Колыбельная пятнадцатая «АМЕРИКАНСКИЙ КОЛОБОК» (продолжение).

Глава третья. Трупные яды.  (начало http://newpsychology.info/lullaby/kolybelnaya-15-2-2.html).

 

"Голова".Эббивильские  «шойгувцы» долетели до крокодильего рассадника в считанные минуты, тем более, что погода, кажется, угомонилась. Парамедики обнаружили нашего Влада в малопригодном для жизни состоянии из-за мощнейшей кровопотери. Они связались с ближайшей больницей, сообщив, что через несколько минут привезут неблагонадежного пациента с гиповолемическим шоком.

Луизианские хирурги делили всех людей на тех, кого кусали крокодилы, и тех, кто не покусан. Пока. Что делать, если в этом благословенном штате страшных тварей было едва ли не больше, чем людей.

Очередная битва между местными врачами и крокодилами продолжалась около трех с половиною часов с существенным преимуществом врачей. Им и и раньше приходилось иметь дело с последствиями крокодильих укусов. Там было все более или менее однозначно: откусил вам крокодил руку или ногу. Нет конечности. Ею полакомилось чудовище. Ушиваем культю и учимся жить без руки. Или ноги. Получаем через соцстрахование протез. Проще, когда крокодил откусывает вам голову. В этом случае напрягаться вообще излишне.  Как  булгаковского Берлиоза, надобно поскорее снести вас на кладбище: дабы своим непрезентабельным и неаппетитным видом вы не смущали б еще не кусанных. С Владом было особенно сложно. Надо было принять решение: или хирургическая ампутация (так как почти всю икроножную мышцу «отхватила рептилия»), или сложная пластика и еще ряд операций. Сосудисто-нервные образования голени сильно повреждены. Оставлять мальчишку без ноги тоже не хотелось. Рисковать его жизнью, ради сомнительного шанса сохранения конечности — тем более. Тем более, что у Влада были проблемы со страховкой…

В это время, Юля, Марина и крокодилий сторож киношно ожидали в холле хоть каких-нибудь, а лучше — хороших вестей с операционных полей. Владику Ситникову опять повезло. Несмотря на сильно нестабильную гемодинамику и остановку сердца во время операции, Священный Крокодил не забрал его в Мир Теней, оставив на земле. Вот к людям вышла строгая медсестра, и натренированным голосом спокойно произнесла, что мальчик жив и, возможно, будет жить: «He did make it”.

ПутьМатери разрешили проведать его в реанимации. Марина, в сопровождении другой сестрицы милосердия прошла в «ай-ви рум” и нашла там своего мальчугана, обвитого гофрированными трубками, разноцветными проводками и шлангами, схожего с одним из лакооновых сыновей, вырванным из трагической композиции. Владик был дико бледен, хоть и дышал сам. Был еще под наркозом, без сознания. Марина, взяв сына за  холодную ручку, с ногтями, под которыми еще было немного, его же запекшейся крови, позвала. Влад был далеко. Очень далеко. Конечно, он не отвечал. За него дребезжащим голосом гундосил монитор, внимательно фиксировавший владово дыхание, гемоглобин, и удары обиженного сердца, недавно обожженного мощным разрядом дефибриллятора. Монитор пищал, трещал, улюлюкал. Но от него ничего не зависело. Он — всего лишь ни в чем не заинтересованный регистратор. Интересно, от кого или чего зависит человеческое возвращение или невозвращение? От духа самого потерпервшего? От его силы? От искусства врачей? Никто этого не знает. Иной раз и доктор, как Бог, и травма не самая страшная, а уходит человек, как не старайся! В другом случае — и доктор-то, так себе, не доктор даже, а коновал натуральный, и повреждение с жизнью не совместимое и лекарств нужных нет, и всё-всё-всё, как будто против, а смотришь вдруг: глазки открывает, маму узнает, пытается улыбнуться, как может. Вопреки прогнозу врачей. Вопреки их опыту. Вопреки здравому смыслу. Вопреки закономерностям. Кто  Он, что решает : «Быть или не быть»? Египетский Себек-Ра — бог в крокодильем обличье, не дающий (или любезно предлагающий) сесть в Ту Самую Лодку и переплыть Тот Самый Водораздел Невозврата?

 

Провинциальные журналисты, которым, как обычно, и писать-то обычно не о чем: ну, коли  повезет, то — смерч, а еще лучше — торнадо, раструбили о случившемся в Эббвилле сначала на весь штат, а потом и на всю страну. Репортажи с фермы, где чудом спасся бедный русский мальчишка, на следующий день не сходили с телеэкранов. Скверные новостийцы с микрофонами, камерами, диктофонами брали интервью у врачей, учителей, осаждали Марину и ее дочь. Самым словоохотливым оказался Мэтью(!). За интервью он установил даже таксу: пятьдесят баксов — местным, сто пятьдесят федеральным журналистам. Мэтью даже помылся. Выглядел чудесно.

