Есть у революции начало, нет у революции…яиц!

 

I. Порок.

Мучительно желаю признаться вам в одном грехе. С присущим мне простосердечьем. Мечтаю облегчить душу. Я делаю это публично и впервые. Не знаю,  дар ли это божий,   следствие повреждения умом, или порочность сути моей? Или – все вместе? Допущу, что после откровения, в искренности которого  можете не сомневаться, вы  водиться со мной не захотите. Станете избегать или презирать. Или сочувствовать? А, может, завидовать. Как раз невозможность предугадать решение ваше и рождает смятение помыслов и чувств. Была-не-была!

Уф-ф!   Я…я… вижу  людей… голыми. Не представляю, а вижу. Помните, покойный граф  Лев Николаевич, в «Войне и мире», отмечал, что мужики раздевали Элен Безухову (Куракину)  глазами? Я никого не раздеваю. Само собой получается. При полной  с моей стороны пассивности и невозмутимости. Не все окружающие, в чем мать родила,  предстают, правда, а лишь те,  в-основном, кто  интересен, чисто человечески и сексуально. Ежели я сопротивляться пытаюсь сему искусу, то нагими предстают и те, кто неинтересен, и, даже неприятен. Ежели он в пиджаке от Версаче тебе противен, то без трусов-то и подавно. «Отворотясь не наглядишься» — как говаривала моя прабабушка. Но самое отвратительное – я чую запахи их голеньких, беззащитных  тел.  Никогда не думал, что одежка так скрывает телесные миазмы. То есть, вот так – не только лицезрейте нас, убогиньких, но и нюхайте на здоровье. От большинства несет чёрт-те чем! Есть, конечно, отдельные особи, что телу уделяют достаточно внимания. Но это, в-основном, дамы, что, несмотря на тщетность предыдущего опыта, еще надеются на чьё-то, там внимание. В последний раз, катаясь в московском подземелье, был в шоке: «И голые с ай-пэдами в метро», это хуже, чем мальчики кровавые в глазах.

Началось  это после того, как меня пьяного поколотили хулиганы. На Тимирязева. Есть такой пошлый закоулок в Ижевске, кто не знает.  Зимой. При минус десяти. По Цельсию. Били-то, упыри, в основном, по буйной моей голове. Лежал в снегу без чувств. Не знаю сколько кряду. Ничего, как будто, не отморозил.  Был  случайно обнаружен ментами. Служители порядку  слегка меня потирибанили.  И, незлонамеренно, конечно, а случайно,  с диагностической целью, живой я или не очень,  пнули по сломанному разбойниками ребру, чем и  привели в чувство.

И, с тех пор…пошло-поехало…

Следующим вечером жена, Катька, с дежурства из кардиологии  приходит. Докторша она у меня была. То есть она до сих пор докторша, но не у меня. В бакулевке теперь трудится. Аритмологом тогда служила в местном кардиоцентре. Заведующей. Отделение, которым руководила, мудное название имело. «Отделение нарушения ритма сердца». Я ей говорил всегда, что это неправильно. Ее департамент именовать надо «Отделением восстановления ритма сердца». Катюха  меня отделанного-то не видела еще. Я в постели, еле дышу, лежу, вроде, как раны зализываю, не прикидываюсь.  Подходит она ко мне… и  без прикида. Вообще не одета.  Меж супругами такое бывает. Думаю, неужели к сексу меня склонить замышляет?  Добить, горемыку изуродованного, решила?

— Не могу, — надрывно мычу из-под одеяла, — милейшая Екатерина Евгеньевна,  теперь исполнить своего долга супружеского по причине  расстроенности организма и общего упадка сил…

— Да о каком долге, супруг, вы говорите, — молвит Катька с царственным ехидством, — перелом двух ребер, на челе – здорового места не осталось, глаз не видать,  веки – будто два баклажана кто в глазницы вместо зенок вставил,  мозгостряс, как минимум, средней степени тяжести…  В добрые-то времена, вам, супруг,  за неделю до предполагаемого интима ксиву подавать надо было…и, то,  ждешь-потом-ждешь, словно Ассоль-дурочка, алого паруса: когда  вы соблаговолите документ рассмотреть и наложить резолюцию положительную.

— А отчего же, ты, родная без одежды?- хриплю.

