КУПЕЙНЫЙ ХУДОЖНИК.

 

 

Скажите, что со мной не так? Еду я в поезде… то есть еще не еду, а бодренько покуриваю на  перроне.  Мирно протестую  супротив Думского наущения. Как водится, то-се, разглядываю наш народ-задрот-эрзац-пиздец, добровольно закладывающий тела в гробы-на-колесиках с логотипом РЖД. Наблюдаю не зевакой — художественным оком  профессионала.

Одет люд серенько, пусть  и не бедно. Мордочки тож серые, ничем таким внутренним не светятся. Что рожа, что чемодан на колесиках — выражение одно. На челе — не глаза, а кнопочки анодированные, не рот, а застежка «молния», про нос я вообще молчу. Как бы оне не улыбились-не гримасничали, лобызая провожающих, как бы не рисовали на лицех благость, им меня не на-ебать. Веки, накладные кармашки- «липы», гляньте токо,  все в складках Вергота — признаке депрессии.  Со всеми вытекающими из нее последствиями: недосыпом, хуевым в течение дня настроением,  и  чередованием  запоро-поноса.

Дефекты дефекации (сорри за тавтологию) — единственный тонизирующий момент  бытия.  Отчаяние пустого недельного прозябания на унитазе с анусом в эстетичном обрамлении геморроидальных узлов, сменяется жидким стулом, профузным, изнуряющим, но  катартическим. Слоганчик «не сойти мне с этого места» явился человеку-творцу именно в момент слияния с фаянсовым другом в едином порыве! И вновь ропот:  боже когда это кончится? Об обычном стуле даже не мечтается. Живые человеческие какашки кажутся недосягаемым счастьем. Пусть бы опять запор, пусть  интоксикация продуктами  гниения, а не эта бесконечная  реактивная маета! Чу! Есть спрос — есть предложение. Состояние кишечного просветления  и фатального обезвоживания  вновь сменяются затором, «закручиванием гаек» и безысходностью. Вновь обнаруживают себя спелые гроздья «пино нуар» —  венозные узлы «прямой».  Дерьмо, как алебастр, надежно сковывает и запаковывает петли кишок.

Чтобы привстать, блядь, с унитаза, придется подсесть, сука,  на антидепрессанты. Последние действуют не сразу, и не долго. «Не ссы, — мямлит дебелый эскулап  в унисексуальных розовых(!) брючках, — есть лекарства нового поколения». Брюки ему выдали белые, но сожительница постирала их вместе с японскими красными носками, дура, при 60 по Цельсию.   Месячный курс нового антидепрессанта обойдется  в месячную зарплату того же «унисекса». Надежда лишь на то, что когда-нибудь вы отмучаетесь и сдохнете. Откакаетесь.  А унисекс-дилер так и будет получать свои кровные и кровавые 10% от концерна, выпускающего  тонны  фармаговешек.

Кстати, об унисексе. Модный теперь стиль зародился вовсе не в извилинах модельеров, или чертогах воротил от фэшн,  а в краснодорожечных корридо-рах Минздрава СССР. Именно по его приказу,  в самом расцвете социалистического строительства приказано было шить, стационарно болящим, и мужские пижамы, и женские халатцы   из одной материйки. Без разбору. И язвенники, и язвенницы, и астматики, и астматички,  рассекали стафилококковые пространства больниц в клоунски цветастой одежде. Любимой расцветочкой минздравовских мудил были розовые турецкие огурчики по бирюзову фону. Теперь из такой мануфактуры шьют жизнерадостные бермуды для отдыха в Турции и, видимо, Крыму.

С этим-вот народом мне придется ехать в купе 17 часов. Я пробовал тратиться на «СВ», там и чай бесплатный, и эспрессо, и курочку живую при тебе на ужин  забьют,  но в «СВ» та же самая депрессуха, только  с понтами и в «Бриони». Да еще  витает навязчивый дух Хьюго Босса, даже в курительном тамбуре, даже из сортирной трубы. И потом, пару раз в купе я ездил  вдвоем,  как в «СВ», и даже один, и по-детски радовался, что приходится нюхать не троих соседей, а одного,  или только самого себя, да еще за полцены, а то и за четверть!

