Сталин, фарисеи и книжники.

Пару недель назад позвонила ведущая довольно популярного на местном телевидении шоу. Пишуще-интервьюирующую  братию недолюбливаю, для нее (Ларисы) делаю исключение. Профессионалу  можно даже простить, что он – журналист. Перед Днем Победы кремлевские выдумщики решили «эксгумировать» останки «отца народов» и под их смрад устроить общественно-политическую дискуссию на тему: Who are You, mr.Stalin? Местные мудрецы тоже решили не отставать и обязали все региональные СМИ в этих дебатах поучаствовать. Заказных передач Лариса не любит, считая их заказным убийством себя, как художника.

На передачу решено было пригласить меня и православного батюшку. Что ее заставило натравить на меня робота, до сих пор ума не приложу?

Про Сталина меня еще никто и никогда не спрашивал. С живыми попами «при исполнении»  я тоже никогда не общался. Антипатичны  мне торговцы опиумом. Причем давно.

В возрасте полутора лет меня решила окрестить  нянька. Тайно. Чтоб не знали родители. Мама и папа были членами КПСС. В ту пору связь партийцев и служителей культа не приветствовалась. Нянюшка притащила меня в храм божий, даже заплатила свои кровные.

Когда меня поднесли к попу, я вцепился своей ручонкою в его патлатую бороду. Как пушкинский Руслан в Черномора. Священник растерялся. И он, и нянюшка, и церковные старушки,  суетливо начали разжимать мои пальчики, бренчать, как погремушками, церковными аксессуарами, улюлюкать, отвлекая от поповской бороды.  Никакого эффекта – я надежно фиксировал батюшку, моя ручка, аж, побелела от натуги! Поп скомкал весь ритуал. Последней  его надеждой  на освобождение, было опустить меня поживей в купель. Заорет дитя в водице, ручку-то и ослабит. Опустили. Орал. Но руки не отнял. Так и окрестил он меня, на «коротком поводке». Общим собранием присутствующих было решено захваченную мной прядь отрезать ножницами, что и было немедля предпринято одной из чернавок. Только батюшка освободился из пут, только вырвался наружу общий вздох сожаления, так сразу нежные пальчики неофита разжались, и объемный клок поповской бороды приземлился на старый каменный церковный пол (в кино в этот момент всегда включается сабвуфер). Святой отец  зло посмотрел на меня, на няньку и покинул место сражения проигравшим. Что было у падре в голове – известно лишь Создателю. Допускаю, что вместо молитв – матерщина. Вот какое было крещение.

День записи передачи был хмурый и ветреный. «Путь наш во мраке». Явившись в телестудию ровно в полдень, я обнаружил там  вертящегося пред зеркалом, склонного к полноте, кокетливого попика лет тридцати пяти.

Запеленговав мое присутствие, батюшка, продолжал  расчесывать усики маленькой расчесочкой, но придал лицу своему мармеладное выражение и не изменил ему до конца съемки. Повернувшись, первый подал руку и представился. Отец Димитрий. Он, кажется, сразу просек меня. Оглядев попа, я констатировал, что одет он, как 600 лет назад. Длинная черная ряса, сапоги, вызывающего размера крест на серебряной цепи. Забавно. Прическою  он смахивал больше на Стиви Вандера. Еще бы модные темные очки от «Prada»! Мы расположились за столом в супрематической студии, и, пока техперсонал проводил через наше исподнее микрофоны, химичил со светом, я начал разговор первым. Поведал батюшке и Ларисе о своем увлечении последнего времени — фильмами Би-Би-Си о животных. «И что удивительно, — дополнил я, — когда в чате мы обсуждаем просмотренное, то совсем молодые ребята, пишут по-олбански, что после знакомства с миром природы через объективы британских киношников, они перестали сомневаться в существовании Бога.

— Это почему же? – спросил отец Димитрий.

— Англичане так снимают натуру, что даже злокачественные атеисты начинают понимать, что все сущее создано Неким Разумным Началом, потому, как в природе, ее части и ее твари так ладом взаимодействуют друг с другом…

— Как по-нашему вы сказали: «ладом» — ответствовал батюшка, — только тексты к фильмам уж очень светско-научные, нет ни одного упоминания о Создателе.

— Он подразумевается. Мне кажется, что люди, которые снимают эти фильмы — святые, они делают для воспевания Господа не меньше, а может даже больше некоторых…

Нашу дискуссию со священником неожиданно прервал режиссер, через хриплый матюгальник сообщив, что начинается запись.

