ПРИКЛЮЧЕНИЯ МИСТЕРА ПИПКИНА В КОЙКИНО, ИЛИ БОЛЬНИЧНЫЕ ЗАЕБАЙКИ.

 

Сие ессе я накрапал на телефоне, в парах промедола после операции. Наспех сдуру опубликовал его в фейсбуке, и потерял много «френдов». Особенно возмущены были коллеги-психологи. Обзывали меня эксгибиционистом и циником.

Перед операцией проходят унизительный обряд чистки кишок. Чтоб не обделаться в самый разгар изъятия внутренностей. Можно испортить всю малину и хирургам, и себе. Клизма – своего рода жертвоприношение.

Медико-экономический стандарт — две клизмы вечером, одна утром. После каждого ректального возлияния – не расплескав достоинства, проследовать к палатному унитазу. Хорошо, если палата недалеко от клизменной. О, эти последние метры…под взглядами обывателей, видевших, откуда ты только что вышел.

Я делал клизмы другим, но сам впервые находился по эту сторону баррикад. Так что — к моему глубочайшему оклизмлению я относился, как к своего рода, премьере, дебюту, совершенно новому опыту. Когда пришли за мной, я не сдрейфил, вошел в чистилище с гордо поднятой головой. У медсестры-клизматички на бэйджике начертано было имя – Жанна (а какое же ещё?), и она едва держалась на ногах, ибо явилась на вечернюю смену, мягко говоря, подшофе, в предвкушении общения с молодыми, морщинистыми, волосатыми, веснушчатыми задницами.

Распорядись судьба определить меня в работники клизменной, я б тоже бухал каждый день! Нет, таким образом я не подавлял бы брезгливость или гордыню, так бы я настраивался на философический лад.

Как-то я посещал музыкальный клуб, где собирались знатоки джаза. Слушая не понятную, мне, лично, музыку, они пускали слюни, закатывали глаза, восхищались, одним словом. Я же просто слушал в надежде просыпа во мне некоей утонченности и вкуса. Но они не просыпались, и по этой причине, я не ощущал себя частью джазового бомонда. Появилось лишь чувство неполноценности. Один знакомый, отпетый филофонист-пурист, из тех, что не подают руки слушающим mp3, посоветовал перед посещением этого уважаемого мероприятия принять на грудь граммов сто семьдесят пять-двести бурбону, так сказать, в качестве катализатора обращения в джазовую веру. Джазовым фанатом я так и не стал. Однако после прослушивания музыки под кайфом, появились некие прихоти, сродни заскокам беременных. Мне не хотелось, как прежде, по возвращении домой, чайковских пельменей с майонезом. Хотелось свежей спаржи с бокальчиком сухача 1979 года урожая, или паровых артишоков с сильно сухим сидром. Прилавки местных моллов, как извесно, от спаржи и артишоков не ломились даже в доимпортозамещающие времена.

Какие прихоти одолевали после клизменной Жанну, мне не известно, но мотивы ее (зло?)употребления горячительным перед работой ясны и прозрачны – девушке хотелось постичь метафизику процесса освобождения чужих кишок от скверны, и, чрез это — достижениЕ собственного катарсиса.

Жанна-профессионал и давно преодолела в себе обывательское отношение к седалищу. Более того, она полагала, что именно человечья жопа, – зеркало души, лицо, пусть с одним-единственным, как у Циклопа, трогательным, розовым и эротичным (возможны варианты), глазком-анусом. И, ведь, ни одной повторяющейся! Вот эта задница грустная, эта — веселая, эта серьезная, те две вчера — были совсем глупые, задницы-блондинки, эта – несомненно умна, а у этого из 39 палаты (меня) и вовсе просит кирпича. Зады попадаются ироничные, саркастические, гомерические, зады сквозь слёзы…
Вы – обыватели. И в жопе, увы, и ах, видите только жопу!

Кокетливо приспустив застиранные треники  «ASICS» («Anima Sana In Corpora Sana»), я лег бочком на высокую, клеёнчатую, холодную, как кожа мертвеца, кушетку.

Не рассчитав амлитуды движений, хмельная Жанна, смахнула со штатива кружку Эсмарха, облив меня с ног до головы 10% раствором натрия хлорида (в миру – соли поваренной).

