ПРОВОДНИК.

 

 

«Наши люди на такси в булочную не ездят»! Наши люди ходят пешком. Я, по-крайней мере. Мог бы купить себе авто, но ездить особенно некуда. Работаю дома. Еще боюсь, что как у многих знакомых, могут атрофироваться ручки-ножки и вырастет живот. В последнее время, правда, насчет машинки стал задумываться, ибо в поздне-осенний, зимний и ранне-весенний период ходить пешком стало опасно. Проезжие части еще как-то чистят. Тротуары и дворы – нет. Города – не для пешеходов. Особенно средние и малые.

Только позавчера подумал о терроре. Против собственного народа. Шел, крадучись, по ул. Орджоникидзе маленького городка Воткинска. Моей родины и Чайковского. Уверяю, восхождение на исландский ледник, совершенное мной в 2007 году, было куда, как безопасней. В марте – днем тает. Ночью – застывает. Тротуар – абсолютно ледяные колдоёбины с коэффициентом трениия, стремящимся к нулю. Еще и гора. Вверх подняться ещё можно. Спуститься вниз – не реально. Пару раз пизданулся. Не очень сильно. Но всё же. По дороге подбирал старушек. Не пизданутых, а как я, тоже пизданувшихся на тротуаре Орджоникидзе авеню. Ставил их вертикально, отряхивал дряхлые пальтишки. Как опрокидыватель пингвинов. Бабушки падали снова. Я снова их приводил в чувство. Спросите: куда пёрлись старые грымзы по обляденелой дорожке? Да кто куда. В церковь. В поликлинику. На автобусную остановку. В «Магнит», где в сей час утренний дают трупики заиндевелых, много раз размороженных, в собственном соку, бройлеров со скидкой. И себе супец сварганить, и еще кошке останется, что поглодать. На их пенсию – не разгуляешься.

Поняв всю неэффективность своих действий, я предложил пожилым леди объединиться. Встать друг за дружкою, обняв предыдущего за талию. Я, естественно, шел впереди. Получилось что-то вроде танц-класса «летка-енки». Только мы не выкидывали ножки, как положено в этом прекрасном финском танце, а на малых передачах шаркали старушачьими ботами по ледяным кочкам. «Вот кто-то с горочки спустился»… — это я, и стройная ватага напряженных баушек от 70-ти и старше. Сход с горы сопровождался скрипом их ржавых суставов. Но маслёнка осталась дома. Когда мы поравнялись с центральной улицей Мира, где еще хоть как-то можно было идти, старушки кокетливо хихикали, крестились и благодарили меня, как Сталкера. Та, что шла за мной, даже кокетничала, мол, счастлива, что за молодого мужика подержалась. А мне — 58. Почти несанкционированное шествие! Когда старушечьи вереницы рассосались, я и подумал о терроризме. Террор против собственного народа.

Родственнику моей знакомой, 87-летнему деду Володе повезло меньше. Крепкий был старикан. Румяный и сохранный. Много-чего повидал в жизни. Пережил и войны и перестройки. И Сталина и Хрущева. Бегал на лыжах в кировском парке , каждый раз крича мне: «Физкульт привет»! Месяц назад он навернулся на голом льду возле парка Кирова. «Перелом шейки бедра. Жировая эмболия мозга». При переломе кости, костный мозг, ну, тот который в бульоне сверху плавает, попадает в кровеносное русло и закупоривает один из сосудов, мозг питающий. Дед Вова умер в реанимации. Не приходя в сознание. Не как герой. Не как жертва теракта в метро. Без взрыва. Без тротила. И без его эквивалента. Просто умер.

Сколько таких дедов Вов, и не дедов, а здоровых молодых людей ломают кости, ударяются головой, получают перелом основания черепа на ледяных тротуарах наших городов? Сотни? Тысячи? Кто за это заплатит? ИГИЛ (запрещенная в нашей стране)? Украинские экстремисты? Падение на скользком льду может изменить вашу жизнь, или вовсе – отнять её. В суде вы всё равно ни хуя не докажете.

Если вы с гололедом ничего поделать не можете, куды вам с исламским экстремизмом бороться! Как бы ладно не работали металлодетекторы, спецслужбы и прочие бдители, уследить исламиста-психопата чрезвычайно сложно. Практически невозможно. Партизанская война на территории противника – дело гиблое. Ни Скотланд-Ярд, ни ЦРУ, ни наши, с горячим сердцем и ледяными мозгами, увы, не справляются. Проще (и, наверное, выгоднее, и с экономической, и с политической точек зрения) преодолевать невозможное. А для того, чтобы сограждане не гибли тыщами на льду, не нужны ни радары, не целая армия хорошо оплачиваемых особистов, нужен только лом и песок! Просто посыпь в пять утра песочком дорожку – все живы и здоровы. Сделай, что можешь…Но мы же не ищем легких путей….

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

6 комментариев
  1. Таль:

    Задачка: Дети, если в 1214 км к западу от Ижевска ебануть тонну напалма РЯДОМ со зданием из красного кирпича, растает ли в Ижёвске лёд?

  2. But:

    Спасибо, Григорий, прекрасный текст, как обычно ))) полезный для общества).

  3. Надин:

    В точку!

  4. Bobjor:

    Тексты отличные. Автору — браво! и поклон.

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Всевышний – это комедиант, чья публика боится смеяться».
    Генри Луис Менкен
    Реклама