Лариса представила нас и тут…понеслось. Сначала она обратилась ко мне:

— Сталина, этого видного государственного деятеля, вы назвали тяжелобольным. Редкий случай, когда я позволю себе с вами не согласиться. Это был человек, как бы сейчас сказали, с четким бизнес-планом. У него была сверхидея, к которой он шел прямолинейно и всегда знал, как ее воплотить. В итоге он превратил отсталую страну с сохой в сверхдержаву.

Я. Если вы считаете, что для достижения цели все средства хороши, и это – признак здоровья, тогда – да…. Но я настаиваю на своей точке зрения — это тяжелая параноидная психопатия.

Л. А проще?

Я. Это легкая форма параноидной шизофрении…

Л. То есть…?

Я. То есть у власти оказался человек с шизофренией…

Л. Но таких во власти много…

Я. Желательно, чтобы они не оказывались у власти. Для таких людей существуют вполне определенные места, где их сортируют, лечат, и потом, как в зоне, выпускают на свободу с чистой совестью.

Л. Но он так долго правил и  жил, умер своей смертью, неужели никто не мог разглядеть? Или он был настолько силен?

фото доктора КазаковаЯ. Ругать власть, по-меньшей мере, бесполезно, а, может, даже вредно. Каждый народ имеет ту власть, которая его имеет. Правитель, что стоит во главе народа, является выражением внутренних чаяний масс. Как сказал Жванецкий: если все на одной мине – тогда ладно. Ровно настолько, насколько мы «забиты», подавлены, несвободны, настолько же вероятно появление человека, попирающего нашу свободу. На днях я посмотрел фильм «Царь». Лунгин – очень «православный» режиссер. В фильме показано противостояние митрополита Филиппа и безумного Грозного (с тем же диагнозом, что и у Сталина). Аналогия с Виссарионовичем – полная. Царь Иоанн разговаривает по ночам с покойниками, беснуется, уничтожает собственную державу и не самых худших представителей народа. Митрополит «проваливается» в компромисс с царским психозом, для него все заканчивается очень плохо. Англичане называют Грозного – «John The Terrible» — Иван Жуткий, Ужасный. А вы говорите – лидер…был порядок. Это – грубая патология.

Лариса прерывает меня и обращается к батюшке, который за время моей антисталинской тирады и бровью не повел:

— Отец Димитрий, я скажу, наверное, страшную вещь. Сталин … был глубоко верующим человеком? Прошел через семинарию. Он глубоко верил, что вседозволенность спущена ему «сверху», разрешена…

Священник вступает в разговор, распевно интонируя, чему был обучен в Загорске.

— Вспомним слова Апостола: «Нет власти не от бога». Мать никогда не могла простить ему и говорила: «Сынок, лучше бы ты был священником». Когда Иосиф обучался в семинарии, волна вольнодумства и революционных идей захлестнула Россию и не прошла мимо будущего вождя. Именно тогда он прельстился духом реформаторства. Микросоциум, юный возраст, плюс его восточный темперамент (грузинский народ гораздо раньше принял христианство) — были основанием для будущего лидерства. Иосиф Виссарионович не мог не понимать и не осознавать той ответственности, которая была на нем. И те жертвы, которые ставятся ему в упрек (я не оправдываю и не провожу апологии ему) – результат той исторической ситуации, в которую была вовлечена Россия. Здесь виноват не сам вождь, не лидер, а произошедший переворот. В 1943 году, 4 сентября, Сталин собирает совещание трех митрополитов, и, именно он, так, по-большевистски, ставит им задачу: в двухнедельный срок созвать поместный собор. Именно на соборе избирается патриарх – власть дала церкви возможность беспрепятственного осуществления своей богослужебной деятельности. По статистике, с января по ноябрь 1944 года было открыто более двухсот приходов. Победа ковалась не столько на передовой, сколько в тылу, и благодаря молитве, которая осуществлялась в православных храмах. Именно Сталин дал свободу церкви. Именно Сталин признал несостоятельность того политического курса в отношении русской православной церкви, что проводился государством. Власть признала свою несостоятельность.

Тут встреваю я, резко прерывая елейный поток батюшкиного дифирамба диктатору:

— А покаяние?

Отец Димитрий, не смутившись, продолжает:

— Покаяние – не просто выйти перед народом и сказать: «Я покаялся, простите меня», оставшись прежним. Покаяние – это процесс преображения, изменения. По-гречески, покаяние звучит, как «метанойя» или «метание», в зависимости от того, в какой транскрипции мы будем произносить это слово. Метание, как маятник, то есть поклоны, по-славянски.