Рассказывал на всю Америку, как призрел бедняжку-Марину с детьми, бежавшую из СССР. Как души не чаял в русском мальчике, как холил его и лелеял, как ходил с ним на рыбалку и игру местной бейсбольной команды. Все это, конечно, были враки, но Мэт вошел в роль и за один день слегка разбогател.  Даром, что ли,  день-деньской он пялился в телик? Он-то осведомлен, что интересует публику. Он был в ударе! Он снимал с этой, трагичнной ситуации, самые жирные сливки, взбивая их миксером такого беззастенчивого вранья, что превратил отца Юли и Владика в агента комгосбезопасности, от преследования которого семья схоронилась под крылышком скромного американского полуковбоя.

Больше всего досталось Биллу. Вот она какая — жизнь: еще вчера ты мог загреметь, по предвзятому обвинению, как алкаш, домогавшийся мальчика-подростка, а сегодня, ты — уже национальный герой Соединенных Штатов. Еще немного, еще чуть-чуть шумихи, теле-радио-газетной трескотни, и ты приглашен, уж, в Белый Дом и лично сам президент-республиканец жмет тебе руку и вдевает что-то в петлицу. То ли старику не хотелось президентского рукопожатия, то ли он был демократом, то ли он так защищался от назойливых журналюг, но с утра набрался как следует, не пошел к дантисту, хотя, если помните, ночью клялся и божился, что пойдет. Он напился до такого состояния, что журналистам стал не очень интересен, но  вполне сносно выполнял свои прямые обязанности, тем более, как вы сами понимаете, желающих посетить его питомник, было, хоть отбавляй. Каждый хотел поглядеть и на Билла и на его паству.

Утро в крокодильем пруду началось несколько не обычно. Услышав о происшедшем (не из газет, разумеется), овечки Билла разделились на два лагеря. Одни, постарше, требовали у Мафусаила, чтобы тот применил карательные меры в отношении виновного в случившихся беспорядках: чего доброго, из-за этого трехфутового засранца крокодилье стадо могут ожидать неожиданные репрессии. Кому хочется стать чизкейком или отбивной? Желающих нымае. Другая коалиция, состоящая из молодых и маргинальных животных, настаивала на невиновности юнца. Они рассуждали примерно так: «Нечего людям по ночам, да еще в такую непогодь, падать в наше болото! Это нарушение границ и суверенитета. Ну не разобрался крокодильчик по своей неопытности»! Была и пара-тройка воздержавшихся нейтралов.

Думаете, что, у крокодилов не болит голова? Не болит, потому, что плоская? Зря вы так, еще как болит, причем с возрастом приступов «хэдейка» становится больше. Мафусаил, которому вся эта канитель ни на хрен была не нужна, как  головная боль, мудро решил  выждать, помятуя, что ждать и ничего не делать — это не одно и то же. «Обождите ящерки, — начал он, прокашлявшись, свое выступление на заседании Крокодильего Хурала Озера, — не кипятитесь, тем более, что кипячение для крокодила — не подходящее занятие, я бы сказал, опасное, исходя из того, что мы не теплокровные. Что значит наказать-не наказать? Что толку? Салаженок! Дело сделано. Мальчишка пострадал. А крокодил — есть крокодил, хоть и малютка»! «Салаженок», еще вчера весело резвящийся и гревшийся на солнышке, сегодня, надо сказать выглядел неважнецки. Все на него шикали, или, напротив, сострадали-сочувствовали. «Нарушена договоренность о ненападении на людей, заключенная еще моим дедом в 1927 году в обмен на регулярную кормежку и неприменения насилия в отношениии нас, зеленых, — хрипло продолжал старик-Мафусаил, — правы обе стороны, но единственное, что мы можем сделать, так это особенно постараться сегодня и не ударить в грязь лицом»! Его последнюю фразу про грязь и лицо некоторые из крокодилов нашли весьма забавной и даже, несколько неуместной, и захихикали, потому, что крокодилы, во-первых не имели лица, а во вторых, постоянно жили в болоте, то есть грязи.

Крокодилы, испугавшись, что рассерженные люди, к чертовой матери, пустят всех их на колбасу, часовые ремешки и кошельки, были нимало удивлены, что количество двуногих на ферму все прибывало и прибывало. Странно устроены эти двуногие: чем опасней представляется им ситуация, тем  любопытнее,  трагедию они готовы превратить в шоу, а еще и «навариться» на этом! Любой уважающий, и даже, не уважающий себя крокодил, да что крокодил, любой головастик в болоте живет по принципу избегания опасности, а двуногие — нет. Впрочем, ящерам не долго пришлось находится в смятении и самоозадаченности. Народ все прибывал, и требовал, конечно, как всегда, хлеба и зрелищ! С хлебом проблем не было. Местные торгаши мигом прикатили свои дурацкие тележки с хотдогами и гамбургерами — торговля шла бойко! То, что не съедалось, летело в болото. Крокодилы знали, что фастфуд — это не окей, но чтоб не обижать кормильцев, глотали кунжутные булки со странным, незнакомым вкусом горчицы, майонеза и кетчупа. Видя, что Билли, с самого утра набрался, и к полудню был, сказать честно, вяловат, дурашливо улыбаясь посетителям фермы и невпопад отвечая на их вопросы, крокодильчики, как и торговцы, решили взять инициативу в свои короткие перепончатые лапки. Развлекали публику настолько, насколько  хватало их крокодильего скудного воображения. Устраивали бои без правил из-за самок, хотя последние давно уж отнерестились. Валялись в грязи, кувыркались в воде. В  присядку, конечно не пустились, но под аплодисменты туристов изобразили что-то вроде синхронного плавания, ухватив друг-друга за хвостики. Были и более сложные композиции. Крокодилы были движимы страхом, и тем не менее: show must go on.