— Ой, извините, — стала оправдываться она,- какая я корова…

— Вы – корова? Да вы, в жопу пьяны!- порывался выкрикнуть я, но…промолчал, понимая Жанну, как никто другой. Вместо того соскочил с кушетки, и уже не кокетливо натянув штаны, процедил дружески, — бывает, сейчас я переоденусь и вернусь.

Моему мокрому виду весьма подивился сосед по палате, ФСБ-шник из Чайковского, города, где лепят те самые злополучные пельмени, которых никак не хочется после джаза.

Выслушав, что случилось в клизменной, силовик рассказал, что во время полдника Жанна разливала по стаканам из пакетов кефир, и у неё это плохо получалось. Она промахивалась мимо. И кефир был разлит некорректно. У особиста тогда закралось профессиональное сомнение в Жанниной трезвости. Случай со мной подтвердил его прозорливость. Он порекомендовал отстранить медсестру от работы до момента протрезвления. «Если она не могла попасть в стакан, как же она попадет в вашу»…- тут он, как человек культурный, сделал паузу, подыскивая политкорректный аналог «жопе». Пока он искал, вмешался я:

— Прошу вас ничего не предпринимать…она сегодня единственная сестра на всё отделение. Есть еще пара студентов-долбоёбов, но они вместе взятые, хуже, чем пьяная Жанна. Посему отнесемся к происшедшему, как к своего рода боевому крещению перед операцией. Если она не проклизмит вашего покорного слугу, ему назавтра не сделают операцию. И потом, нас, медиков нельзя злить. Мы бедные, голодные, потому злопамятные. Таковы мы — не без участия вашего босса, великого реформатора и оптимайзера! Мы непременно отомстим. В каждой медикуше скрыт бессознательный садист, или маньяк. Иначе что, кроме скрытого желания поизмываться над живым человеком лежит в основе хирургии? Уж точно не зарплата и не гуманизм. Если мы щас дадим делу ход, операцию отодвинут ещё на день, и во время этой операции меня просто зарежут, как сутяжника и кверулянта…а хотелось бы еще и внуков понянчить …

Страсть, с которой я произнес защитную речь, показалась молодой фсбяке убедительной, и она согласилась отдать меня в руки рока. Плохо, всё-таки, их нынче готовят!

Я сменил мокрую футболку на сухую. Запасных треников у меня не было, и я прошелся по коридору в трусах. Новых…от Эндрю Кристиана, меж прочем.

Жанна приготовилась к моему приходу. Открыла в клизменной окно, чтобы я, не дай бог, не унюхал её выхлопа. На улице было минус двадцать. В клизменной было холодно как в трезваке, но Жанна выглядела вполне бодрячком. Жанна отвернула краник. Начался «приход» и «потасочки».

— Хотите расскажу анекдот про мужика с двумя анусами?

— Нет, — тихо, чтоб не взорваться, переполненный гипертоническим раствором хлорида натрия, произнес я, — если я засмеюсь, то боюсь случиться непоправимое…

— Ой, что это я в самом деле, есть такой риск….

Риск был. Моя попа находилась как раз на уровне жанниного лица, и я осторожно предложил поговорить, если ей уж так хочется, на какую-нибудь невесёлую тему, например про зарплату государственных медсестёр. Но процедура была закончена, и обсуждение бедственного положения бюджетного медперсонала решено было перенести на второе, полночное оклизмление.

Добежав до палаты аллюром, я примостился на палатный унитаз и стал терпеливо ждать, когда станет невмоготу. Фсбэшник из такта покинул помещение, сострив, что грядущий «саундтрек» не для слабонервных. После чистки я присоединился к прогуливающимся по отделению больным. Глаза мои блестели. В теле и мыслях появилась не знакомая мне прежде, легкость и чистота.

В моционе я рассуждал, отчего посвящают фильмы, книги, и даже поэмы великим эскулапам, и древним, и современным бокериям, но ни одна сестра клизменной не удостоилась даже дурацкой песенки, пусть шуточной. Ну чем скажите сестра клизменной по имени Жанна хуже какой-нибудь стюардессы? Только тем, что пьяна?

Я ходил и мурлыкал про себя наскоро переделанный пресняковский хит:

Клизматесса по имени Жанна,
Обожаема ты и желанна,
Образ твой в клизменнОй,
Он повсюду со мной –
Клизматесса по имени Жанна.