Я так и знал! В моем купе, на красных бархатных диванчиках, покрытых серебристой, как радиоактивная пыль, перхотью предыдущих пассажиров,  трое постояльцев. Вернее — поездальцев. Два худосочных  мужика, командировочных, но, вроде  хорошо помытых и причесанных, в маленьких пиджачках с мелкоклетчатым принтом (это модно), с заплатками из искусственной кожи на локтях. Да девушка — полная,  красивая, с митральным, весьма глубоким румянцем.  Не пергидролевая, а естественная, как смерть — блондинка с косой.  Не железной, а волосяной. Голубенькая кофточка с люрексом,  притягательно контурирует ее гигантский природный бюст с циллиндрическими сосками. Сосцов я не видел, но догадался, что они именно циллиндрические, прилично возвышаются над смугловатой сиськой. Сантиметра полтора в диаметре. Соски не синюшные и не шоколадные, как у беременных, а нежно-нежно розовые. Нажмешь на такой циллиндрик, а он, как выключатель «щелк-щелк» и в глазах становится темно. И у тебя, и у нее. «Боже, — подумал я, —  какая красотища: свекольные щечки и голубая кофточка с бусинками»! Даже, блядь, прослезился, по-стариковски.

Несмотря на наружность, не оскорбляющую мои художественные экспектации, нутро у моих попутчиков было не «ах»! От одного несло пивом, которое он, рыгая,  через силу допивал тут же. Изо рта второго тащило дисбактериозом: значит,  жена кормежкой не шибко балует, и лапша «Доширак» в их счастливом браке — не только супчик дня, но и полугодия. Девушка ж скрывала свои внутренние болезни  сосанием каких-то разноцветных бусин из пакетика на китайском языке, распространяя   запах дорогой бытовой химии, распространяемой сетевым маркетологом. У всех, исключая меня,   веки в вышеупомянутых складках.

Мы тронулись. Не умом, с места. Дядьки переоделись в шорты и футболочки. Весь вагон переоделся в шорты и футболочки. Мужская ножка в шорте — отдельная тема. Некоторым шорта идут. У кого ноги не кривые, и довольно-таки накачанные. Коли тебе в шортах хорошо, хорошо должно быть и окружающим. Знакомый педик говорил, что в шортах я, например, выгляжу вызывающе-эротически, хоть и не его типаж. Я ж бегаю по утрам от старости — отсюда — мышца. К тому ж,  моя мама как-то особенно интенсивно поила меня рыбьим жирком, который я, кстати, очень любил, оттого и ножки у меня удачные, не О- и не Х-образные, а очень даже звиздатые. Ножки моих купейных соседей  были точь-в-точь, как у «нупогодишного» Волка, тем более, что выставлялись из широченных, с-ршенно кислотных бермудов с тропическим принтом. По-моему, они мне завидовали.

Через полчаса движения, пока я  наводил мосты с попутчиками, причем безуспешно, поезд остановился как вкопанный.  Все стали бегать по коридору в шортах и футболочках,  и дирибанить проводницу, что, мол,  случилось?  Златозубая с блеском  отвечала, что стоим, потому, что Агрыз. Почему долго? Потому, что Агрыз-папа. Не поверили. Проводница агрызнулась, сообщив по-секрету, что что-то там демонтируют. Народ не удовлетворился  таким формальным отмазом, и надавил на вагоновожатую. Под пыткою она дрогула и призналась, что у  вагона «СВ» полетел кардан. В толпе это известие вызвало противоречивые чувства.  С одной стороны, конечно радостно, что под «крутышами» (18500 за отдельное купе, 10000 — за купе с соседом) что-то свихнулось. С другой — этот сломанный вагон тормозит  продвижение к Стольной всего состава. Были даже высказаны предложения, явно пропитанные классовой ненавистью к пассажирам СВ.  Расцепить состав, выкинуть на хер этот бракованный вагон, а его зажравшихся обитателей из high socity выпустить в чисто поле. Гуманисты с этим были не согласны. Мол, богатые — тоже люди. И, если им так необходимо следовать в Москву, то можно распределить их на  третьих полках общего вагона. Отнять мужей от жен, и детей от матерей. Последняя мысль подтверждала опасения политологов, что диктатор Пу-Тин, может вернуть нас back in USSR, опираясь именно на средний класс, что ездит в купе и плацкартом. Стоя над изнасилованной стюардессой, я не философствовал, а предложил свою помощь в восстановлении кардана.  Может быть, нужно что-нибудь подержать. Зажим или пинцет. Народ с гомоном поддержал меня: в конце-концов не каждый же день у вагонов что-нибудь «летит», тем более такая важная деталь, кардан.