Билл знал, что его приятелю потребуется еще не одна операция, и что на нее нужны деньги, причем, большие деньги. Был он пьян, но возле входа на ферму установил ящик из плексигласа, в которую почти все посетители бросали деньги. На ящике была поляроидная фотография Влада, под ней надпись, призывающая сердобольных самаритян добровольно жертвовать средства на восстановление поврежденной голени мальчика.

К вечеру у всех крокодилов случилось несварение желудков, но не от калош. Хотя трудно сказать, что вреднее — калоши или хот доги? К вечеру была собрана необходимая сумма на повторную операцию. Добровольцы из вновь образованного фонда донесли абсолютно невменяемого, но улыбающегося Билла до дома Марины, а Билл в это время держал ящик с деньгами, крепко вцепившись в него своими прокуренными пальцами.

Денег на дальнейшее лечение Влада и его реабилитацию понадобилось великое множество. Войны кончаются миром, а сенсации — забвением героев этих сенсаций. Марине понадобились громадные усилия в поиске американских дензнаков. Конечно, кто хотел и мог, помогал. Стеклянный ящик Билла наполнялся все меньше и меньше. Марина была по уши в долгах. Опять повезло: одна транснациональная страховая фирма оплатила из рекламных соображений практически все лечение. Но настал день, когда Влада выписали из больницы. Все, как положено: выкатили на креслице, погрузили в машинку и ту-ту. Мальчик сильно хромал: каждый шаг причинял ему боль, тянущую и сверлящую, особенно в те дни, когда Погода своими старушачьми выходками унижала чувство собственного достоинства Атмосферного Давления, опуская его ниже плинтуса (720 мм рт.ст.). Мальчик после пережитого и перенесенного замкнулся, сидел дома. Это был совсем другой мальчик. И дом был другой. Марина из собранных денег кой-что выделила на новое обиталище для своей семьи, которой не везло в этой, совсем неплохой стране. Новый дом был больше, чище и светлее, но главным его достоинством было полное отсутствие в нем Мэтью, им там даже и не пахло. Влад не посещал ни школу, ни пернатое войско Билла. Билл, достаточно трезвый, пару раз заходил к Владу, но мальчик не особенно был рад своему спасителю, молчал, в-основном, уставимшись в одну точку.

Мариночка попыталась поговорить с сыном насчет продолжения обучения в благословенной школе, но Влад категорически отверг ее предложение.

— Владька, — сказала она ему как-то, — ты ж не можешь целыми днями сидеть один, или пялиться в телик, тебе надо учиться. Потерпи немножко. Леди босс обещала мне прибавку. Как только это произойдет, так я сразу найду тебе другую школу, а пока…пока тебе придется посещать эту.

Влад вертел головой. В следующий раз мать попробовала прессануть потяжелее.

— Нет, — решительнейше ответил он, и тут его лицо совершенно неожиданно исказила такая невообразимая гримаса, что Марина всерьез подумала, что это дурной сон. «Может ли, — рассказывала она после неврологу, — так измениться лицо ребенка, что он и на человека-то не походил, а на обитателя парка Юрского периода». Дальше- хуже. В течение, буквально, одной недели, сынулю скрутила такая лихоманка, что людей стыдно. Влад кривлялся, строил рожи невообразимой выразительности, матерился, заикался, — нарочно бы так не вышло! Сосед — индеец, дедушка которого был спившимся шаманом в резервации, предположил, что во Влада вселился дух Крокодила.

Вновь мальчика потащили к врачу, где его долго и дорого обследовали. Однозначно — болезнь Туретта.

Много лекарств. Марина напрягалась, но выдюжила. Работала по четырнадцать часов. Еще немного, и на ногтях обитательниц Эббивилла, а также ближайших окрестностей не осталось бы ни одного гриба! Но…врачи посоветовали несчастной мамочке найти психолога, который бы… Если честно, ни одного американского доктора не заинтересовала история Владика. Каждый занимался только своим делом. Хирурги останавливали кровотечение, совершали чудо мышечной пластики, анестезиологи следили за его легкими и сердцем во время операции, невролога интересовало, каким это образом, нервные импульсы проскакивают чрез заградительные барьеры допустимого. Никто-никто не желал углубиться в вопрос, простой, как пятнадцатицентовик: как прелестное дитя оказалось в болоте, густо населенное крокодилами?

Западные люди, объединившиеся в коллективы, в отличие от нас, охотно делятся друг с другом полномочиями. Их медицина, как неоднократно вышеупомянутый водоем, кишмя-кишит, только не ящерами, а узкопрофильными специалистами. Ты это делаешь отсюда и досюда, я делаю это от сих до сих и не более. В этой узкой специализации, возможно, есть какие-то преимущества. Когда, как говаривал киплинговский Балу, вас разрывают на сотню маленьких медвежат. То есть, относятся как биомашине, состоящей из всякого ливера, вроде печени, почек и селезенки. У нас такой зауженности нет. Все лечат всех от всего.