Я про себя сижу и думаю: у батюшки по греческому в семинарии были двойки, «метанойя» — это и не покаяние вовсе, а состояние благодати (в отличие от параноий, которой страдал дядюшка Джозеф, вернее, он то, конечно, не страдал, страдали окружающие). Промолчал. Решил пока не садить батюшку в лужу. Да и передача-то не древнегреческому посвящена. Он монотонно продолжает гундосить:

— Фактически церковь, ощутив эту поддержку, наипаче усилила свои молитвы. Государство, осознав роль именно православной церкви, выдала ей карт-бланш. Мы не будем говорить о покаянии, не будем говорить о заискивании, речь идет о том симбиозе, о той симфонии церкви и властей, которые потихонечку начали выстраиваться. Россия – наследница византийской государственности и Сталин это прекрасно понимал.

Чтоб остановить попа-сталиниста, ведущая, с трудом опомнившись от его гипнотической песни, задала вопрос:

— Все эти многочисленные жертвы, страшные жертвы – это…как жертвоприношение?

— Не скажу, что это – жертвоприношение. Это, скорее, было очищение огнем. Господь говорит: «Кого люблю, того и наказую». В этом, хотя по-человечески  трудно понять, и заключается специфика России. Ее, как сказал классик, «умом не понять», «в Россию можно только верить». И вот, как раз суд Божий и свершился. Давайте лучше вспомним те исторические условия, при которых Сталин вынес такое решение – дать свободу церкви. Во-первых – это благословение старца, который приехал со святой горы Афон с иконой, и, которому было видение, что Россия никогда не победит Германию, если не будут открыты храмы, и не будет продолжаться литургическая жизнь. Давайте вспомним о крестном ходе на самолете с владимирской иконой божьей матери, которая была изъята из запасников Третьяковки, и пред ней был совершен молебен.

— Понятно, пока гром не грянет, мужик не перекрестится, — вставляю я.

— Без бога – не до порога, — парирует он.

— Отец Димитрий, — пытаюсь я прекратить эту черносотенную пропаганду в эфире, — вот вы тут сказали, что надо рассматривать личность товарища Сталина, как заложника исторических обстоятельств, так вот вопрос, не дьявол ли его «заложил»?

Попик слегка встрепенулся, и, хоть по лицу не было видно, но испытал он легкую досаду. Чувствовалось, что он относится ко мне, как постящийся к отрыжке после редьки с квасом.

Д. Как вы думаете, почему фильм Эйзенштейна «Иван Грозный» так долго пылился на полке? (Он, видимо, имел ввиду вторую часть). Да потому, что Сталин не хотел, чтобы народ видел слабого и безвольного царя. Россией мог управлять на тот момент только сильный, властный и жесткий государь. С 1917 по 1941 год было временем развала страны. И только благодаря этим, как мы сейчас говорим, непопулярным, с гуманистической и демократической точек зрения, мерам, произошла консолидация России. Народ шел не за Сталиным. Он воевал, реально, за свою свободу. Гитлеровцы на оккупированных территориях открывали храмы, воскрешая там всевозможные культы. Это была часть гитлеровского плана по разобщению духовной общности. В чем сила русского оружия? Россия никогда не нападала. Она всегда защищалась. Для России всякая война была отечественной.

Чувствуя, что батюшку куды-то не туды понесло, Лариса обратилась ко мне:

— Согласитесь, что любая страна, идущая путем реформ, проходит через кровь. И ребенок рождается, разрушая мать, в какой-то степени.

— Ну, это же метафора, — возмущаюсь я.

— Страна побывала в мясорубке и стала другой…как женщина, после мук родов уже не останется прежней, — настойчиво склоняет меня к идеологическому «сожительству» журналистка.

— Если менеджер неумеха, тогда он «воюет числом», плюс он безумен, плюс постепенно деградирует. Западные государи держали при себе шута, как собственную психологическую тень. Шут говорил королю правду. Попадало по загривку, но, порой к нему прислушивались. Шут – основа психогигиены лидера. У наших руководителей даже Йорики  конъюнктурны. Сквозь медные трубы пройти труднее всего. Один киногерой говорит, что политиков, как подгузники, надо почаще менять, особенно, если страна обо…..лась. Плохой менеджер – плохая страна, и народ, что этого менеджера поддерживает – плохой народ.

Л. Как же вы объясните такую любовь к тирану? Что творилось на его похоронах! Многие до сих пор живут с именем его на устах.

Я. Психоаналитики называют этот механизм идентификацией с агрессором, примитивной идеализацией, Сталин – отец, старший брат, социальный эквивалент близкого человека…активирует мазохистский комплекс. Жертва порой влюблена в палача.