Почти весь вагон, кто в чем: бабы в олимпийской хохломе от Боско, мужики в шортиках с лилиями, высыпал на перрон, несмотря на минусовую температуру. Обитатели других вагонов фирменного поезда «Италмас» сообщением Ижевск-Москва остались безучастны к происшедшему: либо проводницы оказались не робкого десятка, либо процесс  их истязания и дознания еще не достиг своего апогея, и  щипцы каленого железа еще ждали своего часа в паровозной топке. Мужики в сандальках на босу ногу или одноразовых тапках с логотипом РЖД затягиваясь сигаретками, что-то советовали железнодорожным рабочим и задавали много каверзных вопросов,  насчет преимуществ ременной передачи в старых вагонах, перед карданной — в новых. Работяги смело посылали любопытных на хуй.  Посланные же не только не расходились, но и угрожали сообщить по прямой линии самому  Якунину о сквернословии сервис-персонала во время поездки. Но окончания ремонта дожидаться не стали. На угрозу пожаловаться министру один из ж/д рабочих для завершения гештальта, воскликнул что-то вроде «пиздопроёбинымандохуевые»,  и все зрители, довольные,  разбрелись по своим полкам, расположившись на оных поудобнее.

Наконец мы со скрежетом вновь сдвинулись.  Отогревались, пили много чаю, бегали ссать, и снова пили чай.  Поезд как-то странно и довольно шумно раскачивался на путях. Порой казалось, что вот-вот слетит с рельсов. Говорить мои попутчики со мной не желали. Заткнули уши наушниками и тупо пялились в телик. Крутили лицензионную комедию с героем России Джеки Чаном. Все трое смеялись, но не стройно, а в разных местах фильма. Что ж, одному кажется забавно одно, другому — другое. Поскольку на экран я не глядел, и звука не слышал, было ощущение, что они накурились марихуаны, по-отдельности, и каждый про себя радовался чему-то сокровенному.

Я вышел в коридор и разглядывал   сумеречные артхаусные развалины придорожных деревень. По забытому коридору шла замученная пытками проводница. Инквизиция-инквизицией, а функциональных обязанностей, блядь, никто не отменял. Чтоб проводница смогла прошествовать с двумя стаканами кипятка, без риска шабаркнуть меня, походя, толстой задницей  по эрогенным зонам, я собрался, скукожился,  повернулся на 180 градусов и втянул живот. Как только она поравнялась со мной, поезд снова тряхануло, и кипяток из стаканов частично выплеснулся на …   ну, вы уже догадались! Я взвизгнул. Проводница, даже не извинившись, повернула назад к бойлеру, чтоб дополнить стаканы кипятком. Вслед я крикнул, что после такого ожога интимной сферы, меня никто не станет любить, и она, как порядочная женщина,  просто обязана выйти за меня замуж. Златозубая, не поворачивая ко мне пасти, напоминавшей пещеру Али-Бабы, сообщила, что в ожоге моих эрогенных зон она не виноватая. Просто паводковыми водами, оказывается, размыло ж/д насыпь, оттого такая болтанка. Но если я так настаиваю на компенсации, то в 3.00. у нее смена караула… и я мог бы заглянуть «на огонек». Не то, чтобы я никогда не практиковал секса в поезде, было по-молодости.  Я живенько представил себе интим с не юной копченой проводницей при  опасной бортовой качке. Секс с черепно-мозговыми последствиями? Я поблагодарил хозяйку поезда, сказав, что пошутил, и обслужу себя сам… в смысле ожогов. Я — врач. Она сказала, что так и подумала. Типа, на лбу написано. И хихикнула. Кстати, в сортире я выяснил, что ожоги-то были так себе.