Психолога нашли. Самого дешевого. Сто восемдесят долларов в час. Влад и психолог друг другу сразу же не понравились. Марина и не стала финансировать тандем, тем более, что толку никакого не было: психологу было за семьдесят, он ничего не понимал в крокодилах, и иногда засыпал на сеансах. Дальнейшее продолжение лечения она б не потянула — дорого. Психотерапия — развлечение не для педикюрш! Посовещавшись с русскими родственниками, было решено ребенка закинуть «back in USSR”. Только, вот, незадача, позавчера Советский Союз рассыпался. Владик возвращался совсем в иную страну.

Да, я тогда очень гордился, что первым узнал страшную историю, и понимал, из-за чего ребенок оказался в лагуне. Самое сложное теперь — донести это до ребенка, которому, во-первых, не очень много лет, во вторых — этим годам он явно не соответствует. И язык! Его ужасный русский! Я сравнивал своего новоиспеченного подельника с собой, двенадцатилетним, и сравнение это было, уж точно, не в пользу Влада. В двенадцать я был…был…вполне себе сформированным мальчиком и делал такое, что еще не делал никто из моих сверстников. Меня, например, пускали в кино «до шестнадцати». На физре я стоял первым, а учитель физики, склеротик, звал меня «коломенской верстой». До «версты» Владу было ой-ой-ой, как далеко, скорее уж, он был луизианским ярдом. Странное прекращение его роста, кроме хронически травмирующей ситуации, как я писал уже выше, было вызвано химической импрегнацией (пропитыванием) юного тельца той неимоверной гадостью, что была назначена всевозможными докторами. Уверяю вас, сделано это было из самых лучших побуждений, которые приправлены были изрядной порцией еще существовавшего о ту пору гуманизма и сочувствия. Вовсе не хулю я тех предшественников, что обошлись с мальчиком так круто. Так надо. Лучшего не придумано. Их так учили. Не думать. Использовать клинические схемы: от диабета — инсулин, от давления — MgSO4, от болезни Туретта — 10 препаратов! Один яд может противоречить другому, так сказать не сочетаться. Усиливать или ослаблять действие другого. Если вам еще не надоело шататься по больницам (я-то полагаю, что это — извращение, сродни эксгибиционизму, как вам нравится — «ипохондрический эксгибиционизм»?), спросите у врача, что назначил вам какое-нибудь снадобье, как оно действует на ваше тело? Хотя, можете и не спрашивать, я вам и так скажу, что он ответит. Он ответит: «Оно… улучшает».

Конечно, я сдался. Конечно, я взял мальчишку на терапию. Дважды в неделю. За смешные деньги. Финансировала проект «судорога». На следующую встречу он пришел один.

— Как дела, земляк? — спросил я.

— Нормально, — ответил Влад.

Он же не знал, как меня раздражает ответ — «нормально». И не потому, что ответ не полный, а потому, что он формальный. Подумайте-ка, зачем же человеку, у которого все «нормально», проводить время в моей «диско-исповедальне». И так не только в практической психологии, и в обыденной жизни — тоже. Если на ваш интерес ближний отвечает «нормально» («Нормально, Григорий — отлично, Константин»), то это — вежливая форма недоверия, как и кокетство. Ответ «нормально» («формально») значит: неужели ты в самом деле думаешь, что я поверю, что я тебе интересен? «Нормально» — означает «отъе….сь!», даже, если говорится с улыбкой и доброжелательно.

Ладно, не будем выказывать раздражения мальчику-истукану. Его жизнеописание к двенадцати годам может служить сюжетом для неплохого триллера или даже сериала. У него нет ни желания, ни возможности доверять кому-либо, и он совершенно не обязан делать исключения для меня на четвертом часу знакомства и воспылать каким бы то ни было прочим чувством. И вообще, во всей этой ситуации большее впечатление на него произвела моя мохнатая собака.

MotherТак, задача номер «раз» соскочить с психотропов, причем, чем скорее, тем лучше. Почему — скорее? Потому, что люди, особенно в последнее время, если и подыхают от чего-то, то в-основном, от ихнего лечения. Я уж говорил вам, что видел людей перелеченных таблетками, и, даже, совершенно залеченных. На мое предложение «соскочить» с них, они обычно удивленно мотают головой, доказывая, что это невозможно. В инструкциях ко всяким антидепрессантам, транквилизаторам, тиобарбитуратам говорится, что их резкая отмена чревата для нас такими последствиями…таким возмездием…таким наказанием. Ребята, опасность явно приувеличена, стократно. Опасности не больше, чем в отлучении от мамкиной сиськи. Психотропы — это аналог мамкиной титечки. Женская грудь до поры, до времени, является регулятором нашего хорошего настроения, но, рано или поздно, мы должны учиться создавать это настроение себе сами. Критерий отбора замученных боржомом клиентов-подельников — один: причем, произношу я это голосом священника, венчающего брачующихся: «Согласен ли ты, раб божий отказаться от адского зелья, сразу и навсегда»? Если брачующийся со  мной солидарен — он достоин хорошей, качественной терапии. Если он просит повременить, чтоб «не сразу», «постепенно», «через месяц», «как я буду спать?», «я сойду с ума!», то он должен быть отвергнут, отлучен от моего храма. Возможен также вариант, что страдалец отречется от Дьявола публично, но тайно, по ночам, все равно станет пить кровь христианских младенцев во время Черной Мессы. Что ж? Рано или поздно он раскроет себя. Он обманывает сам себя. Врачу врать можно, себе — нет! Человек, создающий себе сон и ровное настроение с помощью химии — еще больше похож на зомби, чем сами зомби. Фармацевтические концерны — это безусловное порождение Сатаны, ему, как помните, вовсе не хочется сделать вас богатыми, счастливыми и здоровыми. Ему нужна ваша душа. Душа в обмен на иллюзию? Вы явно продешевили! Фармакологический сон — это не сон, это даже не суррогат, не эрзац — это подстава!  Улучшение самочувствия на «прозаке» — тоже подстава, потом за это временное благополучие придется заплатить изрядной толикой своего здоровья, а может быть, отдать даже часть жизни.

