Живые и мертвые.

Другой же из учеников Его сказал Ему:
«Господи! Позволь мне прежде пойти и
похоронить отца моего». Но Иисус сказал
ему: «Иди за Мною, и предоставь мёртвым
погребать своих мертвецов».
(Евангелие от Матфея 8:21,22).

Часть 1. Мертвые.

скорбьЕсли вам не нравится, когда посягают на ваши базовые ценности, не читайте эту статью. Я предупредил. Почитайте лучше аномально-сентиментальные откровения моих коллег-блогеров из виртуального созвездия NewBlogStars. О вышивании, или физкультуре, или журнальчик с карамельно-умильным названием «Блог хозяюшки-душечки», автор которого полагает уикэндное совокупление с кухонной плитой и стиральной машиной наивысшей добродетелью современной женщины. Женщины пухлой, сытой, в пушистых тапочках, наивной и эротичной этой наивностью. Кустодиевской женщины среди гортензий и баночек с корнишонами. Женщины, пахнущей мылом с резедой и с большой попой. Женщины, хоронящей себя заживо. Кухня — кладбище. Я уже начал  посягать на ваши базовые ценности?

С возрастом все больше  отмечаю в своем черепе наличие идей, больше походящих на бред реформаторства. Всю жизнь  работаю с несчастными, заблудшими, потерявшимися и нереализованными. Чаще всего получается. Но масштаб не тот! Сколько я могу вылечить людей за свою жизнь? Пятьдесят? Сто?  Как Раневская-мачеха в «Золушке» говаривала: «Эх, жаль, королевство маленькое, развернуться негде»! Вот они и появляются. Идеи. «NowHow».О том, как сделать человечество (в целом) счастливее. Савонаролла, мать его! Только вот незадача — человечество не хочет (не знает, не способно, не может, не мыслит), что можно «коптить» как-то иначе. Что можно вообще жить без копоти. Сопротивляется человечество. Сторонится гедонизма. Полагает, что жертвенность, страдания и сопутствующий им пафос — та же добродетель, что и уход в бытовуху.

Есть в моей иглокожей биографии один одиозный факт. У моих знакомых он вызывает интерес-смятение.  Да, оказавшись в конце восьмидесятых безработным доктором, без пенни в кармане, я пошел работать… на кладбище. Кем? Ну не директором, и не покойником многоразового использования. Гробокопателем. Иду по улице, уволенный из клиники без выходного пособия.По тридцать третьей. С печалью.  Persona non grata. Встретил пациента бывшего. Он предлагает работу могильщика. Я посомневался, было. Да есть очень хотелось. Вот я и стал сотрудником муниципального ритуального предприятия. Это вообще занимательная история. Подробности поведаю как-нибудь в другой раз.

Работаю я на кладбище. Не сразу, конечно, могилки получались аккуратные. Но у меня наставник был хороший, алкаш дядя Вова (1-ый могильщик, как у Шекспира в «Гамлете»). Обучил, матюгаясь. Ах, как он дивно сквернословил! Сен-Санс! Золотой фонд!  С тех пор я такого контекстного мату не слыхивал. Загрущу, бывает. И много лет спустя вспомню Вована. Как он слово «блядь» произносил! Да и не повторишь и письмом не передашь. Как-то с хрипотцой, с подкашливанием, на выдохе: «Ба-а-ллля-я-я-я-ть»! И сразу хорошо сделается. Вот-вот, будто рождаешься, оживаешь сразу. Ни агрессии в этом мате, не пошлости. Гимн мирозданию!

За пару месяцев копания  достиг я совершенства (2-ой могильщик). Как у Ильфа и Петрова: «Что ни гроб — то огурчик»! Работы тогда много было. Конец восьмидесятых, говорю же. Разборки бандитские. Много тогда молодых братков сложило свои белы косточки в могилках собственноручно мною в земле обустроенных. Работа тяжелая, да бесхитростная. Выкопал-закопал. А денежки хорошие. За покойничков народ платит не торгуясь. Сколько скажешь, столько и выкладывают. Покойничек, он же — святой.