— Как же без одежды, Григорий Валерьевич,  вот  же — халатик  румынский, что вы в состоянии пьяного изумления  мне седьмого марта  вручили, а по  вручении, так и  рухнули в прихожей замертво.

 

Издевается она надо мной, что ли? Потрогал я женушку дланью хладеющей, и, правда, ощупом халатик чаушескин определяется. Так, говно. Медсестре из Минска привезли – ей велик.  Но визуально-то жена обнажена. Тактильно — одета. Отек мозга, не иначе. Моего мозга, не её.  Я решил молчать. Ну, чтоб не упекли, куда в таких случаях положено, но не хотелось бы. Отлежусь, бог даст, возвращуся к вам. Тем более, Екатерина Евгеньевна, очень лечить меня уважала. И на этой почве возникали у нас разногласия. То ей, сдуру покажется, что третий тон сердца у меня выслушивается, то  коронарографией стращает. А на кой коронарные артерии проволокой тыкать, если ничего не болит?

Сначала непривычно было. Гости приходят, а моя жена голяком с закусочками снует. Или с Лехой, приятелем моим,  танцует она. Леха в джинсах, футболочке Ла Коста, из Финляндии привезенной, по комсомольской путевке,  а Катюха – безо всего. Трудно с этим смириться. Почти невозможно. Когда твою законную бабу,  в неглиже, пусть и лучший друг лапает. Одновременно к горечи прозрения примешивается  смешное. Рядом с Лёхой баба голая, толстая, ядреная, красивая, кандидат меднаук к тому же, в танце задом вертит, ну и что ж, она жена моя,  а у него ни-ни…  Ы-ых!  Жен некоторых корешей, которые попригляднее, тоже, стал видеть нагими. Порой  мешало коммунницированию. Абстрагироваться невозможно было от фантазий эротической тематики. При некотором напряжении с моей стороны, что поверьте, стоило неимовернейших усилий, одевал я их, хотя бы в исподнее. Очень на них, бесстыдниц, мой тридцатипятилетний организм реагировал – из-за стола не выйти. Если лишнего перебирал – и мужиков, друганов своих, без трусов лицезреть приходилось. Не думайте, что это легко и весело. Поначалу было это наваждением сущим и тяжким бременем, потом, ничего, пообвыкся. Адаптировался. Конечно, были и положительные моменты.

Как ближе к разводу время приближалось, то все реже и реже Катеньку видел я обнаженной. Сначала представала она в белье нижнем, потом,  по мере потери интереса к ней, как фемине, видел в платье и даже шубе. Тем более, что и шубы-то никакой у нее не было. Пуховик был красный. Шуба означала  полное моё к женушке безразличье.

Эту свою способность, свойство воспринимающего аппарата,  я никак долго не мог классифицировать. И не галлюцинации, вроде,  и не иллюзии, и не бред, а что? Что за стойкая симптоматика? У психиатров знакомых с пристрастием вызнавал. Врал, что, мол,  пациент такой есть, зануда. Господа-шизофренологи огрызались: «Гони взашей ты этого истерика сраного»!

Истерик, да еще и сраный! Себя-то куда прогонишь?

Обратиться с этим изьяном перцепции, к кому ни попадя, понятное дело – стрёмно. Говорить всякое начнут. Врачи болтливы. Зарплату мизерную компенсируют знанием об окружающем мире. И охотно делятся этим знанием с окружающими.  Мол, доктор Казаков, и сам – того.

Нет, читал я о случаях исключительных, что кого-то молния в голову ударила, или кирпич шабаркнул на бреющем. И, вот,  очухавшись, начинает ударенный молнией в голову, или с осколочным ранением кирпичом,  людей насквозь видеть. Видят, например, что киселём синим,  клюквенным, из столовки,   желудок  чей-то накрахмален. Или, там, сосиска, с голодухи целяком заглоченная,  непереваренная,  с пепсином борется.  И люди эти молниеносные, или с кирпичным поражением мозга,  диагнозы верные ставить начинают. Без рентгена и прочих МРТ.

А, вот, насчет МРТ – тоже интересное, в тему,  вспомнилось. У меня приятель, доктор, на МРТ работает. А меж процедур, со страшной силой медсестер шпилит. Прямо в трубе аппарата. Так у него кликуха в больнице — МРТовский кот. Интересно бы машину во время их дружеской встречи включить, и узнать, что во время перепихона с людьми происходит? Это еще круче было б, чем в моем случае.