 

Боже, как же быть с парнишкой, которого, как на кукан, подсадили на всю эту таблевотину, что несмотря на всю рекламу, красивую упаковку и изящный слоган, типа «Принимая реланиум, вы постигните двуликость Януса», производится в неимоверных масштабах, и при видимом разнообразии каждый раз из двух трупных ядов — индола и скатола?  Подытожим. Когда вы поддаетесь на уговоры доктора сгонять в соседнюю официну и купить там у аптекаря (который в сговоре с вашим доктором, может быть, они даже вместе пьют, или даже трахаются) очередную порцию «улучшителя» жизни, вы превращаетесь в грудного младенца, который сосет материнскую грудь. Вместо молока, правда, эта титька сецернирует трупный яд, или нет, лучше так: «вы превращаетесь в несчастного младенца, который сосет грудь мертвой матери»! Как вам? Поразмыслите, прежде чем бежать в аптеку.

О кей, психотропные лекарства преданы анафеме! Я вовсе не забыл про главного героя моего повествования. Это мое отступление от сюжета, возможно, осветит вашу дальнейшую жизнь и отобьет всякую охоту медикаментозного галлюцинирования. Не спится — не спите! Займитесь чем-нибудь полезным! Плохое настроение — анализируйте, отчего оно плохое. Так… главный герой. А что герой? Вот он,  также, как и в первый раз сидит на диванчике. Несчастный и безучастный. С накрепко запрессованными желаниями и безинтересом к происходящему.

— Слушай, — сказал я, — мне не нравится, что принимаешь столько лекарств.

— What? — включился мальчик, и немного подумав, пожал плечиками, которые обтягивал какой-то ужасный язвенно-зеленый свитер-самовяз, размера на два больше положенного.

— Я предлагаю для начала перестать принимать эту лобуду, ты отравляешь лекарствами свой организм.

— Что делать? — снова пожал он зелеными плечиками.

— Послушай, бадди, ты сам можешь решать, чего принимать тебе, а чего нет…

— Моя бабушка трижды в день тщательно контролирует прием таблеток, проверяет мой рот, чтобы удостовериться, что я все проглотил, — заявил он это  несколько обиженно.

…………………………………………………………………………………

 

— Ты видел фильм «Гнездо кукушки» с молодым Николсоном?

Владик снова по-девчоночьи пококетничал плечиками. Делать нечего. Контакт в таком состоянии затруднен.

«Пошли», — сказал я, приподнимаясь, предлагая ему руку. Рука была отвергнута. Мальчик сам поднялся нехотя и, как в замедленном кино, лениво проследовал за мной. Он шел снаружи гораздо медленнее, чем внутри. Все люди, которые принимают снотворные, транквилизаторы, нейролептики и прочую дрянь, шпаклюющую мозги,  не оставляющую надежду на какую бы то ни было их рельефность, движутся как бы в двух измерениях — внешнем и внутреннем. Со стороны это видится, чувствуется, ощущается, как будто человеку хочется двигаться ритмичней, амплитудней и быстрее, но двигательный импульс, зародившийся в центре тела, угасает, в направлении к его периферии, и движения замедлены, более плавны. Это чрезвычайно вас, наблюдающего за таким человеком, раздражает. Хочется такого быстромедленного подтолкнуть, намекнуть ему на это субъективное несоответствие. Хочется сказать ему: «Резвее. Рожай уже. Шевелись в соответствии с внутренним позывом»! Похожие переживания у меня были, когда я принимал роды. Ленивые женщины, или просто истерички, или, просто рыжие, вместо того, чтобы тужиться, визжали, надували щеки, но никак не хотели выталкивать ребеночка, облегчать его активное движение по родовым путям, синергировать схваткам. Дуры!

Я решил показать Владу один фрагментик фильма, горячо любимого мною Милоша Формана. На английском, конечно. То место, где герой Николсона — Мерфи, искусно прячет во рту таблетки, обманывая персонал «кукушечьего гнезда».

Кадр из фильма "Пролетая над гнездом кукушки".

 

Кусочек фильма слегка порадовал моего подельника. Если, конечно, «легкой радостью» можно назвать бледную гримасу на бледном лице. Это было даже не движение чувства по мимическим мышцам, а сморщивание пенки на кипяченом молоке, когда на него подуешь. Тем не менее — движение.