ангел скорби

Стоишь, бывало, на лопату опершись кистями рук и подбородком,  ждешь, когда речи пламенны в честь усопшего закончатся. Закопать бы поскорее. Полстаканчика «горькой» теплой. Пирожок с капусткой или рисом.  А там и следующий на подходе. И снова стоишь с лопаткой-то с неподветренной стороны, чтоб лишний раз смрад разложения не вдыхать эстетским носиком, и слушаешь там: бла-бла-бла. Какой Иван Петрович был человек хороший. И какая несправедливость, что коварная смерть вырвала из наших рядов и снова: бла-бла-бла. Эта патетика, она только в центре похоронного стада, ближе к «жмурику». На периферии процессии «провожающие» про усопшего всякие гадости говорят. Что не такой, уж, он и хороший. Что жене изменял, обижал подчиненных и пил «Камю» с местным авторитетом. В сей же момент приходил в голову чеховский «Оратор»: «Когда гроб опускали в могилу, жена даже крикнула: «Пустите меня к нему!», но в могилу за мужем не пошла, вероятно, вспомнив о пенсии».

Работая на свежем воздухе, физически, я подокреп, подкачался, одна незадача — «мать сыра земля»- знаю не по наслышке, большую часть времени приходилось работать в брезентовой робе и резиновых сапогах*. Нахождение в последних, как сами понимаете, хорошему настроению не способствует.

Как-то не сразу, месяцев через девять, посетило меня: «А для чего вообще нужны кладбища»? Нет, понятно, что от тел, пока мы их не научились перерабатывать на что-нибудь полезное, надо как-то избавляться. Усопшими выглядим мы  убоже, чем при жизни и чем хотели бы. Но не захотел человек жить, или не смог, так просто, ведь, тоже не умирают. Умер-шмумер. И что? Зачем же продлевать его виртуальное существование, бросаться еще много лет на могилки, в которых ничего нет, понимаете, ни-чи-во. Даже следа от того человека, которого вы знали, любили, ревновали, или ненавидели. Биомасса. Довольно не аппетитная. Отчего  ж не так: умер, поплакали-поскорбили, утилизировали. И все! Ну, дома с фотокарточкой можно поговорить, если больше не с кем. Во сне с ним погутарить.  Лучше разговаривать с живыми. Можно найти живого, которого также можно ненавидеть или преследовать. Любить тоже можно. Это же просто неприлично, как долго мы не отпускаем наших мертвых в те места, в которых им положено находиться по статусу!

Я все понимаю, ритуальная индустрия — это крутой бизнес. Вроде индустрии развлечений, только со знаком «минус». Скорбь, как и веселье, хороший повод подзаработать. Я не мешаю никому зарабатывать. Пусть даже на скорби или чувстве вины, которое  зачастую испытывают к усопшему. Однако, это чувство вины — вторично. Оно возникает из-за ненависти, которое вызывает в нас покойник. Да, на самом деле, он нас бесит. Он нас бросил. Оставил. Не шевелится. Не разговаривает. Отвергает, одним словом.  Сволочь! Как он смел сдохнуть?  А я как же? Но!  Еще древние завещали: «О покойнике — либо хорошо, либо — ничего». Нет, злиться нельзя. Ни в коем случае! Эту злость-вину я должен чем-то компенсировать! Конечно! Отличные похороны! Гроб в стиле «хай-тек». А памятник…памятник такой забамбасим! Стеллу! Триптих! На последние! Голодные будем сидеть, а мраморную глыбку, что облака крестиком (могендавидом, полумесяцем) цепляет,  поставим. И будем приезжать. Сначала чаще. Потом реже. Потом совсем забудем. Только вздыхать. Надо бы проведать. Давно на кладбище не были…  А зачем его проведывать? Лежит себе и лежит. Никого не беспокоит. Не то, что при жизни. И вы его не беспокойте. Никто его не украдет. Не Чарли Чаплин! Сказали, прощаясь: «Покойся с миром»! Слово надо держать. Оставьте покойника в покое.

