «Американская история ужасов».

    • Как интересно, Лу, у человека могут быть лишние детальки? Я бы, честно, предпочел мировой славе — пальчики. Я полагал, что это нравоучительный текст о пользе чтения.

  4. Технарь:

    «Для него загадка, почему его отпустили чеченцы? »
    Вполне возможно что нет….хотя, скорее всего…он на эту тему не заморачивается.

  5. Ильдус:

    Про обычаи некого малого народа из глубинки России я, случайным образом, наслышан, и не из досужих сплетен, а из источников весьма серьезных-авторитетных. Там и куда почище гостеприимной проституции есть традиции. Но, собственно, беды от этих обычаев никому нет, так что «пущай живут как хотят и обладают всеми конституционными правами граждан РФ». Но вот и восхищаться некоторыми вещами меня никто не заставит и не убедит. Например, на некоторых близких к экватору островах до сих пор есть или сравнительно недавно был распостранен каннибализм. А что — тоже была такая традиция — кушать побежденных врагов, тем самым приобретая их качества (…Кто уплетет его без соли и без лука, тот сильным, смелым , добрым будет, вроде Кука…). Тем более что и биологически это в их условиях было вполне рационально — в рационе питания в тех местах был жуткий дефицит белка, а тут такой источник. Как им иначе, бедолагам, выжить-то было? НО — я никогда не буду из чувства обычной брезгливости иметь какие-то отношения, кроме сугубо рабочих-деловых, с людьми, бабушки и дедушки которых почем зря кушали котлеты из себе подобных. Да-да, я согласен, есть теория, что подобные вещи были в обычае у всех народов, только в разные сроки. Но, например, у моих предков подобное было (если вообще было), по крайней мере не менее чем за тысячу лет, а вероятно, и много-много-много больше. Такое же омерзение вызывают и инцестные отношения — и уважения к этому я испытывать не могу. И зоофилия также не вызывает у меня ничего, кроме гадливости. Интересуется народ, говоришь? Извращения всегда интересней нормы (бородатые женщины, карлики и другие диковинки). А животину жалко — вообще-то это изнасилование, пусть и животного. Так что не понимаю явной симпатии Гриши к истории беспалого потомка недавних (всего-то поколения 2-3, наверное)… не людоедов, конечно (за ними этого не водится), но… поклонников своеобразных для нас традиций. Пусть, конечно, делают что хотят у себя в доме, но только так, чтобы мы этого не видели. Гриш, а разве помимо этих этих сальных особенностей сей человек чем-то интересен? Я, безусловно, понимаю, пост несколько об ином, но такой антураж…

    • Эх, Ильдуска, Энгельса б на тебя! Ладно…я погорячился. Этот человек безусловно интересен. В плане психологической трансформации. Заплатил за психотерапию пальцами, вернее, даже не за психотерапию, а за избыточную энергию, которой, ах, как трудно распорядиться. Морализаторство ж твое не интересно, и уводит в сторону от жизни, в несуществующие эмпиреи совершенства.

      • Виталий:

        «все в твоих руках» — не те детальки отсоединили для отключения Вени от энергоисточника…эта животная энергия — и направленная на животных (коз-чеченов-женщин) — от минимума человеческого?

        • Почему это чечены животные?

        • Ильдус:

          Ага, согласен, — от минимума человеческого и человечного. Я действительно здесь скучный морализатор, не спорю, но хотелось бы узнать у Гриши — а в чем, собственно, состоялась психологическая трансформация? Только в том,что козы сейчас не в почете, поскольку иностранки повкуснее оказались? Или в том, что человек случайным образом оказался в вакантном месте социума, где хорошо кормят(параолимпийцы сейчас набирают популярность) и научился зарабатывать на увечьи, так сказать, извлекать из него выгоду? (Что-то особых успехов в полноценном состоянии у него не наблюдалось, и стремления их иметь тоже. И что-то я не заметил упоминаний о стремлении, преодолении и.т.п.) Или, может, трансформация в том, что вместе с пальцами разом пропало желание повеситься у крылечка суровой возлюбленной? Оно конечно, пропало — вместе с влюбленностью, поскольку продиктовано было не ей, а желанием «назло барину отморозить уши, чего он шапку не покупает». Заплатил за неумение распорядиться излишней энергией? И что же, научился, что ли?! Бабам-дурам на жалость давит, культяпки демонстрируя, чтоб дали убогому? Тьфу.