Я же никого насквозь не видел. Кожа  окружающих была для меня пределом откровения. И что? Ну, татуировки видны были на всяких местах у людей довольно приличных. Интимные области  разной кондиции и некондиции. Знал я, кто из моих приятелей обрезанный, а кто нет. Капитал от такого знания невелик.

Вы, может, скажете, что не дар это никакой, а, и правда, бзик, истерический – и это в лучшем случае? Но есть подтверждения, что то, что я видел, это истинное знание, а не плод моего взбесившегося воображения. Есть у  меня приятель, симпатишный такой татарин, психиатр. У него на спинке обрезанного пениса, родинка, такая смешная, в виде полумесяца. Истинный магометанин. Однажды, по пьяни,  его спросил, как бабье на этот артефакт реагирует?

— С умилением, — отвечает, — …. а ты-то про родинку откуда знаешь, мы в бане с тобой, вроде, не мылись, и не мерялись писуньками?

— Слухами, Ренат, земля полнится… — исправил я свою опрометчивую оплошность.

— Тебе, Гриха, смехуёчки, а у меня у деда, меж прочим, тоже такая родинка на херу была, в пятьдесят помер от меланомы. Я каждый раз трахаюсь, как в последний раз, с риском для жизни….

— Твоё здоровье, — поднял я рюмочку с хересом, — прямо, как у Пушкина: «…и примешь ты смерть от хуя своего».

Пошло. Понимаю, что пошло.

Много лет  думал про себя, что видеть одетых неодетыми — это всё-таки какая-то патология. Но, увы,  болезнь не прогрессировала. Симптоматика  оставалась стабильной.  Я много читал специальной литературы, но ничего похожего на своё расстройство не нашел.  Недавно выяснилоь, что те же затруднения не только у меня.  Писательница и режиссер Авдотья Смирнова,  в одном из последних интервью весело призналась, что всех подряд видит голыми, как бы хорошо они не были одеты, и какой бы пост не занимали.  Особенно ее возмущают  члены правительства. Меня –  Валентина Ивановна Матвиенко. По телевизору вижу, как Матвиенко возле Премьера и Президента крутится сршенно  неодетою.

Неужели, мы с Авдотьей Андреевной  особенные? Не думайте, что я, смерд, примазываюсь,  таким образом,  к славе г-жи Смирновой. Просто приятно осознавать, что где-то на земле есть родная душа, которая к изъяну своему относится легче и трубит об этом на весь Интернет. Не знаю, как Дуня пришла к этому? Может тренировкой? Или выход замуж за Чубайса на нее так подействовал травматически? Если кто-то  читателей обладает такими же сверхспособностями, мы просим вас,  с Дуней, откликнуться.

Прочие люди тоже, может,  хотели бы знать, как выглядит без трусов, скажем, их начальник или дворник-гастрбайтер, но не каждый осознает своё желание. Вы, поди, еще мне завидуете? Не надо!  «Гюльчитай, покажи личико» — только поначалу интересно. Потом эта привилегия превращается в тяжкое бремя. Тем более, что большинство людей совершенно не похожи телом на олимпийских богов и относятся к нему, черт-те как! Да и к олимпийским богам привыкаешь постепенно.

Те, кто отрицают свои вуайеристкие наклонности, то есть желание подглядывать за чужой обнажёнкой,  довольствуются, тем не менее,  произведениями искусства, шастают по порносайтам, в худшем случае — посещают городские пляжи или регулярно ходят в баню компанией.

Три дня назад я подумал, что моя проблема – это синдром Турета. Только не моторный его вариант, а визуально-обонятельный.

Правильный диагноз – половина сражения. И, вот, представляете, два дня назад, когда был почти написан этот пост, снится мне сон удивительный. Будто стою я сам, плохо одетый, в одних трусах дурацких, а вокруг меня – сколь взор объемлет – голые женщины толпятся. До горизонта. Красивые такие, упитанные, сисясточки, и все с косами. Не которыми траву косят, а с волосяными. Красивые-то они, красивые, да глаза у них какие-то вспученные.  Раза в два, больше, чем положено. Как у собак сторожевых в андерсеновском «Огниве». Стоят спокойно, меня разглядывают. Обсуждают что-то. Гул стоит, такой, будто оркестр большой пред выступлением разогревается.  Самое-то странное, понимаю, что бабы мне эти снятся, оттого никакого беспокойства не испытываю я.