Кладбищ я не посещаю. Не вижу смысла. Не ухаживаю за могилками. Не вижу смысла. Наверное, перестал ненавидеть тех, кто меня бросил. Не испытываю перед ними вины. Наверное погосты моих близких заросли бурьяном. И ладно? Мне намекают-де, нехорошо. Чё люди скажут? Это меня интересует вообще в последнюю очередь. Я до сих пор помню  всех своих ушедших, в чем-то благодарен им. Ненависть сменилась иронией. Любовь — теплой улыбкой. Обиды — снисходительностью.

Отпустите же их. Если за той чертой что-то есть, хорошо, они примут новые формы и содержание. Если нет там ничего, тем более отпустите, пусть в никуда. Продолжение общения с теми, кого уж нет, бессмысленно и опасно. Бессмысленно — потому, что  мертвым мы  не интересны. Они умерли, потому, что потеряли интерес к нам, к жизни вообще. Опасно, потому что вы зря теряете время. Его у нас не так уж и много. Немного времени, когда интересна жизнь. Впрочем, если вам  нравится  проводить уикэнд на кладбище, дело ваше. Если вам нравится общение «назад», ради бога! Если вам нравится любовь «назад», флаг в руки! Но, повторяю, на кладбище ничего интересного и полезного нет. Я там работал. Я в курсе.

Будь моя воля, я бы отменил некрополи. Куда девать тела? Уничтожать безвозвратно. Превращать в пепел. В пыль! Чтобы у живых — никакого соблазна поклоняться останкам. Общаться с фантомом. Один знакомый эпилептик предложил мертвых свозить на Луну. Не выход. Скорбящие  тогда будут на нее выть, как волки. Эти истерики будут собираться в кружок и выть. Ребята, скорбь дело индивидуальное и очень интимное. Интимнее секса. Интимнее интимного. Когда она показная — это не скорбь. Спектакль. Кладбище — сцена.

Если  я сдохну раньше вас, не хороните меня в землю. Ну, пожалуйста. Развейте по ветру. И не нойте. И не причитайте. А поскорей забудьте. Цитируйте меня без ссылки на первоисточник. И найдите другого такого же хорошего парня. Только живого. Говорите с ним. Обсуждайте что-нибудь, спорьте. Любите его. Можете заняться с ним сексом. Даже  оральным! А если я приду к вам во сне, смело можете послать меня на …. Считайте это моим завещанием.

Часть вторая. Живые.

—        Доктор, возьмите меня на терапию! Мне нужно наладить отношения с отцом! У меня хроническая обида на отца. В детстве он бил меня, когда надо и не надо. Я никак ему этого не могу простить!

—         Не можете — не прощайте. Для чего вам необходимо простить его?

—         Как же…всю жизнь злиться на отца?

—         Конечно. Способность чувствовать, и злиться, в-частности, свойство всего живого. Человека и гамадрила, крокодила и кальмара.

—         Вы тоже на кого-нибудь злитесь, доктор?

—         Конечно. Не так много людей, на которых я не злюсь.

—         Это вам не мешает жить, доктор?

—         Абсолютно не мешает. Но если человек причинил мне какой-то вред,  я на него злюсь.

—         А на родителей злитесь?

—         Только на маму. На то, что она стареет. На папу — бесполезно. Он давно уже умер.

—         Он обижал вас в детстве?

—         Даже лупил. Но я на него не злюсь. Бессмысленно злиться на мертвых — они не отвечают.

—         И что вы делаете со своей злостью?

—         Ничего. Ну…есть она и есть…

—         А предыдущий терапевт мне сказал, что пока я не прощу своего отца, не будет мне в жизни счастья.

—         Если честно, Святослав, не вижу никакой связи между несчастьем тридцатилетнего мужика, успешного адвоката,  и папой-садистом, в детстве этого адвоката. А, кстати, вы так и не сказали, в чем, собственно, заключается ваше несчастье.