В разговор опять включается индифферентный до сей поры батюшка:

— Три кита, на которых базируется российская идеология – это Вера, Отечество и царь. (когда он произнес «три кита», мне с места захотелось выкрикнуть галилеевское: «И все-таки она вертится!», но я не выкрикнул, теперь жалею). По сути дела, Сталин и проводил этот курс. Россией невозможно было управлять, заигрывая с демократическим Западом. Сталин, как раз был тем царем, с элементами восточной деспотии. Царь Иоанн Грозный созидал Святую Русь тоже в сложных исторических условиях, — продолжал отец Димитрий, — тезис о том, что Москва – это третий Рим и привел Иоанна к мысли о короновании. Он созидал самодержавие, а самодержавие без жестких мер невозможно.

Лариса «подплывает» ко мне:

— Согласитесь, что Сталин обладал магнетизмом, может быть отрицательным магнетизмом, но люди шли к нему, как кролики к удаву.

Я. Слушаю про специфический русский путь, про то, что русским нужен царь… удивляюсь. Многие русские, вовремя дунувшие на запад, в демократические страны, прекрасно там себя чувствуют и адаптируются в немонархических условиях.

— Но их же там пожирает ностальгия? – с отчаянием в голосе восклицает ведущая.

— Ностальгия – это невроз навязчивых состояний. И это лечится, — отвечаю.

Л. Так как же все-таки насчет сталинского магнетизма? Сталин умел окружать себя верными людьми. А эти люди понимали, что будет с ними потом, но все равно лезли наверх….

Я. Дело не в магнетизме Сталина, а слабости народа. Если человек не испытывает страха, чувства вины, то никакой магнетизм не подействует на него. В голове каждого из нас существует идеализация вождя, как родителя. Родители могут быть людьми не идеальными, дети же воспринимают их, как богов, которые их создали…

— «Чти отца и матерь свою» — одна из заповедей…- вклинивается батюшка.

Я. Грозный и Сталин, как дедушка Алеши Пешкова, который бил мальчишку смертным боем. Потом, раскаявшись, гладил изметеленного будущего пролетарского писателя Горького, говоря: «Что же делать, Лешенька, и меня били…». «Крошка сын к отцу пришел и спросила кроха, что такое хорошо и что такое плохо?» Сталин – однозначно плохо!

Снова поп берет инициативу в свои руки:

— Наверное, это для многих будет открытием, но Сталин, управляя Россией, относил себя к чадам грузинской православной церкви, и в 43-м году произошло «потепление» отношений между двумя поместными церквями. Даже первая кремлевская елка засияла огнями в 1938 году.

— Безусловно, елка, Сталин и дети – все это очень трогательно… — встреваю я снова, но отец Димитрий прет целенаправленно:

— И не только елка, но и Рождество, и Пасха отмечаются в Кремле, и однозначно клеймить не надо. Давайте тогда рассмотрим личность Ленина, а о Хрущеве вообще говорить не стоит – самодур!

— Сталин был за дисциплину, — вмешивается Лариса, я ее перебиваю:

— Давайте, как дети в песочнике: Лариса, вы за кого? Я так понимаю, отец Дмитрий, что вы за Сталина?

Л. Я за Сталина!

Д. Я не отвечаю за всю церковь, но, лично не оправдывая Сталина, мы имеем дело с фактами…

Я. Библия – книжица занятная, и полиинтерпретативная, хочешь – так толкуй, хочешь – иначе. Но добро – это добро, а зло – это зло.

Ведущая меня обрывает:

— Мы об этом уже говорили: вся власть от бога. Поговорим о теперешних властях. Чего они хотят? Хотят, чтоб не было коррупции…

Я. …чтоб были нанотехнологии, отечественные силиконовые долины. Профанация. Кто это будет делать? Выйдите на улицу. Осмотритесь. Ничего не работает. И даже эта дискуссия о Сталине, в которой мы все втроем изъявили желание поучаствовать, навязана обществу в преддверии праздника Победы, чтобы отвлечь внимание публики от проблем, которые в стране имеют место быть…. Пойдемте садить картошку, это самое божеское, что можно сделать в период кризиса.

Д. А, кстати, знаете, как переводится слово «кризис»? Это греческое слово. Загляните в любой словарь и перевод таков: это – суд. Промыслительно. И для нашего теперешнего финансового положения и при правлении Сталина, это — время суда. Промысел, то есть – мысль на перспективу. Преподобный Серафим Саровский сказал, что Господь помилует Россию, и путем страданий, приведет ее к великой славе.

Я. А как еще долго мы будем идти к славе и как насчет ваших коллег, которых Иосиф Виссарионович отправил к праотцам?