          • Татьяна:

            Ильдус, нашли на ком отыграться… Вы же не из той категории мужчин , которые способны бить лежачего. Да и заплатил он за это сполна, хотя война это была позорная для нас, ради кого было рисковать жизнью ? На нас никто не нападал..разворошили только осиное гнездо.
            А фактически ломовой посыл Дока был ко всем мужчинам мира, если уж горите такой страстью к девушкам , то делайте это на трезвую голову. ( хотя, могу и ошибаться).

  6. But:

    Спасибо, тебе Григорий, за этот блог. Благодаря тебе я узнаю много нового и интересного. Отдельное спасибо и Светлане, и Воронцовой и Плехановой, и Виталию. Именно благодаря хирургической операции на моем сознании я избавился от сквернословия и злости, обрел мир и душевный покой. Вы -классные ребята, а Григорий Валерьевич — великий человек.

    • Это чистая правда.

      • Antonina:

        Мне казалось, что ты даешь меч, а не мир…

        • По нынешним временам лучше конвертировать мечи на орала.

          • Фриц Гешлоссен:

            По ходу, у нас наоборот: перекуем мечи на гранатометы.

          • Antonina:

            Подадимся в пастушки? А как же Хантинг…любопытное замечание: долго думала кого же мне так напоминает капитан римской команды по футболу Ф. Тотти…точно! мой однокурсник из М. Пурги Мишка Ю. Не поверите, одно лицо! Как так случилось что римлянин в тридесятом поколении и коренной удмурт вдруг стали близнецами…загадка…это по поводу сравнения с ирландцами, которое по моему скромному разумению вполне уместно и логично

      • Ильдус:

        Потрясен признанием Butа. Если бы Григорий Валерьевич не сердился, я сказал бы, что он не просто великий человек, и даже не мессия, он — значительно больше.

          • Таль:

            Грегу аккбар, милый, милостивый, всевидящий, деньги обнуляющий, невидимый, но вездесущий, слышаший и зрение дающий, от сквернословия излечающий, дающий покой и мумудрость. Но если слушаешь ты, и не слышишь — беспощаден он, справедлив. Неверующим рубите головы и пальцы на руках — велит. -Сура 8 «Трофеи» аят 12.

            • Будет вам, юродствовать. Просто вы рады моему явлению народу..

              • Таль:

                Я рад лишь тому, что больны вы благородным недугом мании величия, а не банальной разрухой во срацех.

                • Мания величия — это патология скромности.

                • Фриц Гешлоссен:

                  А одетый человек — это нудист-извращенец )

                • Таль:

                  Эх, хорошо про нудиста, Фриц. Представил ещё — стеснительного эксгибициониста в шапке-невидимке.

    • Татьяна:

      But! Вы своим признанием ввели меня в » шоковое состояние»… То что Док и Ко- хорошие ребята, это+ , а вот избавиться от таких качеств , которые Вы перечислили,да без них я — покойник! Ну какой душевный покой? Это же прямая дорога в монастырь или секту…

    • Виталий:

      то ли я уже все забыл, то ли перепутал, то ли мне казалось, что But это одна из ипостасей Raara

  7. Сергей:

    Куда ж вы тратите то столько ?
    во глубине удмурдских руд
    Будили бодрость и веселье
    вот и пропал ваш тяжкий труд ?

      • Antonina:

        Переквалифицируйся в ресторанного критика, будешь есть бесплатно)

      • Татьяна:

        Сам Шувалов из Давоса указал нам верный путь…
        Перейдём на фитосинтез, наше кредо:» Хватит жрать!»
        О. Ломовой.

    • Фриц Гешлоссен:

      Постоянно покупает 2 туза на мизере )

      • Сергей:

        Это как поехать в Москву , а не в ОАЭ , только в преферансе? )

        • Фриц Гешлоссен:

          Блин, 2 противопоставления подряд, да еще по разным основаниям )) Я не смог представить, если честно. Поездка в Москву это, как раз-таки, планомерное висто-собирание на сильной руке) Рука у Дока сильна традиционно, если он сам ее не расслабляет, решив постебаться или от скуки )

          • Сергей:

            Не силен в практическом преферансе, Фриц, если честно ..,
            но что такое 2 туза на мизере знаю ) Планировал и готовился к одному , а вышло другое .
            Да не суть , главное чтобы весь пар в гудок не уходил

          • Виталий:

            вы с доком пишете пулю?

            • Фриц Гешлоссен:

              Расписываем, но по отдельности )Да, Док вообще не замечен играющим во что-то азартное, если без аллегорий. Хватает ему его собственных пороков, видимо.

          • Таль:

            А ещё он вистует на девятерной всё время и закладывается на четвёртого валета.