—         О, доктор, у меня море проблем. Во-первых, я луплю собственного сына, во-вторых, свои отношения с отцом в детстве я переношу на других мужчин. Если человек богаче меня, или продвинутей, общение с ним вызывает у меня страх.

—         А кстати, Святослав, кто вас, симпатичного чернявого смуглого татарина назвал Святославом? Когда вы представились по телефону, я ожидал увидеть могучего русого голубоглазого витязя, а увидел тонкого и изящного потомка Чингисхана? Почему не Тамерлан или Тимур?

—         Меня так назвала бабушка…а какое это имеет значение?

—         Гораздо большее, милок, чем вы можете предположить. (Рассказываю анекдот про крещеного еврея в бане: «Вы, Абрам Моисеевич, или крест снимите, или трусы оденьте»). Сколько лет вашему сыну, Святослав?

—         Шесть…

—         Скажите, не могли бы вы сделать следующее: когда вашему…отпрыску исполнится восемнадцать, дать ему толстую пачку евро и хорошего пинка, импульса которого ему как раз хватило бы, чтобы попасть за границу, поступить в университет. Пинок  вдогонку сопроводите фразой: «Чтоб я  больше тебя никогда не видел»!

—         Нет… не смогу…

—         Это почему же, Ярослав?

—         …Святослав!

—         Ой, прошу прощения, конечно же,  Святослав. Так что же вам мешает выполнить мою скромную просьбу?

—         Ну…как это? Никогда больше не видеть? Я люблю его…я хочу, чтобы он иногда приезжал ко мне…внуки, там…

—         Подождите, если вы его так любите, то зачем лупите по делу и без дела? Нелогично. Да-с. Я вас очень сейчас удивлю. Мне даже придется нарушить клятву Гиппократа о неразглашении врачебной тайны. На прошлой неделе у меня был ваш отец. И когда вы, 10 минут назад в моей исповедальне открыли рот, меня начало преследовать ощущение «дежа вю». Как ваша фамилия?

—         Валитов.

—         Как зовут вашего отца? Ильнур?

—         И-ильнур…

—         Так вот, все совпадает, то же самое, практически из слова в слово, он поведал мне. Его отец, ваш дедушка, мир его праху, тоже истязал Ильнура в детстве. Прежний психотерапевт вашего папеньки, я даже думаю, у вас был один и тот же доктор, также посоветовала ему простить своего отца, чтоб жить счастливо.

—         Вы говорите правду, док?

—         Стар я, врать-то.

—         Что же нам всем делать?

—         А каковы ваше теперешние отношения с отцом?

—         (задумывается)…формальные…холодная война….

—         Заканчиваем холодную войну и разрываем дипломатические отношения. Не нужно общаться с человеком, что должен являть средоточие мужской заботы и ласки, а вместо этого лупцует вас все ваше детство.

—         Но он же отец!

—         Отец — пиздец-ц! Какая разница! Если бы какой-то другой человек издевался над вами в прошлом, вы стали бы его прощать и поддерживать с ним отношения?

—         Нет…

—         А Ильнур-то чем лучше?

—         Но он же отец!

—         Что вы заладили: отец…отец… Это — навязчивость.

—         А узы крови? Тоже навязчивость?

—         Тем более. На самом деле никаких уз нет. Я же сказал: навязчивость. Навязанное, то есть. Эти «узы» придумали люди. Место, где восходит солнце, эти люди назвали «востоком», они же сакрализовали кровные отношения. Может быть, эти глупости придумали инопланетяне, и инфицировали нас ими. Кровные узы — это способ эксплуатации человека-человеком. Отец — это не алиби. Вы же юрист. Никому и никогда не позволено ис-тязать ребенка. Тем более — отцу. А если он это навязчиво делает, потому, что его тоже колотили в детстве, то он должен быть наказан отсутствием общения с таким приятным парнем, как вы! Или к Паше Астахову, разводящему,  обратимся?

—         Вы странные вещи какие-то говорите…предыдущий терапевт даже в церковь сходить рекомендовала, молиться…отца простить.

—         Хуже не будет. Можете и в церковь.