— Почему у фильма такое название? — сделал он второй активный, за время нашего знакомства запрос. Первый, если помните, был о том, не пластмассовое ли растение в моем кабинете? «Надо же! «Оно» заговорило!

— Кукушка — это птица, у которой нет гнезда, и своих птенцов она подкидывает другим пернатым. Все персонажи этого фильма — сумасшедшие той или иной степени и не могут жить, как прочие люди. Вынуждены скрываться под крылышком матери Психиатрии.

Не думаю, что объяснял доходчиво и был понят. Но мальчик изъявил желание посмотреть фильм полностью. Поскольку у бабушки не было ди-ви-ди, то я предложил Владу посмотреть фильм тотчас же вместе со мной, тем более, что пациентов в тот день у меня не было. Мы позвонили старушке, и сказали, что задержимся. Ее особенно обрадовало то, что за дополнительное время не придется платить.

Самое интересное в кино — это наблюдать за тем, как другие его воспринимают, как смеются, как плачут или волнуются. В течение двух часов кряду у меня была прекрасная возможность исследовать реакции Влада. Конечно, чувства — это движения, они плохо проникали наружу через медикаментозный кисель, но, сидя с мальчиком рядом, совсем близко, я чувствовал эти его телесные движения своим телом. При внешней невозмутимости внутри американца черти водили хороводы в три круга! Это и называется болезнью Туретта.

 

(окончание следует).

 

 

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

58 комментариев
  1. Док, снимаю шляпу (кажется, так говорят в американских фильмах?)! Наконец-то я увидела Вас живого, интересного, настоящего! С нетерпением буду ждать новых публикаций! :)

  2. «Снимаю скальп, доктор» — так тоже неплохо звучит. Мне очень жаль, что раньше вы меня видели мертвым, скучным и контрафактным. Эволюционирую-у-у-у-у! Постараюсь оправда-а-а-ать!

    • Как-то скептически относилась к Вашим публикациям (можете снять с меня скальп, пристыдили!). Это мое субъективное мнение, так что можно не стараться оправдывать. :)

      • Скепсис, надеюсь, был благожелательный?

        • Конечно, док! Я вообще благоговею перед психологами (с тех пор, как мой племянник начал работать в этой сфере) :)

          • Не надо, Мунтян, пред нами благоговеть, ибо не пророки мы, но — ремесленники.

            • И среди ремесленников встречаются мастера и подмастерья, остающиеся на своем уровне пожизненно.
              Поэтому к ремеслу, а не к пророчеству возникает уважение и почти священный трепет (без юмора)

              • Я, если честно, сам к своему ратному труду отношусь безо всякого пиитета — собачья работа, не более. Но, также, как вы, мэм, могу восторгаться работой профессионального сантехника, ей, богу, недавно любовался 45 минут! Симфония! Элегия! Соната!

  3. Fus:

    Не видала в Рассее широкопрофильных врачей. Все «зауженные».

    А про «молоко мертвой матери» — очень действенный антирецепт :) Фу и бе.

    • Дорогая Fus, эти события происходили в 90-е годы прошлого столетия, когда все были «широкие», теперь — все одинаково безмозглые. Без исключения!

    • Светлана:

      Про психотропы действительно круто …Обычно про решетки на окнах упоминают, либо про промыв мозгов. Твоя версия Гриша лестнее ))) » Молоко мертвой матери» ..Тогда психоклиника..храм мертвой матери ..святилище богини Кали — Исиды. Психиатры- соответственно брахманы — жрецы темной богини, владельцы тайных свитков…и распределители ядовитых продуктов переработки молока Кали ( и бабы яги тоже).
      Только почему же подавляющее большинство выбирает таблетки…» доктор, я все это понимаю, но выпишите что-нибуть легонькое…чтобы ра-аз и я успокоилась…уснула» Знакомо?

      • Радостно мне, что ты не вступила со мной в полемику об эндогенности «эс-цэ-ха». Но люди, прячущиеся под крылом кукушки — это действительно дети мертвых матерей (депрессивных, ашигриковых и проч.). Нет, я не против психиатрии. Кто-то же должен, в конце-концов, заниматься теми, кто отравлен молоком отвергающих матерей и не желает активно изгонять этих смердящих кормилиц из своих внутренних пределов. Не бросать же их в биде! Пусть ничего не изменяют, пусть повторяют, уже пройденное. Что касается «подавляющего большинства» выбирающего таблетки, то это же большинство выбирает несвободу, зависимость, страдания, жертвенность, мазохизм. Спрос рождает предложение. Удивительно, Свет, другое. Я почитал недавно клинические случаи, описанные Блёйлером, который блестяще описал психодинамику (читай — психоанализ) шизофрении. Еще немного, доктор Ойген, еще чуть-чуть… и вы на пороге истины. Тут же Блёйлер поправляет себя и говорит о том, что такой подробный разбор пациентов скоро будет не нужен. «Мы будем лечить их химически» — подытоживает он же.