«Клизменную» тоже необходимо было переименовать, например в…. «клизматорий», или нет, в — «клизматерий. «Клизматорий» — смахивает на «крематорий» или «санаторий». Но ни на то, ни на другое, клизменная не похожа. Или лучше так – «клизматека». «Клизматека «Авария»!

В предвкушении двух последущих процедур мой анус уж не ёжился недовольно. Я был открыт для Жанны и её действа.

Все прошло без сучка, без задоринки.

В храм операционной поутру я вошел чистым праведником.

В последующие две недели, что я провел в больнице, встречая меня в коридоре, милая моей……моему сердцу Жанна, каждый раз проходя мимо, задорно подмигивала мне. Анус Валерьевич отвечал ей тем же…

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

35 комментариев
  1. Таль:

    Как говорит одна моя знакомая: «Я за карательную колоноскопию без наркоза» Ну что вы несёте, доктор? Зачем эти живодрищущие подробности? Кому это надо, чесслово? Тем более, что не далее как вчера мне случилась эта жо процедура. Правда, у нас всё гуманнЕЕ. Никаких вам Жанн, жоп, клизьм. Принимаешь три пакета Пикопрепа и избавляешься от скверны как говориццо в уюте собственного дома, но беззаветно. Страстно. Это да. Надоели эти синхронизации с вами. Ещё и этот ваш Молодой Папа. 10-я серия, тошнит уже от ёбанных чудес, хорошо что Пикопреп уже не действует.

    • Милый Таль, давай поделимся ощущениями от клизм в личке. Эти переживания глубоко интимны и понять их способны только новообращенные. It is not for the people. Очищаться дома…конечно цивилизовано. Но не душевно. И в Жанне есть некая манкость. А консерватизм, присущий локальному здравохрану, это не столько дань нашей русской духовности, сколько желание поддержать низкую производительность труда, чтобы все чем-нибудь занимались, пусть при нижайшей зарплате, но не бузели супротив «кровавого режима». В другой раз, когда я приеду на твой большой остров, мы уединимся в райских кущах, примем пикопреп, сядем с лопушками в руках друг против друга в позу парящего орла, будто ремарковские персонажи, и будем говорить….говорить…говорить…

      • Таль:

        Да уж, пожалуйста, доедьте до острова, не бесите меня.:-)

        • Dr.Gregory:

          Ты прав, мои однокашники и коллеги, работающие в т.наз. цивилизованных странах, были весьма удивлены, что в России все еще клизмят болящих перед операцией. И, что после операции венэктомии больные ходят на перевязки и лежат две недели после операции. В этих странах сия процедура около 4000 евро и проводится амбулаторно. На мой вопрос,отчего мне, здоровенному детине, после операции капают рассол, отвечали — раз вы лежите в стационаре, мы должны что-то делать. Ни с экономической, ни с гуманистической точек зрения подобное следование МЭСам не выдерживает никакой критики. Один знакомый швед, совершавший серию авиаперелетов над территорией нашей горячо любимой родины, отказался от ужина в самолете по причине общей сытости. Стюардесса (по имени Жанна?)всё равно кинула контейнер с авиаяствами на столик, сопроводив сие недружелюбным комментарием: «Ешьте, давайте, и не капризничайте, а то потом жалобы строчите, что вас хреново обслуживают»!

  2. Voroncova:

    И за что же с тобой разфрендились? Ничего не понимаю. Хорошая фраза есть в «Молодом Папе» о психотерапии, не помнишь? Что-то вроде того, что это единственное дело, где мало работы и много денег, которое церковь не прибрала к рукам.Нежные какие коллеги твои.

    • Таль:

      Никто не расфрендивался. Мой гнев был в основном направлен на Папу. Заметил, что на определённой стадии сериалов главный персонаж начинает раздражать как близкий родственник. То есть ты его любишь, и он тебя бесит. А сериал хороший, текст хороший, игают хорошо,а по сути, ну — фэнтази, конечно. И пусть останется здоровье и деньги по возможности, а эгоизмом можно пожертвовать — это я про девиз блога.

    • Я бы сказал «анальные» неженки…

  3. Виталий:

    надеюсь, хоть «деньги» в девизе блога остались

    • Так деньги-то у Фрейда и есть «какашки»…или наоборот?