— Кто вы, подруги, милые? – вопрошаю, а голос, и не мой, будто, а Саакашвили…

— Мы, — отвечают те, что поближе ко мне стоят, — женщины, что удавились на собственных волосах, а много нас, потому что здесь собрались все, что так трагически закончили жизнь свою,  со дня сотворения мира.

— Вы не имеете права мне сниться, нет у меня в подсознании такого архетипа, — возмущаюсь, — всякие архетипы,  имеются,  а такого нет,  и вы, девочки, из чьего-то чужого (может Саакашвили?) подсознания по ошибке ко мне завернули, так что убирайтесь и не смущайте меня своим присутствием. Спать мешаете старому человеку!

— Не уйдем, — говорят тетки удавленные.

— Ну, и хер на вас. Я тогда сам проснусь…

Мигом очухался. Вот, блять, приснится же мутотень какая! Вслух сказал слово «блять». Я обычно такими словами не разбрасываюсь. Дай, думаю, на верандочку покурить выйду. Водички попью колодезной. Полчетвертого утра. Рассвет в лесу, анемичный, студенистый, на рахат-лукум похожий. Ветерочек в сосновых веточках эротические флуктуации возбуждает. Затянулся сигарочкой и решил несколько физических упражнений сделать, для полного бодряка и сброса ночного наваждения. Да забыл вовсе, что над верандой возле слухового окна осы свили гнездышко округлое. Из соплей своих. На гигантский серый гранат смахивающее.  Потомство молодое вывели. Я прежде осторожнее был. Не то соседи дихлофосом своих ос выводят, а мне моих жалко стало, так, думаю, договорюсь. Заключу межвидовое соглашение. Протокола о намерениях с насекомыми, разумеется не подписывал.  Курю, и по веранде прыгаю, ручонками машу – вот, ос сторожевых, что снаружи кокона, на шухере постоянно стоят, и напугал. Бзды-ынь! С-суки! Представляете? На фоне этой утренней идиллии сразу шесть(!) сторожевых ос впиваются мне в рожу. А-а-а! С воем,  в спальных трусах с оранжевыми помидорками, пр-ва КНР, с сигаретой в зубах, я кидаюсь в пруд с головой, чтоб хоть как-то уменьшить боль,  нанесенную мне полосатыми тварями. Добро, что пруд в 10 м от веранды. Соседка Люда, что не свет ни заря,  рыбачущая  на своем причале, испугавшись привстает и кричит мне вслед:

— Ты совсем уже ох…ел, доктор?

Уже второй день я не вижу людей нагими. Много лет я терпел это наваждение. Даже стройная тридцатилетняя соседка Ксюша сегодня дефилировала предо мной исключительно в розовом купальнике. Раньше было иначе. С тестовой целью я выбрался в город. Все люди одеты. Кто-то со вкусом, кто-то нет. Но одеты. Я ждал этого момента исцеления и он наступил. Спасибо осам. Надо почитать про осиный яд в Интернете. Перейду, в дань уважения на «Билайн». Ос-соседок окружу вниманием и заботой. Стану кормить их свежим мясом. Кушайте, спасительницы.

Надо привыкать к одетым.

Но, если честно – чего-то стало не хватать…

(будет продолжение).

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

74 комментария
  1. Mарина:

    Ос-соседок окружу вниманием и заботой. Стану кормить их свежим мясом. Кушайте, спасительницы.Себя обрекаешь на медленное поедание.Скорее будешь выглядеть,как подушка для иголок.Да док и в каком это году у тебя началось?

    • Стараюсь, Маня, дружить с представителями иных видов. Я уважаю ос, осы уважают меня. Трудно, ведь, сказать, кто кому залез на территорию? Видеть людей обнаженными я начал в 1993 году.

      • Татьяна:

        Один и тот же человек был всегда «голым» или иногда виделся в одежде?

        • Виталий:

          а себя?

        • Системы, Таня, не было. Но, чтобы увидеть человека раздетым, он чем-то должен был быть интересен. Не важно в плюсе или минусе. Вот, Матвиенка, например, она не была мне интересна, как женщина. Но удивление, как она прошла путь от дамы с агрессивной внешностью хозяйки притона, до, вполне себе, респектабельной, хорошо упакованной тетки, периодически раздевало ее. Спустя несколько дней после приема ЛСД люди тоже ходили одетые возле меня, если, конечно, на самом деле были одеты.Себя видел в одежде, если был одет, и без одежды, если был раздет.