        • Светлана:

          Да коллеги ( особенно молодые) иногда допытывают меня, а потом снисходительно слушают мои рассуждения по поводу различных психологических теорий » эндогенных заболеваний», но на самом интересном пугаются…И тоже вспоминают про химию..Так что ничего не изменилось

          • Один ижевский психиатр на одном из психоделических декадников Лой (7 лет назад) сказал коллегам следующее: «Не паникуйте, назначайте больным антидепрессанты, а потом, даст бог, в их жизни что-то изменится и все пройдет само собой. Не понимаю, как они переносят лекарства? Сам я однажды попробовал — ужас! С тех пор предпочитаю зверобой»

            • Да, то были времена какой-никакой медицинской коллегиальности. Теперь можно писать «декадники имени Лой», нет доктор Лой, хвала Всевышнему, жива и здорова, и в свои шестьдесят выглядит на вечные тридцать восемь. Декадники приказали долго жить. Ты права, как только доктор, именующий себя психотерапевтом, выписывает клиенту «улучшитель», так сразу психотерапевт превращается в психиатра (это не оскорбление, но рейтинг — ниже), а его подельник — в шестеренку(шестерку?) фарминдустрии. Ника, я пробовал все из того, что нам предписано было выписывать пациентам, я испробовал, в свое время, всякую наркоту. Не знаю, но каждый раз мне хотелось поскорее «сбросить» с себя этот медикаментозный тупой туман. Он отвратителен!

              • Виталий:

                виски рулит)

              • я однажды попробовала одну таблеточку от панических атак — до того, как к тебе приползла. стало еще страшнее — лежишь в сознании, двигаться лень. парализованная воля. потом уже ни разу не взяла — лучше перетерпеть. это вообще всех таблеток касается.

                • «…за таблеточку — сняли нашу малолеточку»… Вероник, я того же мнения — терплю до последнего — все проходит само. Недавно с тремя мужиками на джипе ездил в Казань. Мужики останавливаются ссать у каждого столба, а я преспокойно доехал до Казани и аккуратно и эстетично пописал в роскошном клозете наших друзей. Сидим ночью за ломберным столом, играеи в кости, пьем пиво норвежское (я не любитель, но — вкусно)! Мужики в сортир все время носятся, за ночь дорожку протоптали, мне — хоть бы что. Удивляюсь, на обратном пути — тоже самое. Спрашиваю, что у вас простатиты, что ли? Вроде, все женатые и любовницы имеются, у меня же с сексом очень нерегулярно, ну, может, застойный простатит, это я должен до очка, как угорелый бегать, а не они… Один из них, нефролог, мне говорит: «У тебя ж лихорадка была геморрагическая, вирусы сожрали в почках все нефроны. Тебе просто ссать нечем. Почки пустые. Приди завтра ко мне на работу, мы тебя пообследуем, а-то неровен час, почечная недостаточность образуется». Не клюнул я, Ника, на эту провокацию, хотя, сознаюсь, соблазн был. Ты же помнишь основной постулат эго-психологии: основной функцией «Я» является функция проверки реальности. Ляг бы я под них, оттрахали б по-полной — они обязательно что-нибудь, да найдут. И-и-и…завертится машина…и-и-и начнутся обследования и лечения. Хрен! Я — точка отсчета! Простатиты у них, троих! Они не только часто «бегают», струя у них во время мочеиспускания вялая, невыразительная, короткая. Ориентация на большинство — неверная позиция. Можно сбиться с толку. Меня моя струя радует! Просто я не ссу, а они — ссут, в прямом и переносном смыслах!

                • вероника плеханова:

                  ахаха)))))))))))) пустые почки? наполним! будете бегать быстрее и чаще!

                • Виталий:

                  не журчит из наших почек —
                  тихо сыпится песочек

          • Света, что ты имеешь в виду, когда говоришь «на самом интересном»? Сиськи-письки-какашки?

            • Светлана:

              «Интересное место» начинается в тот момент, когда ставишь под сомнение существование пресловутой эндогенности. А это же святое и сакральное. Психиатры-же первосвященники.Богохульство!! И потом я хитро беседую, с расширением темы до психологических проблем собеседника . Т.е. все равны перед природой в существовании своих проблем с » сиськами-письками-какашками». Что психиатр, что рядовой, что шизофреник. Глубина может быть разная, ориентация, а безпроблемных нет..среди живущих. Это сильно пугает…

              • Свет, типа «да на что вы посягаете»? «на чью мельницу вы льете воду»? Видимо, ты, Света — неправильная пчела. И я тоже.

                • Светлана:

                  И я делаю неправильный мед…

                • Света, насчет «неправильного» меда — это как посмотреть. Он не неправильный, а дикий, природный, супернатуральный… Таким мишки только в лесу лакомятся и очень богатые люди. Я видел в дорогом магазине в Рейкьявике баночку лесного башкирского меда — он дороже черной икры. Вот какой мед собирают неправильные пчелы. «White only».

  4. Voroncova:

    Интересно, Григорий, а если б к тебе в пациенты напросилась эта «судорога», как бы ты её лечил или не лечил, пугал, выписывал чего-нибудь? С такого рода пациентами как поступают?

    • Лори, я уж до того теперь дожил, что могу лечить только тех, кто мне нравится, симпатичен. Судороги не приходят. Вообще людей старше пятидесяти-пяти лечить сложно — камнеобразование (и, как следствие — камнепады, не путать с «ай-падом») в мозгах. Бывают исключения, типа Доры Моисеевны, но это — редко. Да, людей старшего возраста отправляем к психиатрам на расправу.Ну, не интересно работать с ригидными людями. Бесполезно. Бесполезный труд — это извращение номер два (извращение номер один, как ты помнишь, таскаться по врачам), приравнимое мною к некрофилии.