  8. Технарь:

    Из моего любимого ….-
    «Друг мой, друг мой,
    Я очень и очень болен.
    Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
    То ли ветер свистит
    Над пустым и безлюдным полем,
    То ль, как рощу в сентябрь,
    Осыпает мозги алкоголь.
    ………….
    Как прыщавой курсистке
    Длинноволосый урод
    Говорит о мирах,
    Половой истекая истомою.
    Не знаю, не помню,
    В одном селе,
    Может, в Калуге,
    А может, в Рязани,
    Жил мальчик
    В простой крестьянской семье,
    Желтоволосый,
    С голубыми глазами…
    И вот стал он взрослым,
    К тому ж поэт,
    Хоть с небольшой,
    Но ухватистой силою,
    И какую-то женщину,
    Сорока с лишним лет,
    Называл скверной девочкой
    И своею милою».

    . . . . . . . . . . . . . . . .
    …Месяц умер,
    Синеет в окошко рассвет.
    Ах ты, ночь!
    Что ты, ночь, наковеркала?
    Я в цилиндре стою.
    Никого со мной нет.
    Я один…
    И — разбитое зеркало…»
    Лучше не сказать …не выразить………
    Сорри.

    • Фриц Гешлоссен:

      Человек с тонкой душевной организацией, закрывающийся ником «Технарь» и, наверняка, с трудом сам себя убеждающий, что математика-царица наук и кругом только материализм и поддающиеся осмыслению формулы.

  9. вероника плеханова:

    Ваши пальцы пахнут ладаном… Это его ахиллесова пята, видимо. Потому что пальцы — это мини-фаллосы (и да,согласна, у героя здесь — избыток энергии). Я удивляюсь как ему сам пенис не отрезали.

  10. raar:

    прямо в жилу америкосы выпустили фильмец «американский снайпер» под чутким руководством Клина Иствуда. история сия широко известна и в начале была издана книга сего снайпера Криса Кайла, а уж потом после его пышных похорон под развевающиеся звездно-полосатые стяги был и снят сей патриотический киношлягер. Надо сказать, что с момента его выхода по настоящее время фильм бьет какие то очередные рекорды в американском прокате и уже заработал вроде бы 230 млн. поразило что в кинозалы приходят с маленькими детьми и высиживают с ними весь фильм который по правде сказать полон картин достаточно травматичных, на мой взгляд для детской психики, да и по окончании аплодируют. В прессе же есть критичные отзывы.

  11. Татьяна:

    Мне всегда интересны ваши мысли, обязательно посмотрю этот шлягер. А как вам знаменитый фильм Балабанова » Брат»? Данила стал чуть ли не национальным героем в России, тоже служил в Чечне.. А фильм — то про справедливость и правду, рейтинг тоже высокий.

    • raar:

      вчера пошли на фильм исключительно потому, что выслушали очень критичное замечание в адрес сего опуса.отчасти увидел, то что критиковали, но прелесть языковых нюансов ускользала и выносить окончательный вердикт крайне затруднительно. для меня была интересна реакция аудитории, т.к. фильм абсолютно заточен на патриотизм, это скорей спич, послание аудитории, склеивающая субстанция призванная экстраполировать всё то, что не соответствует амер мечте, и радетелей за оную. создавалось впечатление, что психологизм картины несколько утомляет аудиторию, экшенш же был американизирован и страдания главного героя «вынужденного» убивать не столько трогают публику. Четкое деление на негодяев и носителей демократии не вызывало как мне показалось когнитивного диссонанса в головах зрителей, и правоту вершения убийств снайпера не ставилось под сомнение. «Брат» же я посмотрел впервые года 3 назад-до этого сознательно не смотрел. И меня удивило, что фильм который я не хотел смотреть много лет назад сейчас мне скорей понравился.

      • Я предложил купить права на рассказ для экранизации одному довольно занятному теледеятелю. Как назовем? «Удмуртский стрелок»? «Кузен»? «Варзи-ятчинский Ахилл»?

        • Татьяна:

          Док!
          Я за Вас рада! Смотря какой посыл будет нести этот фильм. Мой вариант:» От любви не умирают».

          • О посыле, Татьяна. Одна московская, меж прочим, приятная матрона,очень тесно связанная с кино, прочитав этот рассказец о пальцах, часа три пытала меня в уютном московском кабачке на Кропоткинской, о чем я хотел сообщить читающему люду.Она, лингвистофилолог, сказала мне также,что ничего хуже она в жизни не читывала. Прежде она хвалила меня за ритмику, говоря, что до меня ее любимым писателем был Дмитрий Быков, потом — я, а, вот этим рассказом я всю ее дико разочаровал. Завидует, наверное. Мы с ней так спорили, что официант, нас обносящий пирожками и капуччино (без корицы) нехорошо на нас поглядывал, побаиваясь, как не закончилось бы все поножовщиной. Я и сам не знаю ни о каких посылах. Встретился человек необычной судьбы. Описал его житуху с минимальной литературщиной. И, делов-то!