  2. Светлана:

    Интригующе )) Что-то в стиле Ларса. С прологом.
    P.s Эко ты Рауфовича-то отпи..арил. Теперь ведь всякая черномагийноинтересующаяся зажелает поучаствовать в финале покорителя вершин.

    • А ты откуда про родинку у Рауфовича знаешь, Света? И ты, Брут, с ними? А за Триера ответишь, по всей строгости.

      • Светлана:

        Дак от тебя только что, Гриша. Просто даже в больнице слухов не ходило. Или я совсем в других кругах вращалась.

        • Рауфович, Света, меж прочим, Ринат. А в тексте — Ренат. Я, типа, его защитил изменением буквы, а ты его изобличила. Он может на нас подать в суд за обнародование его трагического конца.

          • Светлана:

            Даже не сомневаюсь, что он не в курсе, что на воре и шапка горит.
            Кстати, а кто знал, что я тоже не поменяла буквы?

  3. Mарина:

    Что-то не припомню твою жену?

  4. Палыч:

    На мой непосвященный взгляд, оч пожоже на Турета. И ушел(если ушел) он от тебя, при оч похожих обстоятельствах, как и от Влада.. Помню, Катя тогда с тобой жестоко обошлась

  5. BJBKJHBI:

    Док, что с тобой? Эпатаж, рецидив?

  6. Voroncova:

    А били-то за что? За какие-нибудь умные и непонятные слова?

    • Нет, Лу, тогда я еще не проповедовал. Просто стоял на остановке Тимирязева-штрассе, собирался ехать домой. Ударили по башке, утащили в чеастный сектор, измолотили, сняли итальянские кроссовки и золотой перстень. Бросили. Все далее в тексте.

  7. Таль:

    Интересно, кто же первым процитирует Станиславского?

  8. docMAS:

    Уважаемый , господин Таль! Первая мысль, которая у меня появилась, когда читал очередной пост, была именно эта, про Станиславского.мне показалось, что было бы банально, писать об этом.и еще подумал, что слишком критично отношусь к творчеству автора блога.прочитал Ваш комментарий, окончательно осознал, что это ощущение присутствует не только сегодня.

    • Voroncova:

      И я хотела, но именно частое до банальности употребление фразы удержало.

    • Палыч:

      Аффтар, может манехо приукрашивает, всего лишь.. Этот рассказ об избиениях,я болезненно воспринял, в то время. Особенно по постчасти.Оставили без участия, мол будет тебе уроком.. Кабуто и так не ясно

      • Voroncova:

        Честно говоря, мне вообще неясно, о чем вы говорите в этом комментарии, да и в разных предыдущих тоже.

        • Виталий:

          ага, Палычу отдельное спасибо…читая его, начинаешь следть за своим базаром

          • Таль:

            палыч в опале. ополчилось на палыча полчище с палками. палыч — человек. по плечу палычу простить полчище крови жаждущее.

    • Таль:

      Именно по причине банальности я и не озвучил СРАЗУ эту ФРАЗУ — ждал, когда это сделает кто-то другой )

      • Виталий:

        а че не верить-та…главное, чтобы афтар верил…при этом, если то, чему не верите, соответствует действительности, то он «ненормальный» (что правда), если не совсем соответствует — то он писатель-прозаек (что тоже правда)

  9. вероника плеханова:

    не вижу ничего неправдоподобного в рассказе. салтыкову-щедрину бы тоже понравилось. но допустим — это метафора. значит, Гриша пишет, что прежде у него возникал эротический интерес к людям, а теперь нет. Оса, как жалящее существо может символизировать сожаление автора об утраченных иллюзиях.

  10. Voroncova:

    Еще была версия, что это — тест, только что тестируется — не поняла.

  11. вероника плеханова:

    а между прочим, в сказке Андерсена «Новое платье короля» обратная ситуация — голый король видел себя одетым. а еще есть такой психологический приемчик — если на вас орет шеф и вам страшно, представьте его голым. мне страшно понравилась фабула текста. Особенно тронул румынский халатик и шуба, как презрение к женщине.