—         Уже ходил…не помогает.

Распятие. Гиперкубическое тело.—         Не всегда работает…И потом, вспомните, как Бог обошелся с Йовом. Помните, что он сказал бедному Йову: «…не знаю, видимо ты разозлил меня чем-то». А когда мать Мария окликнула Иисуса и позвала его домой, он произнес: «Нет у меня матери, а отец мой — Отец Небесный.

—         А как же «возлюби мать и отца своего»?

—         Библия — очень хорошая книжка. Допускает множество толкований. Но не надо вырывать из контекста Писания удобные фразы. Это — спекуляция. Гомосексуалисты, например, считают Иисуса «своим»…, находя в тексте  подтверждения своим комплексам. Хотя…маловероятно. Геи, как раз фиксированы на матерях, отрицая отца. И потом, Иисус — сын Божий, вы — сын смертного, что превратил ваше детство в кошмар. Всевышний тоже «издевался» над своим дитятей, их отношения — квинтэссенция «садо-мазо», но, повторяю, вы — не Иисус, так что, слезайте с креста, и займитесь чем-нибудь полезным.

—         Ну с отцом ладно…подумаю…но с сыном…расстаться навсегда…?

—         Мысль не оригинальна, но дети — они…не наши.

—         Как это? Сын — мой!

—         Нет не ваш! Хрена лысого! Ваша жена сначала поработала инкубатором в физическом смысле, теперь для него вы — психологический инкубатор. По достижению совершеннолетия,  даете ему стартовый капитал. Это тоже входит в понятие инкубации, и безо всякого сожаления с бэби расстаетесь. Впрочем, можете разрешить ему приехать на свои похороны. Но это — чистейшей воды формальность. Пусть он живет своей жизнью. Не контактируя с человеком, что «мочил» его в детстве. Не требуйте любви и благодарности назад. Мол, мы тебя родили, метали икру над твоей кроваткой, когда ты болел, ты уж приедь, проведай стариков. День Благодарения. Индейка с клюквенным соусом.  Дудки! Пусть передает эту любовь вперед. Своим детям. Они — своим детям. И так далее. Только так вы сможете разрушить этот порочный сценарий «избиения младенцев», что передается в вашей семье из поколения в поколение.

—         А как же привязанность?

—         Она необходима лишь младенцу в первые месяцы его жизни. В дальнейшем — она паразит!

—        !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

—         Наше время подошло к концу…

—         Доктор, а может мне еще сходить на расстановку по Хеллингеру, там примиряют людей с их родственниками…даже умершими…

—         Не думаю, что дружить с покойниками — хорошо,  тогда уж лучше сразу — на кладбище. И там — «возьмёмся  за руки, друзья»!

Смиренное кладбище.

___________________________

сапоги резиновые* Основное преимущество резиновой обуви — защита от воды, одновременно является ее недостатком. Человеческая стопа «чувствует» себя в резиновом сапоге, мягко говоря, «не очень»… Да и внешний вид этих изделий оставлял желать лучшего. Вот именно — «оставлял». На вопрос гетевского Фауста об отсутствующих копытах, Мефистофель с усмешкою отвечал:  «Идет прогресс, а с ним меняется и бес». Да-да, новейшие технологии и дизайн проникли и в эту, казалось бы, тривиальную область людского быта. И для уха непривычно: «резиновые сапоги модные«. А можно, чтобы и уху, и глазу и ноге было приятно? Можно. Хоть сейчас.  Можно и женские, и детские, и мужские. А в таких дизайнерских резиновых сапогах, как на на фото, вы чувствуете себя уже не сельским тружеником, а, как минимум, ковбоем из американского вестерна, в исполнении несравненного Клинта Иствуда.
Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

81 комментарий
  1. lev:

    насчет того что хорошо бы всех умерших кремировать я полностью согласен…сколько прекрасного места освободилось бы способного пренести радости ныне живым

    • Лёва, со свободными территориями у нас в стране, как раз без проблем. Сплошные свободные территории. Куда не кинь взгляд — одни территории. Больше ничего. Ни заводов, ни пашен. В этом смысле, для погоста место найти не сложно. Я о другом пространстве. Я — о расширении личного пространства каждого человека, что может быть освобождено для индивидуальной эволюции человека, без фиксации на людях, что стали уделом прошлого и родственников, с которыми просто может быть не интересно, или, даже фатально общаться.