Лежа на нижней полке N2 третьего вагона фирменного поезда Ижевск-Москва, я жаждал новых приключенй. Но ничего не происходило. Соседи храпели, сопели, пердели, невнятно бормотали во сне. Тревожно гудел эр-кондишнр. Стрелка часов приближалась к трем ночи, и, клянусь вам, если б не произошло то, что произошло, я ей-ей,  посетил бы проводницкий будуар, чтоб написать потом страстную альковную историю, коей зачитался бы весь мир! Я бы написал, как с риском для самой жизни…

Полчетвертого…

В затворенную дверь купе кто-то постучал. «Златоустая», — подумал я, и громко, чтоб разбудить спящих, закричал, — войдите»! Да, это была златоустая, да, она пришла за мной. Но не трахать меня, а — хуже. В соседнем вагоне, том самом, с карданом, какая-то баба надумала рожать. Еще, как минимум,  три недели до родов, и она  решила прокатиться до Москвы за какой-то надобностью. Может, посетить светлановский зал или оглядеть Третьяковку. Растущее внутри нее тельце в столь неподходящий момент решило покинуть насест, и  требовало обеспечить максимальный комфорт при выходе наружу. Проводничиха  торопила и тормошила меня («срать и рожать — нету времени ждать»!) ,  я же силился вспомнить, как, собственно, принимают роды. Сопровождая меня к месту события  пинками, проводница намекнула, что до ближайшей станции, где эту экстремалку можно будет слить скоропомощевцам, почти сорок минут езды.

Последний раз я принимал младенца у ижевской алкоголички еще в прошлом веке.  В ночь с 31.12.87. на 01.01.88. прямо в карете «скорой» на задворках ледового дворца, но, если честно,  представлял себе теперь процесс плодоизлечения весьма туманно.  С каждым шагом погружался в потный ужас,  что обволакивал меня при мысли об осложнениях, кои могут возникнуть при родах, тем более, что я сын и внук акушер-гинеколога. Блядь, неужто в этом гигантском составе я — единственный врач? И что, если эта дурочка разродится у меня на руках? Хоть какая-нибудь бы драная медсестрица, а еще лучше — акушерка, могли бы разделить ответственность за происходящее. Проводница сказала, что этим вопросом уже  занимаются, и прошмонано четыре вагона.  Но никого, с навыками гинеколога не обнаружено. В шестом, правда, на симпозиум по бешенству едет коровий  ветеринар, но он накачался водкой в вагоне-ресторане и  начнет различать очертания предметов не раньше, чем опохмелится поутру пивом. Казалось, что пьяный ветеринар больше подходит на роль повивалки, чем я, спец-мозгоправ. Принимал же он роды у Буренок и Зорек.

В том злополучном вагоне пахло тревогой. Визгу роженицы  слышно не было, что ухудшало прогноз стократ. Меня взяли за руку и потащили в страшное купе. Из шортового кармана я извлек телефон. Сигнала  оператора не было. Можно бы  позвонить маме и разбудить ее. Мама могла бы направлять мои действия, в случае если что-то пойдет не так. Но, говорю,  сигнала не было. Да что ж это за страна такая!  Я вспомнил институтские занятия по акушерству. Молодая преподша Клара Георгиевна гнобила меня над муляжом таза с «аркашкой» — так называют кукол, с помощью которых студенты отрабатывают биомеханизм родов. Всякие там сложные повороты младенчика, кои он совершает, причем довольно умно, дабы не повредить орущую мамашу и себя. Чем ближе приближались мы со златозубой к заветной точке, тем больше мне хотелось  свернуться в эмбриональную первопозу, и не выходить из нее никогда. Ай, да, доктор, ай да молодец, так обосраться на излете карьеры!

Когда сопровождающая распахнула двери нужного купе… Блядь! Вместо ожидаемой кровищи, распластанной роженицы и синюшного, как баклажан, дохлого младенчика с перекушенной пуповиной, я увидел… веселую кампашку… импровизированную попойку в составе нескольких проводниц, ментов (пардон, полицейских, конечно), начальника поезда и старшего проводника. Завидев меня, они хором заржали: «С первым апрелем»! («Surprise»!). Один из полисменов протянул мне стакан с какой-то дрянью. Автоматически я опустошил его до дна, и… заплакал. Все это было очень низко художественно. Обратного пути на полку не помню. Очнулся на подступе к Белокаменной. Белая футболка была в губной помаде. В зеркало не глядел. Боялся  складок Вергота.

Ночь с 31.03.2014 на 01.04.2014.   Поезд N025 сообщением
                                                             Ижевск-Москва.

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

72 комментария
  1. Voroncova:

    Легко отделался (или обделался, если в контексте).

    • Обратно я ехал в купе в гордом одиночестве. Проводница (та же)пила со мной чай из пакетиков и рассказывала, хихикая, что той ночью я пел по-английски что-то из репертуара Синатры, декламировал Поля Элюара (других стихов я просто наизусть не знаю). Сотрудники поезда решили присвоить мне звание заслуженного железнодорожника России.