            • Татьяна:

              Не читывала? Странно…) А помнится лет 200 тому назад….Если предположить, что вместо «Всемирного воина» сию награду вручала бы Екатерина Великая, то был бы ваш земляк уже в генеральском чине, да при Потёмкинском дворце. Она бы на него уж точно глаз положила..))))

        • Voroncova:

          надо по-удмуртски как-нибудь, чтоб неоднозначно переводилось на русский.

          • Фриц Гешлоссен:

            Пойшуран ПАхов )

              • Фриц Гешлоссен:

                Охотник по фамилии Пахов.

                • Тогда лучше «Охотник, по фамилии — Пиринеев». «Perineum» — по латински — промежность. «Пиренейский стрелок»!

                • Фриц Гешлоссен:

                  Сто пудов, так скабрезно назвать горы придумали похотливые хранцузи ) Придумали и отгородились от Испании … этим самым местом.

                • Этот текст теперь проиллюстрирован добрейшим моим приятелем Женей Мерзляковым, который, меж прочим, воушию слышал всю историю, и которая его, на мой взгляд, очень впечатлила. Мне кажется своей картиною он попал в цель!

                • Фриц Гешлоссен:

                  Чем-то напоминает реалистический минимализм Бильжо с его Петровичем. Черно-белостью, скорее. Ассоциативность Дали, опять-таки, с сисечным небом и какими-то вагиноподобными тюльпанами. Очень живо рисует ваш приятель.

                • Наш приятель, как раз «третий» в купе с папаолимпийцем. Фриц, а небо-то и на самом деле сисечное, если приглядеться. Облака — сиськи и сиськи. Что касается тюльпанов, то никаких сомнений насчет закрытых, открытых и завядших бутонов быть не может…при чем тут доктор Фрейд…?

                • Виталий:

                  ё, иллюстрацыя полностью соответствует тексту

          • Ты же мне, Лу, некогда предлагала заняться комиксами…ну, вот отличный сюжет…кажется и художник подходявый нашелся…

            • Voroncova:

              И этим предлагала? А получатся ли краткие, но ёмкие комментарии к комиксам, сдерживать же себя придется.

          • Таль:

            Эн чиньыен возьматыны

            • Voroncova:

              это что-то вроде перста указующего?

              • Таль:

                Мой удмурткий требует доработки :-) Но да, вы почти угадали. «Не указывай пальцем» я хотел сказать. В смысле — «не суди строго».

                • Таль:

                  Ну а заодно — не тычь пальцем в курок.

                • Фриц Гешлоссен:

                  Поди, в Австралии вдобавок к эмигрантским ESL существуют экспансионные курсы USL? Ваш неистовый Эбботт раздухарился и решил начать захват России с маленькой Удмуртии моей? Учел ошибки Гитлера и начнет с середины?

                • Сергей:

                  Фриц, просто написал сценарий для воскресного вечера с Соловьевым.
                  Австралийцы учат удмуртский язык. Угроза, аааааа, напасть хотят враги, фашисты . У Гитлера учатся . Эббот -коала.
                  И фото зигующего Таля , на самом деле машущего жене , но кого это волнует.
                  Ну и после такого точно отменяем английский в школах)

                • Таль:

                  Тони сегодня чуть не сбросили с трона свои же соратники по партии, еле удержался. Цирк с конями, рыцарями и прочим продолжается уже давно — я так понимаю, страной никто в это время не управляет. Нас можно брать тёплыми.

                  А насчёт рисунка — это не сисечное небо, а сгущавшиеся над ним сисечные тучи брошенных женщин и вымя невинных овцекоз. Месть овец и «одноночек». Причёска же напоминает молнии с небес.

  12. Таль:

    Я так и не понял, при чём тут был Эд Ширан. Возможно дело в словах песни, но к сожалению я не могу его слушать больше трёх секунд. Меня одолевает суицидная тоска одновремено с желанием смотреть на мир через оптический прицел. А сегодня появилась его фотография с Грэмми церемонии. Оказалось, что у рыжего ̶ч̶у̶ч̶е̶л̶а̶ много тату. Сразу бросились в глаза соседствующие коза и кровавый отпечаток ладони, но там ещё много чего синхронного. Впрочем, при желании совпадения всегда можно найти. http://edsheeran.us/wp-content/uploads/2014/03/tattoo2.png

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Кто хочет разбогатеть в течение дня, будет повешен в течение года».
    Леонардо да Винчи
    Реклама