      • Надежда Шилова:

        С личным пространством согласна. Много «мусора», которое занимает наше время. Нужно расчищать сознание и расширять его. Статья как всегда (или чаще всего) резкой, может быть кому-то покажется. Но для себя как и везде нужно выбрать важные вещи, слова и дальше с усвоенным опытом, надолго не останавливаясь)))). Впереди еще много интересного. Про ушедщих и живущих родственников в ранних статьях уже писала. Во многом согласна. Хочу только добавить, что род он и есть род. Мы можем с ними не общаться по ряду причин, но помнить нужно. Мое мнение.

  2. Виталий:

    нету у меня, видать, базовых ценностей)…
    может, хороня-почитая мертвых люди (типа авансом) пытаются продлить свою пусть не жизнь — существование (хоть на долю процента невиртуальное)
    если «кухня – кладбище», тады док, судя по некоторым постам, некрофил…

    • Я не «фэн», я — любитель. И никогда не делаю из еды культа. Вот, например сейчас сварил итальянский соус из очищенных томатов в собственном соку, чеснока, свежего базилика, натертого имбиря, сахара и чили. Залил им итальянскую пасту (широкие ленты), полил маслом грецких орехов, посыпал пармезаном. Плюс стакан вина. Время приготовления — 10 мин. Это мой обед. Теперь — сиеста.

  3. Виталий:

    «человечество не хочет, сопротивляется»…дык сам знаешь, основной системный закон (без которого и не было бы человечества)…оно еще и тебя, нарушителя-разрушителя законов, как инородный вирус полечит

  4. Fus:

    После смерти хочется просто исчезнуть. Превратиться в воздух. И всё.

    • Ишь, размечтался! Как бы не так! В воздух! Вонять, значит, не хочется?

    • Voroncova:

      Я тоже думала о кремации. Обсудила эту тему с коллегой по работе, которая значительно меня старше. она сказала, что эту тему изучила и, если я это надумаю, то обреку своих близких на муки. Гроб с телом придется везти в другой город, т.к. в нашем крематория нет. Живи, говорит до тех пор, пока здесь построят.

  5. Виталий:

    странно звучит — после смерти хочется

  6. Виталий:

    а в чем беда в сочетании Святослав Ильнурыч?…тож анекдот вспомнился: паспортный стол, — «вы кто?», — «Иван Говно», — «чего хотели?», — «сменить имя», — «на какое?», — «на Эдуард!»

    • У меня есть знакомая хохлушка — Параска Писька. Она очень довольная своей фамилией. Говорит, что «писька» звучит очень жизнерадостно. Представь себе, ей никогда даже в голову не приходило ничего поменять. Но с такой фамилиЁй любое имя будет выглядеть достойно. Например, для постоянных членов дискуссионного клуба: Григорий Писька, Вероника Писька, Ольга Писька, Виталий Писька, Хулиган Писька, ну, Raar-то, безусловная писька, но лучше всего для Воронцовой — Лариська Писька.

  7. Olga:

    Отчего тебя, Гриш, так волнует тема похоронная? Уже несколько постов ей посвящено, как мне представляется, примерно с одинаковой направленностью.
    Мне лично нравится буддистский подход — смерть воспринимается как праздник, все радуются, типа того, что человек переходит на более высокий уровень. Ну да какая разница, что там дальше, подход самосберегающий живых импонирует (в отличие от нас, христиан со страданиями и рыданиями на похоронах). Правда, есть одно «но» — они урны хранят в спальне, и передают из поколения в поколение…
    Кстати, мне почему-то нравится на кладбище бывать, разглядывать памятники — можно найти много интересного — как-то на Бугурусланском кладбище, пока подруга «общалась» с усопшим дядей, я от нечего делать тусовалась поблизости, нашла могилку с железным крестом с надписью: «Александр умер» и ничего больше, красноречиво, да? Как будто остальные здесь живы))))