      • Voroncova:

        Сомнительная привилегия

        • С твоей стороны: неприкрытая зависть…

          • Voroncova:

            Оооо! Дааа!! Уж чему-чему, а «хождению в народ» я точно «позавидую».

          • Nameless One:

            Обратила внимание, лорд Грегори, что если вам указывают на то, что вас развели, или ещё на какую лажу, да так, что с этим трудно не согласиться, вы отвечаете, мол указующий завидует или ревнует.

            • Василий:

              Зависть — живая и здоровая эмоция) Я вот тоже завидую. Хотя больше смеюсь)

              • Nameless One:

                На здоровье, Василий =) Я о том, какой он кокетливый, однако.

                • Неймлис, одна популярная мосфильмовка мне сказала, что я, вообще, очень неприятный тип.

                • Nameless One:

                  И на этом основании она отказалась снимать про вас кино? До чего же люди бывают завистливыми!

                • В кино мне нельзя. Тут вся прелесть положения в том, что я «не из их тусовки» и не сливаю инфу журналюгам, чем сильно страдают партайгеноссе. Представление о врачебной тайне теперь в москвах исчезло и не существует, как телеграф. Согласно корпоративной этике, и, особенно в частных богадельнях, предусматривается обязательное разглашение внутри коллектива инфы о пациенте. Так например в многопрофильной клинике дантист обязан знать, что у балерона Ц. академического театра кроме кариеса, еще имеется патологическое зияние ануса известного происхождения. Доктора докладывают начальству кто и с чем к ним приходил. Руководители боятся, что их врачи уведут клиента «налево». Моей родственнице-урологу было инкриминировано, что она будто бы делает массаж предстательной железы простатикам на дому, в обход кассы. На лоджии что ли? Представили мизансценку?

  2. Палыч:

    В прошлом годе.Летом. Заглянула ко мне,в 4 утра, команда брандмастеров. Я даже удивиться не успел, как один из оруженосцев проник на кухоньку с целью проверки наличия возгорания в открытой форме.
    Тоже кто-то пошутил. Надеюсь с последствиями для оного. Я же, к своему удивлению(обнаруженному уже днем), снова бросил тело в томные обьятия подругенции и дрыхнулся спать дальше.
    Хотел ты видимо очень,Гриш,этаких приемов в стольной. Либо наооборот опасался. Вот и получил в превентивной форме

  3. Сергей:

    Мне напомнило сказку про курочку рябу . Били -били , не разбили ….
    Мышка бежала , хвостиком махнула , яичко и разбилось .. Плачет дед , плачет бабка .
    Шел , боялся , не хотел , переживал ..
    Открыл дверь , а там вместо ожидаемой кровищи веселая компашка ..
    Заплакал Доктор

    • Я, кстати, Серега, до сих пор не понимаю, о чем эта странная сказка…

      • Сергей:

        С оочень каким то глубоким смыслом .
        Может про то , что яичко это начало жизни , а как и в вашем случае , новой жизни не случилось , яичко разбилось , золотое , а хотелось простого ,из которого цыпленок.
        А может про то , что когда чего то очень хотим( или не хотим ) , а потом получаем , то не верим и плачем .
        А может это путь познания , разобрать , разломать ..
        А может о том , что варить надо яйца , потом бить )

        • Татьяна:

          Серый! Ну ты даешь! «Есё » немного — и диссертация в кармане! Мне это сказка всегда нравилась тем, что легко запоминается, для детской памяти самое то!

  4. Татьяна:

    Хоть это и был всего лишь розыгрыш, на который «купился»Док, но главное , и с этим не поспоришь, ваше сомнение и ответственность в принятии решения и есть то самое качество профессионала.
    Этим и отличается профи от дилетанта. Дилетант не остановится ни перед чем и обязательно чего-нибудь нагородит. Что мы сейчас и наблюдаем.
    Может это мое безумство, но ваше турне напоминает картину И. Босха» Корабль дураков» . Там тоже все пьют, веселятся и все похожи на одно лицо!
    Чехов был бы вами доволен!