  5. MARINA:

    Забористо пишешь док.Иногда мне кажется,что фармацевты в большом «сговоре»с врачами.(Или у меня фобии?)Но ты все правильно делаешь.

    • «Забористо», Марина, пишу, потому, что сижу «за забором», то есть ни с кем не общаюсь. Как только потусуюсь с людями, так ни одной умной мысли в башке нет. Идиот-идиотом! Я сейчас письма Гоголя читаю, так покойный Николай Васильевич, знаешь что говорил? Он говорил, что настоящий русский патриот непременно должен жить за границею, подальше от края берез и рябин, где-нибудь в Риме или Париже, или на водах в Швейцарии. Ему Тургенев пишет: «Гоголь не езди в Италию, там холера свирепствует»! О Гоголь: «Нет, поеду-с, холера лучше России».

      • Voroncova:

        Я, Гриша, честно говоря, удивляюсь, как ты ЗДЕСЬ еще сохраняешь к чему-то интерес. Это такое выхолащивание мозга, если не фильтровать общение и просто позволить себе слышать, о чем говорят и чем живут вокруг…

        • Виталий:

          быть собой на вольных хлебах проще, это как ты справляешся — на казенных, да еще представляя систему

          • Voroncova:

            А это я так отношения выстроила, что меня трогать не смеют.

            • Лор, как в «Бременских музыкантах»?
              «К нам не подходи-и! К нам не подходи-и-и!
              А-то-за-режем!»

              • Voroncova:

                Ну, не так радикально. Просто иногда «снежную королеву» выдаю.

                • Изыни за пошлость, Лоретта, но выходит, что нежелательные элементы после общения с тобой тотально обляденевают. Абсолютный нуль? Или стандартные минус восемнадцать, как в морозилке? Чтоб не подходили близко, носи вместо бэйджика лэйбл от своего «самсунга», «боша», «шарпа» с тремя снежинками на борту. Они были предупреждены. За их обморожения фирма ответственности не несет! Правда с представителями противоположного пола будет сложнее, они станут заявлять, что ты, как порядочный человек, должна будешь взять их в мужья, потому, что с обмороженными яйцами они никому не будут нужны.

                • Voroncova:

                  они просто больше звенят этими яйцами, нунахи

                • На твоем фоне мои пошлости превращаются в настоящий английский юмор!

                • Voroncova:

                  Но-но. Фон нормальный. Я дозирую.

                • Виталий:

                  отыть, она нормально может разговаривать)

                • Voroncova:

                  Виталий, что за инсинуации в мой адрес все время? Я многое могу. Ты просто интонаций не слышишь, поэтому некоторые комментарии воспринимаешь не так, как они задумываются.

                • Лариса, С Днем Рождения! Круче, еще круче!

                • Voroncova:

                  Спасибо, Гриша.

        • Лори, я купил много одноразовых фильтров, как у кофемэйкера. Раньше был один, стационарный фильтр, и ты права, он постоянно забивался всякой хренью. Сейчас — пообщался, сменил фильтр. Сейчас ищу возможность поставить себе аквафильтр, как у пылесосов. Спасибо за сочувствие.

  6. MARINA:

    Гриша,как тебе удается абстрагироваться? Я иногда пытаюсь,но получается с трудом.Мне жаль малыша,надеюсь ты его «вытащил» и спас от наших «ЛЕКАРЕЙ».

    • Светлана:

      Согласно » Закона о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 1992( действующего и поныне),осмотр и лечение несовершеннолетнего ребенка до 14 лет у психиатра осуществляется только с согласия его родителей или законного представителя. Матери, отца,в случае их отсутствия- официально назначенного опекуна. Зачем его нарушать врачу, прекрасно знающему как сам закон, так и негативные последствия его несоблюдения!?? Кто привел ребенка к врачу, кто выкупал лекарства,кто выпаивал таблетки, кто еще и еще раз приводил на контроль, жаловался на неэффективность лечения? И не говорите мне , что мать не умеет читать, аннотации к препаратам всегда есть в упаковке, что эффект от препаратов был сразу незаметен ( уж от галлоперидола сразу заметен!!!),и т.д.и т п….Никто не видит роли матери и ее родителей в болезни хлопчика, а ведь пост об этом! Ребенка надо было спасать от его МАТЕРИ!!

    • Маняша, я…пытался помочь ему, но…в-общем, не все однозначно в этой истории. Наберись терпения.

  7. Гриша, поздравляю с первой рекламой в блоге!

  8. MARINA:

    Светочка я свами полностья согласна,иногда детишек НУЖНО спасать от их «воспроизводителей».Это у взрослых сопли -значит грипп,орз.А у детей все срабатывает на ментальном уровне,не уделяешь мне внимание,значит провоцируем заболевание.Четко и ясно,я только с годами поняла почему я длительно и тяжело болела в детстве.

  9. MARINA:

    ГРИГОРИЙ я как,КАА в маугли вся в ожидании.

  10. MARINA:

    Зачем палить меня?

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Кто хочет разбогатеть в течение дня, будет повешен в течение года».
    Леонардо да Винчи
    Реклама