Д. У нас много таких жертв, и даже наш архиерей, митрополит удмуртский и ижевский Николай, прошел через эти лагеря. Он нигде и никогда не говорит о своем негативном отношении, он принял это, как крест. И, слава богу, что в его лице мы имеем такого светильника на удмуртской земле.

— Прекрасно понимаю, о чем вы говорите, — впервые соглашаюсь я с батюшкой, в 90-е годы в Москве мы занимались обследованием людей, прошедших через сталинские застенки и выживших. У всех в психологическом профиле доминировал депрессивный радикал, спустя столько лет. Кроме…священнослужителей.

— Я общалась недавно с ветераном войны и он сказал мне: «Сталина на вас не хватает»! – вмешалась ведущая.

— И Гоголя на нас не хватает! – парировал я. А она:

— Он воевал, а теперь видя весь этот бардак в стране, хочет жесткого царя.

— Я не хочу царя! – обиделся я, — вот норвежского или шведского короля, можно. Премьер-министра Исландии… Насчет победы в войне, тоже вопрос не простой. А кто в ней победил? Немцы живут лучше. Ветераны вермахта пенсию какую получают, а наши?

Когда я шел после съемки домой,  думал: как же так, мои бабушки-дедушки, папы-мамы боролись за жизнь каждого больного, и в ночь, и в метель спешили на помощь. Смерть подопечного рассматривали, как личную трагедию. А тут десятки миллионов людей, одним махом – в преисподнюю! Как пельмени с доски — в кипяток ! Я понимаю, батюшка не может нести отсебятину. Это я могу, и вы можете. Он – робот, он – человек Системы. Значит, там, на верху, принято решение г-на Джугашвили реабилитировать. Что это за страна чудес?

P.S. На следующий день Лариса сообщила мне, что звонил святой отец, и попросил убрать из передачи про «очищение огнем». Эх, батюшка-батюшка, «не человек создан для субботы, а суббота для человека». Ничего личного, отец Димитрий.

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

36 комментариев
  1. МАРИНА-Nimfa.:

    Интересно, это кто собрался реабилитировать тирана и деспота? Может еще и Ивана Грозного к лику святых возвести? Сталин был конченный псих,свои комплексы отрабатывал чужой кровью,как незаконно рожденный.А служителя вы классно за бороду держали,не по этому ли сами ее носите? Что по поводу иконы с которой облетали на самолете,то факт такой имеется в истории, но была не Владимирская, а Казанская.И в чудеса надо верить.А вы уж прямо ополчились на служителя,так что диву даюсь,кто на что учился!А как иначе ему себя вести,так ведь и паству растерять можно.И вообще какая разница,царь не царь,главное чтобы жилось хорошо,а то — выживаем!

  2. kinza:

    Исландию, если мне память не изменяет, банкротом объявили и продают с молотка… И зачем вам в этой ситуации ее премьер? ))

    • Съездите, милая kinza, и увидите, что ничего лучше Исландии быть не может. Впрочем, в ближайшее время опубликую отчет о том, как я там был. Нас никто не продает, потому, что мы — как неуловимымый Джо в анекдоте. Если бы я был богатым человеком, то первое, что я купил — был бы этот чудный остров.

  3. Мой научный руководитель Виктор Иванович Чулков, который, кстати, сейчас пресс-секретарь президента Удмуртии, то есть в системе, как-то читал нам на факультете «Медного всадника» Пушкина. Речь о том, что бедный Евгений пенял статуе Петра Первого после того, как разбушевавшаяся Нева вышла из берегов и навечно накрыла многих достойных петербуржцев, включая возлюбленную главного героя. «Ужо тебе!» — кричал он в безумии. И вот Виктор Иванович спросил нас тогда — 18летних девиц-максималисток — прав ли Петр, строя город на болоте, рубя окно в Европу ценою таких жертв? На что многие утвердительно закивали: «Зато какой город!» И мудрый Чулков, выдержав паузу, спросил: «А если бы речь шла о ваших близких или о вас лично?» Молчание… Это я для Ларисы, которую очень ценю и которой всегда любуюсь на экране. И это я для батюшки. Бросаться человеческими жизнями, рассуждать об «очищении огнем» и о царе, который нам нужен, чтобы порядок навести — легко, когда мы предполагаем, что это какие-то чужие и далекие человеческие жертвы, не имеющие к нам никакого отношения. Я сегодня не стала добираться на работу на метро, я поймала машину. Водитель сказал, что утром его дочки, живущие на Лубянке, уехали в школу, которая находится на Парке Культуры. Взрывы были как раз на этих двух станциях и как раз в то самое время, когда они ехали учиться. Отец долго не мог до них дозвониться, так как связь в метро немедленно перекрыли, чтобы предотвратить новые взрывы с помощью мобильных устройств. И вы представляете состояние этого человека… С его девочками все нормально сейчас, но это могло случиться и с его девочками тоже… Порядок надо наводить у себя в доме и во дворе. Царя держать в голове, а не в Кремле. А жертвовать кем-то ради «очищения огнем»… Вы, батюшка, сперва рожать попробуйте, потом поговорим, чего жизнь-то стоит.