  5. Фриц Гешлоссен:

    Смеялся до слез в трех местах повествования. Ваше отдаление от кухни с томящимся в кастрюле вареным петуком и дивана пред волшебной панелью с ликом Долецкой, т.е. «выведение из зоны комфорта», как модно выражаются сейчас разного рода психологические тренерА, очень положительно сказывается на творчестве. Еще заметил, что ваши паровозные эссе изобилуют страхами локомотивного перевертоса.

    • При том, Фриц, что в обычной жизни у меня довольно низкий уровень тревожности, как у клинического дебила. Весь ужас проявляется при контакте с «машиной».

    • Блядь, до чего себя, порою жалко, что на старости лет приходится раз в месяц покидать платовскую «думную оттоманку» с «культурным слоем» в виде хлебных крошечек и подтеками вискаря, и тащиться град-столицу на гастроли. Как сказала одна гламурная московская леди: «Из возрастной категории «дедушка легкого поведения» я перешел в категорию «дедушка по вызову».

      • Фриц Гешлоссен:

        ))) Вот тут уж, точно, она вам завидует, ибо сама на хер никому не нужна.

        • Да вот, незадача: пройдя полуторачасовую консультацию, «масква» сразу набивается в друзья. Мол, приходите, доктор, в гости, выпьем, поживите у меня на Рублевочке, зачем вам на гостиницу тратиться…

          • Татьяна:

            А может ей сердешшной скучно и одиноко! Это они с виду все крутые, а сами от тоски на героин подсаживаются.
            А это , по — вашему, не есть гут,когда приглашают в гости? )

        • Дедушка легкого поведения и дедушка вызывающего поведения — категории из одной оперы.

      • Сергей:

        А что Ижевск ? Конкуренция большая ?

    • Виталий:

      а я прослезился от умиления на месте о цилиндрических выключателях света в глазах дока

  6. Nameless One:

    Что-то у меня «складки Верготта» не гуглятся. Лорд Грэгори, поясните, пожалуйста, специфический термин. Я тоже хочу высматривать этот признак депрессии в лицах окружающих =)

  7. Сергей:

    Верагута

  8. Voroncova:

    про зубы приврал?

    • Нет, не приврал. Не пасть, а «Золото Маккены».

      • Voroncova:

        раритетная барышня

        • Насчет «раритетная» — это вы, глубокоуважаемая Лариса Вадимовна, погорячились. «Винтаж», уж если быть точным. Золотой оскал — не сугубо византийская особенность. На периферии североевропейских стран приходилось и в новое время встречать златозубых норвежцев, гренландцев и шведов. Особенно в сельской местности. Помню не так давно в будуаре одной московской дамы света, что сдизайнирован был учеником Верзаче, я обратил внимание на дурацкую пластмассовую рыбку, свешивающуюся из-под купола балдахина на шелковой ниточке. На теле рыбки крупными буковками было выписано «made in china». Рыбка эта меня раздражала оттого, что не вписывалась в общий концепт и все время ударяла меня по лысине. На вопрос мой, что за хрень это тут болтается, оскорбляя мое эстетическое восприятие, дама снисходительно ответила, что мне, непромытой деревещине, неплохо бы уяснить, что осью кристаллизации любого дизайнерского и высокохудожественного концепта должен являться именно китчевый элемент. Мол, раз вхож ты в мир гламура, то не задавай таких диких вопросов. Так что рот проводницы — и есть источник моего вдохновения. Вообще, все неприятности в человеческой жизни начинаютя с зубов.

          • Татьяна:

            Шатёр ( он же балдахин) натянут над ложем или над троном?))
            Тогда вместо рыбки там петушок бы смотрелся неплохо ,ибо больше подходит по описанию к другой сказке А.С. Пушкина… ( хотя, не мое это дело).
            Док, а какие книги читает эта царствующая персона?
            Читала и хохотала, как же мы далеки от этого » сказочного гламура»! Неужели так люди серьёзно относятся к таким понтам? Это уже клиника!
            ( Хотя сама грешна, у нас тоже висит на кухне клоун на парашюте сбоку ,но просто так,для вдохновения!)