    • вероника плеханова:

      в продолжение разговора самой с собой… интересно все ж таки знать: тело — оно как лицо со своими индивиуальностями или харизмой. или же просто данность? отражает ли тело характер, мысли, чувства иначе, чем через боль и здоровье?

      • Татьяна:

        Тело не может быть данностью. И,конечно индивидуально, кроме того, тело отражает образ жизни и мысли-чувства по телу можно прочесть. Мы же можем просто глядя на человека, даже не видя его лица , сказать как он себя чувствует.

    • Юра Абрамов, мой коллега, написал мне в «личку». Это дар такой, уникальный. Надо просто очи долу опускать, там педикюр и только. познать можно много по педикюру. А мужикам — прямо в глаза глядеть, в самые масляные, мидриатические зенки. А то, веки прикрыть… и смех плановой послушать.
      Это комплекс Вия. А удавленина — то паночки бурсаками забитые.

  12. вероника плеханова:

    короче, я поняла — нам всем нечего сказать, пишем фигню. а между тем — пост интересный.

    • Палыч:

      Меня интригует название….

      • вероника плеханова:

        я бы все же подредактировала: «Есть у революции начало, нет у революции… ЯЙЦА» Так и в рифму, и как-то по медицински (не кастрация, ампутация), и к тому же на яйцо — архетип (кощей бессмертный)

      • Палыч:

        И все таки, получается — без Конца….

        • вероника плеханова:

          а кто говорил про конец? согласно конституции, если не запрещено, значит разрешено. про конец в заголовке умалчивается.

          • вероника плеханова:

            наоборот, появилась метафора в виде краватки

            • Кстати, сегодня день рождения у Вероники Плехановой! От себя лично и от всех читателей моего злополучного журнальчика поздравляю ее. Желаю, чтобы постепенно ее колоратурное сопрано превратилось в контральто.

              • вероника плеханова:

                спасибо, Гриша. Про ноющие нотки — это было хорошее пожелание. Может, начать курить ?

                • docMAS:

                  теперь мне ясно, почему у меня с Вами вечная контра, Вы же Лев, хотя и ранний, но у меня с ними всегда «антагоничность». лучше поздно, чем раньше, с Днем Рождения, Вероника Плеханова!

              • Палыч:

                ВероНИКА, плюсом ЛЬВИЦА… Наборчик))
                Присоединяюсь)

                • вероника плеханова:

                  еще Дракон по году. И детей рожаю исключительно львов-драконов. Спасибо, Палыч!

        • Палыч:

          Я к тому, что если архетип Кощеюшка, то все таки ампутация.. Бессмертие — без КОНЦА… ( на ночь глядя — умничаем)))

  13. BJBKJHBI:

    Тема поста экстрасенсорное восприятие. Я голыми людей не вижу. У меня по-другому. Вижу совершенно незнакомых людей и если случайно или специально человек зафиксировался — идет поток информации. Я вижу картинками не все, но яркие эпизоды его жизни. Стоит заговорить и информация пойдет еще интенсивнее. Пользуюсь ли я этим? Да в своей профессиональной деятельности. Когда озвучиваю человеку, то чего знать не могу, он начинает ошалело озираться (кто мог слить информацию?). Когда, наконец, доходит, что это что-то другое, у меня появляется нимб над головою…. Однажды в наш загородный домик зашли две цыганки: одна постарше, другая помоложе. И начали свое представление, собственно весьма стандартное. Наговорили мне обо мне и не единого попадания. Мысленно потерев руки, очень близко к ним подошла я. И начала рассказывать в каком родстве они состоят и пара очень пикантных подробностей из жизни дочки. Мама с дочей выскочили как ошпаренные. Если рядом человек с подобным восприятием мира, я начинаю блестеть, переливаться, фонтанировать идеями, его экстрасенсорные качества также усиливаются. Но вместе мы долго быть не можем. Причем неважно мужчина это или женщина. В серой массе мимикрирую под цвет окружающей среды. Очень интересна реакция экстрасенсов: некоторые зазываю работать под свою крышу, другие на ровном месте начинают ненавидеть. Долгое время была убеждена, что все так же легко и просто читают информацию. Когда анализировала как это у меня, получается, решила, что подключаюсь к коллективному бессознательному.

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Если вы заметили, что вы на стороне большинства, это верный признак того, что пора меняться».
    Марк Твен
    Реклама