  4. Oleg:

    Здравствуйте Док!

    Дважды прочитал вашу статью, целиком и полностью поддерживаю вашу позицию по отношению к Сталину.
    Пытаюсь провести аналогию с нашим временем. Меня беспокоит то, что на самом деле, всё также как и во времена правления Сталина — авторитарность 100%. В свете последних событий, хотелось заметить, что произошедшее в Москве, послужит отвлекающим манёвром и найдется новый враг. Скорее всего обвинят талибов, базы которых, как ни странно, расположены уже не в Чечне, а в Грузии. Начнётся военный поход, потребуется много различных техсредств, кстати многие производятся у нас в городе, соответственно начнёт работать экономика, вот вам и выход из кризиса. Как это не печально, но ценою жизни 40 человек, нашему правительству одни только плюсы. В понедельник рубль «просел» и кто-то извлёк очень большую прибыль из всего этого. Общество консолидируется, опять-таки «отечественная», ну не совсем война, так настроение точно. «Ящик» вещает парадоксальные вещи, напоминая события связанные по осени с гриппом. Люди так наивны, внушаемы.

    спасибо

  5. kinza:

    Можете предать меня анафеме, но я спрошу. А что мешает нынешним правителям взять всех чеченцев, вывезти их за одну ночь (неделю, месяц) из страны и положить туда, откуда взяли? И решить таким образом проблему терроризма в отдельно взятой стране. Ведь есть же опыт…

    • Анафеме предавать не буду, это — к церковникам. Вы имеете право на собственную точку зрения. Есть и другой опыт, когда русский царь заключил мир с Шамилем, дал дворянское звание, наградил поместьем. Прочие цари даже целовали кавказских лидеров в уста. Среди чеченцев у меня много друзей, причем довольно близких. Они милые, интеллигентные люди. Обычный чеченец, как и обычный русский хотят мира и к терактам не имеют никакого отношения. Существуют люди, которым все это выгодно, и Чечня, и Ближний Восток и Югославия. Мне кажется, kinza, что вы находитесь под влиянием кучки психопатов, которым необходима ксенофобная истерия. Мама же читала вам в детстве: «Мамы всякие нужны, мамы всякие важны». Мир вам.

      • kinza:

        Обычные русские живут в России.
        У меня много друзей среди психопатов, и обычно если людям что-то кажется, то мы рекомендуем им в эти моменты осенять себя крестным знамением.
        Про то что все в этом мире кому-то выгодно мы с друзьями-психопатами конечно догадывались, но не знали наверняка. И хочется нам уже, чтобы выгодно было наконец-то простым русским людям.

  6. Лариса:

    Добрый день, Григорий Валерьевич! Хохотала от души над первыми абзацами.Странно, что на меня не вылили ведро грязи — я бы за такие вопросы ведущую просто возненавидела — мне было очень трудно сыграть сталинского прихвостня…
    О чеченцах. Агаткин папа сейчас в Москве, на Лубянке…мы все дома! До свидания, Григорий Валерьевич.

    P.S. Батюшка звонили накануне, просили вырезать про подгузники, чтобы не было лишних проблем у Григория Валерьевича…