            • Когда у нее, но уже на кухне, не помню точно, до, или уже после будуара, я в семейных трусах и босиком пытался есть варенье ложкой из банки, она быстро пресекла эту варварскую выходку. Сначала надо, оказывается, принять душ, переодеться к завтраку, положить варенье в вазочку на высоко-высокой ножке, потом переложить оттуда в фарфоровую розеточку кузнецовской порселиновой мануфактуры, и, уж потом хавать, изображая на лице удовольствие и умиление вареньем из чуждой мне маракуйи. На мой вопрос, что, если б пришлось хлебать суп из кастрюли, дама сказала, что лучше умереть от голода. Потянуло воронцовским холодком…

              • Voroncova:

                Почему холодком, так, отстраненностью… Я не люблю, когда трусами над столом размахивают, это да, а суп из кастрюли и сама могу. Иногда.

              • Татьяна:

                Какая сила воли у дамы!!!
                И шо, вы хотите сказать, что начали завтрак без звона колокольчика и свежей клубники, доставленной утренним рейсом из Испании? А в домработницах,видимо ,темнокожая мулатка филиппинка в белоснежном фартучке..) иначе, не впишется в статус.
                Ха, она похожа на героиню Гурченко из фильма » Любовь и ..», тока тут всё богаче и гламуристее.))

              • Сергей:

                Класс! Так и надо завтракать . Но и суп из кастрюли не гнушаться , при обстоятельствах.

                • Воронцовщина! Нет, если столько ритуалов перед завтраком, представляешь сколько их перед е….й? Пока эти все политесы соблюдаешь, х… опадет!

                • Сергей:

                  Так перед завтраком все это и придумали , чтобы сбить утреннюю эрекцию!)
                  Эт вам бомонд, а не со стоячим варенье из буфета таскать

                • Эх, не в том я возрасточке, друг Сереженька, чтоб эрекцию сбивать, даже утреннюю. Утреннюю тоже надо использовать по назначению.

          • Voroncova:

            Еще более глубокоуважаемый Григорий Валерьевич!Здесь, на родине, я уже давно золотозубых не встречала, потому и раритет.Любишь ты под свою неизбывную любовь к попсе идеологию подводить. Представлял, какой минет могла тебе такая Goldtooth забацать?

            • Даже не минет, а глубокий отсос с заглотом, милейшая Лариса Вадимовна, с разряжением в 5 Па.

            • И еще о синхронистичности, Крошка Лу. Ты написала коммент о не дающей тебе покоя «раритетной» проводнице в тот самый момент, когда порог моей драной халупы пересек дружище «raar»(в миру доктор Р.Янг, юнгианец).Он приехал по разной надобности на своем раздолбанном «кадиллаке», который почему-то любовно называет «моя «вольво». Мы скромно напились дорогого винища, устроив ночью интеллектуальную поножовщину. Фрейд в красном углу, Юнг в синем. Утром с похмела обнаружили, что ты почуяла его приближение и написала о рааритете. Вот!

              • Voroncova:

                Ужас и восторг.

              • raar:

                1.Кадиллак не мой формат). Без пафоса-предпочитаю скромные авто..
                2. ТО сделал только
                3. Синхронистичность» наше все»-осталось выяснить глубинный смысл «ужас и восторг»
                4. Битвы-поножовщины не было -сие творческая агравация. Вино было достойное

            • Получил вчера в личку несколько посланий по поводу поездного минета. Писали тетеньки-читательницы, и сетовали, что-мол дети их малые блог читают. Ладно, повешу на все статьи баннерчики с возрастным ограничением «45+». Хотя, думаю, что детям полезно знать, кто ищет, тот всегда найдет. Найдет Маккена свое золото,где угодно, если постарается. В фирменном поезде Ижевск-Москва должен быть фирменный минет «Золотая лихорадка».

              • Voroncova:

                лицемерят тетеньки, в твоих текстах много всякого-разного и до минета было.

                • Да, до минетизации (не путать с монетизацией) тоже были х…и через слово, но тетинек это, видимо, не так возбуждало. Твоя ж фантазия о золотом минете, признаюсь, вызвала легкий возбуд даже у меня. Я быстро с ним договорился, сказав, что еще не время.

  9. Сергей:

    Бррр .. Три презерватива и никакого секса…
    Приучали молодежь хоть бы к прекрасному )

    • Татьяна:

      Откуда такие разведданные по количеству?))) Прекрасное- далёко!
      Сын, прочитав блог Дока про свадьбу , сказал что у него написано круто, есть смысловая логическая причина, объясняющая поведение всех персонажей на свадьбе, в отличие от фильма» Горько». Так что надо продвигать свой талант!

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Я всегда очень дружески отношусь к тем, кто мне безразличен».
    Оскар Уайльд
    Реклама