      • Виталий:

        да хз как с этим у фрейдистов…а вот остальное как-то подорвано-размыто

        • Виталий:

          клизмы как способ движения денег в период кризиса

          • Dr.Gregory:

            Клизма, скорее, как останок тоталитарного мышления. И главный тезис — пациент всегда не прав! Больного надо держать в подчинении и унижении. В ночь после операции, находясь под промедолом, крутясь ночью в эротических грезах, я случайно выдернул венозный катетер. Утром процедурная сестра наехала на меня так, как будто я сделал ей непристойное предложение. Или ещё: каждое утро, когда завотделением, еврей, чем-то похожий на римского сенатора заходил в подведомственный департамент, пациенты, перед операцией выстраивались в шеренгу в коридоре и заискивающе здоровались с ним. Я предложил (на свою голову) заведующему Жуйкову несколько модифицировать сей обряд. Пациенты правой рукой делают жест легионеров (что-то типа «зиг хайль») и хором декламируют: «Идущие на флебэктомию приветствуют тебя, великий Жуйков»!

  4. Voroncova:

    Эгоизм, цинизм и мизантропия — незыблемые опоры, которые не дадут вовлечь в окружающий бред. Без них никак.

    • Виталий:

      зачем эгоизм, цинизм и мизантропия в одиночестве на вершине?

      • Voroncova:

        Затем. Ремарки что-ли мне ставить в своих репликах, чтобы понималось, как задумано. Что-то вроде: «иронично», «саркастично», «насмешливо», «всерьёз» и т.п.

        • Виталийvb:

          мизантропия мешает возможности предположить наличие у других понимания, иронии и т.п…здоровому небедному эгоисту просто быть невовлеченным в окружающий бред гуманистом…необходимость цинизма или клизмы означают нелады с элементами девиза

          • Таль:

            Виталийvb — это не совсем Виталий. VB — это марка австралийского дешёвого пива, популярного промеж аборигенов. Виктория Биттер. Посему, я сделал вывод, что комментирует Виталий под действием ВиБи. :-)

            • Виталий:

              хз как появилось вб…алкоголь же в последнее время чета стал не переключателем, а выключателем

              • Таль:

                А у меня просто тумблер сломался. Ни опьянения, ни похмелия. Седьмая стадия алкоголизьма, при существующих четырёх. Нам нет преград…

                • виталий:

                  Ни преград, ни стимулов…ни клизм, ни алкоголя

        • Виталийvb:

          мизантропия мешает возможности даже предположить наличие у других понимания, иронии и т.п…здоровому небедному эгоисту просто быть невовлеченным в окружающий бред гуманистом…необходимость цинизма или клизмы означают нелады с элементами девиза

        • Виталий:

          мизантропия мешает возможности предположить наличие у других понимания, иронии и т.п…здоровому небедному эгоисту достаточно просто быть невовлеченным в окружающий бред гуманистом…необходимость цинизма или клизмы означают нелады с элементами девиза

          я, аки гуманист, таки надеюсь, что тобой понимается смысл и некая ироничность написанного..ни отвечать, ни защищаться совсем не обязательно

          • Voroncova:

            понимание у других вообще минимально, как раз потому, что они «другие».

            • виталий:

              предоставление другим пусть минимальных шансов дает надежду на возможность хотя бы балансировать на грани бреда собственного и окружающего…можно попробовать для начала вести диалог с другими, представив, что ты уже поделился с ними своими пониманием, ироничностью, саркастичностью и т.п., и все перечисленное у них теперь есть…гордыня та же ограниченность ума

            • Виталий:

              предоставление другим пусть минимальных шансов таки дает надежду на возможность хотя бы балансировать на грани бреда собственного и окружающего…можно попробовать для начала вести диалог с другими, представив, что ты уже поделился с ними своими пониманием, ироничностью, саркастичностью и т.п., и все перечисленное у них теперь есть…гордыня есть та же ограниченность понимания

              • Voroncova:

                Я все же оставлю себе это маленькое несовершенство.

                • Виталий:

                  то, что одни принимают за маленькое несовершенство, другие относят к смертным грехам

                • Voroncova:

                  Твой гуманизм тоже весьма сомнителен

                • виталий:

                  оттого и использовал «аки»

  5. But:

    Так хочется иногда ниписать тут что-нибудь в своем стиле, но боюсь, что заклюют. Честно говоря в прошлые разы мало н е показалось, до сих пор боюсь.

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Кто хочет разбогатеть в течение дня, будет повешен в течение года».
    Леонардо да Винчи
    Реклама