  7. К вопросу Кинзы о том, что мешает нашему правительству «взять всех чеченцев, вывезти их за одну ночь (неделю, месяц) из страны и положить туда, откуда взяли?» Такое понятие, как права человека, совершенно не бесполезное понятие, между прочим.
    Терроризм — это всегда реакция. Вот ежели вы пьете антибиотики и портвейн одновременно, у вас потом проблемы с печенью, да? И вам кажется, что печень вас, образно говоря, «терроризирует». На самом деле это вы терроризируете свою печень… Если мы ведем себя как захватчики, мы получаем соответствующую реакцию. Если нам внушают, что с террористами нельзя вести переговоры, то надо спросить: а почему, собственно, нельзя? С ними опасно вести переговоры только по одной причине — истина. Уничтожить врага — это заставить его молчать.
    Кинза пишет — «взять всех чеченцев и вывезти их с нашей территории». На самом деле происходит следующее. Формируется образ врага. Провоцируется страх и ненависть к врагу. Появляется спаситель — олицетворение безопасности, то есть диктатор. Народ счастлив, тк видит в нем единственный выход (на самом деле ситуация тупиковая). Что делает диктатор? Создает сверхдержаву (Гитлер, Сталин). Что делает сверхдержава? Создает угрозу другим державам якобы во имя нашей безопасности. Что делает нация? Те, кто свято верят в спасителя, превращаются в рабов. Сомневающиеся уничтожаются, как угроза диктатору. То есть во имя победы над локальными вспышками терроризма со стороны не сверхдержав мы можем получить террор сверхдержавы. Или можем договориться. Но это гораздо сложнее, потому что кто-то помимо нас с вами не собирается расставаться с властью. А миллионы людей роботизируют во имя реализации амбиций одного единственного харизматичного лидера. Кстати, на мой взгляд, все проекты о терминаторах и робокопах — это проекты о нас с вами в будущем. Мы действительно можем стать роботами, так как нас очень легко запрограммировать, особенно сейчас, в разгар СМИ.

    • К глубокому сожалению так было, есть и будет, пока у кого-либо существует желание «жрать, что дают», или, по-нашенски — инфантильность.

  8. darya:

    для меня и Сталин и христианская религия — зло и в первую очередь потому, что они уничтожали лучших, оставляя фанатиков рабов и равнодушных.

  9. Надежда:

    Да уж! Почитала, правда в плохом настроении, но спасибо огромное! Ты, док, молодчина! Удивляюсь! И рада, что могу услышать здравомыслящих людей.

  10. Надежда:

    Почему я, мои близкие, потерявшие сына, брата в том первом штурме грозного, не испытываем ненависти к чеченцам? Наверное, потому что понимаем сами не уберегли восемнадцатилетнего мальчика, не научили отличать добро и зло, не воспитали чувство самосохранения. Какая отечественная война? Что то не помню, чтобы чеченцы на нас нападали! А про штурм было известно за полгода! Только не знали где. А солдатам предложили выбор: идти в бой или сесть в поезд и вернуться в часть! Кому было выгодно воспользоваться мальчишеской бравадой перед товарищами? Какая глупость! А нашлись те, кто сел в поезд! А потом пять лет неизвестности, поиски. Родители постарели. Экспертиза… Опознание… Одна рука, одна нога, часть ребер, тазовые кости, остатки формы, нательный крестик в кармане рукава… Я до сих пор не уверена, что похоронили нашего Шурку. Ради чего?!

    • Мне кажется, Надеждочка, что я неплохой физиономист. И когда я сравниваю лица так называемых боевиков и «наших» генералов, то на бандитов похожи не боевики, а совсем наоборот… у чеченцев интеллигентные, порой благородные лица, испорченные, как говорила героиня Муравьевой, интеллектом. Или Ломброзо ошибался?

  11. Юпитер:

    то ли наша героиня kinza не испорченна этим самым интеллектом, то ли она самом деле хороший и грамотный провокатор, тогда-молодец,получилось! «взять всех чеченцев, вывезти их за одну ночь (неделю, месяц) из страны и положить туда, откуда взяли?» Такого конечно бреда на страницах сего журнала ещё не слыхал. Почему бы не вывезти таким же образом русских, хантов, удмуртов? ..откуда взяли… А разве чеченцев откуда к нам завезли,как когда то картофель?? И вообще про национальные вопросы эт вы зря, найти не трудно человека даже здесь,в сети. А потом то…расскажите ка Гриша,чего бывает.)

    • Да, Юпитер, этот твой страх, он тоже из сталинской эпохи: за вами придут! Человек может не верить в бога, человек может верить в средства массовой информации. Верить — всегда инфантильно. Повзрослеть трудно.

  12. Юпитер:

    можно рассуждать по всякому о политике, СМИ, сталинизме, управлении массами, террорах…верить, не верить… бла бла бла…не побывав и не поучаствовав, как сказала Вероника. Ещё глупее-дискутировать

    • Ну, почему глупо? Дискуссия с достойным оппонентом, да по стаканчику, а если еще сигары предварительно в роме вымочить… Дискуссии необходимы для развития. Нет гарантии, что рано или поздно ты не ошибешься. Мировоззренчески.Тебе намекнут. Помнишь, как у классика: «Ты злишься, Юпитер, значит, ты не прав»! Это, между прочим, слова Прометея.

  13. Юпитер:

    ты как парень,который разводит девушку на секс, разводишь меня на дискуссию)))

  14. а мне вот стало интересно — как это парни разводят девушек на секс?

    • Не знаю, я никогда не разводил, всегда говорил в упор (если девушка нравится): не познакомиться ли нам поближе? Да-да, нет-нет. По морде получал раза два, не более. Может, Юпитер отпишется. Юпитерам, им видней.

  15. «Вы — привлекательны, я — чертовски привлекателен, чего же зря время терять?» :)

  16. Ich Bin:

    ИИгра была равна, играли два…, нет три … вна. Вот такое вот ощущении. Налицо стычка трех носителей стереотипов.

    Первый некто Док. Он четко определился с диагнозом пациенту. Причем заочно на расстоянии как во времени, так и в пространстве. Хотя второе на фоне первого не существенно. Не рисково ставить диагноз заочно? Или это тенденция? Док, видимо, четко знает каждую жертву пациента поименно. Свято верит в либерально-демократическую прессу и своим знакомым, чьих знакомых или даже родных, абсолютно невинных людей, абсолютно не за что, абсолютно конкретно репрессировали. Многие подлецы еще те. Не все. А можете дать конкретную ссылку на конкретную инфу, где можно почитать за жертвы сталинского режиму. Именно ссылку на конкретную инфу, а не ссылку на ссылку и пересказы заинтересованных лиц? Честно говоря, надоела читать и слушать бред и трактовки идиотов. Кстати первый идиот, который начал муссировать тему репрессий был Хрущев. Все понимают, что он идиот, но сказанному идиотом, верят без оглядки вот уже полста лет. Чё ж тогда кукурузу (заодно к вере в тирана-Сталина) в тундре не выращиваете и Америке кузькину мать не показываете? Или верите выборочно? Это вот правда, а вот это фигня на постном масле. Тогда пожалую давайте с критериями фиговости определимся.

    Второй типаж Поп. Поп конкретный русофил. Воинствующий. Отсюда голословные убеждения в том, что русские тока защищались и воевали исключительно по справедливости и за Родину. И не оружием громили супостата, а исключительно молитвою. И ваще «среда заела, не мог не убить» (Ф.Достоевский).

    И третий стереотип — типа как Журналист. Это вообще отдельный случай и старающийся мыслить парадоксами. По-журналистски, почти по заграничному. Сталин – глубоко верующий человек. Во! какой парадокс загнула. У всех отвал башки. Это ж надо такое. Дальше больше. «И ребенок рождается, разрушая мать!» Все в шоке (кроме Дока ессно!) – какая глубина мысли, какая свежесть взгляда. Я сам охренел. Чессно слово. Ну, Журналист не останавливается на достигнутом. «Человек с четким бизнес-планом»… Как по-модному. «Менеджер», «бизнес-план», «магнетизм». Сплошной экономикс, паранормальные аномалии и жертвоприношения. А сверху всего этого Я – Журналист или «Сванидзе в юбке». Кстати о Сванидзе. Первая жена Сталина тоже Сванидзе – это совпадение или повод для классовой ненависти?

    Кароче последний вопрос – а нафига все это было? Поговорить стандартными фразами на стандартную тему? А потом почитать комментарии внушаемого народа? «Я тоже так думаю. Док вы молодец, как всех уели. Сталин — тиран!!! А я граф Монте-Кристо».

    • Потрясающе! Ich Bin, вы очень меня воодушевили своим посланием. Жизнерадостно! Фортиссимо! Был рад познакомиться. Никакого трепета перед доктором! Так держать!

  17. Лариса:

    Я задела- это хорошо.

  18. Лариса:

    Уважаемый Ich Bin. Оценила Вашу дерзость. Есть хорошая тема: отдых в детских оздоровительных лагерях. Приглашаю поучаствовать в программе. Запись 27 апреля в 12.00

  19. Светлана:

    Читала, что дьявол в его изначальном варианте у иудеев не сосредоточение зла, а лишь искуситель, проверяющии моральные устои человека на прочность. Мол веруете?.М-м-м..А вот если деньжат подбросить и дамочку пр-р-риятной наружности на ночь…то будете столь уверенны..а? Особенно когда карман с дырой, а жена…поднадоела. И дети орут день-деньской…Гриша- ты агент «диавола- искусителя», поп -прокололся явно, особенно с » очищением огнем». Джемперочек твой был тоже…провокационен.
    А ты знаешь, мы тебя считали именно «шутом при королеве Ольге».

    • Это правда, я, как настоящий королевский шут, говорил ей все в глаза, и про нее и про её свиту. Неоднократно был изгоняем из дворца. Лет пять назад не вернулся сам. С ними стало скушно.

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Да, конечно, собака – образец верности. Но почему она должна служит нам примером? Ведь она верна человеку, а не другим собакам».
    Карл Краус
    Реклама