  8. Виталий:

    вспомнил, только вчера сказал знакомому, который оправдывал опоздание, ссылаясь на спешность и важность похорон бабушки, типа «подумаешь ей-то куда щас спешить, а у нас простой» и был им непонят и осужден окружающими

  9. в среду я не пришла на похороны своего шефа. собиралась и не пришла. он меня и при жизни-то разрушал,а тут почувствовала, тусовку эту не потяну. до этого с ним прощалась, с умирающим, ноги ему массировала — просил. на похороны не пошла. то есть не пойти была объективная причина, но все эти причины — убеждена — возникают по нашему заказу. утром коллега сказала: «это как-то не по-людски, даже Кобзон нашел время приехать!»
    теперь все, кто крыл его последними словами при жизни и считал наследство, считают меня неблагодарной. а я думаю, что нафиг ему там на похоронах не нужна была. кобзон, может, нужен, я — нет. сейчас в офисе вместо елки стоит его портрет с гвоздиками. я его через стенку кожей чувствую. думаю, what for? memento mori? отрабатывать чувство вины? Фредди Мэркюри правильно сказал: show must go on… Эта пауза нужна, чтобы в себя прийти тем, кто ушедшего очень любил. все остальные, кто может обойтись без него, заняться своими делами, на похоронах не нужны, ибо они там ради тусовки, долга и банкета.

  10. lev:

    последний раз я проигнорировал похороны этак примерно полгода назад….может я тоже не делаю культа перед мертвыми….не чувствую вины никакой….

  11. Ну наконец-то, ведь можешь когда хочешь! Чуть меньше изысканности, чуть больше информативности и прочитать можно твой опус без перерывов на сон. Кстати, у меня статья была не то что бы 1-в-1 по идеям, но весьма похожа, может она тебя и вдохновила?
    Что же касается кладбищ, меня всегда умиляло одна вещь. Покойничков — то штабелями кладут. Проходит лет 70 и на месте 1-й могилки новую сооружают. Тебе как профессионалу косточки человеческие никогда не попадались во время землеройных работ?

  12. MARINA:

    Док.у и что,что копал,главное живых же не закапывал,а как иногда хочется не правдали?

  13. lev:

    может быть и есть конечно люди питающиеся чужим горем…не хотел бы я если честно быть с ними знаком..

    • О! Их, Лёва, гораздо больше, чем кажется. Поэтому, видимо, евреи говорят, что друзья познаются в радости.

      • Elena:

        если продолжить твою мысль и соединить ее с еврейской, то выходит, что друзья (в отличие от тех чудаков, что питаются горем на кладбищах) это те, кто питается твоей радостью. Искренне находя ее вкусной)

        • «Питаться» чужой радостью, бедная моя Леночка, это «высший пилотаж» эволюции человеческих отношений. Другими словами: радоваться за другого, как за самого себя. «Питающийся» горем отчужден от сопереживания ближнему, вампир. Питание чужой скорбью сродни злорадству.

          • Elena:

            Гриша, так ведь и я о том же, почему ты не понял. И я не бедная, потому что могу радоваться за другого, и у меня есть такие друзья. Со-страдание и со-переживание — такие же интимные понятия, как и скорбь, их не выставляют на показ. Их чувствуют в виде сказанных вовремя нужных слов, сделанных вовремя нужных дел. А о «вампирах», питающихся горем, еще Евтушенко когда-то писал:
            Но как нам от счастья не впасть в безучастность,
            Ведь каждый когда-то кого-нибудь спас,
            Как вечно спасает чужое несчастье
            От чувства несчастности собственной нас.

  14. Виталий:

    я до совешеннолетия не был ни на чьих похоронах — отец оберегал дитятку от травм (слышал упреки ему матери по поводу своиз близких)…тогда про мертвых не думал, мне казалось это ритуал для живых, позволяющий почувствовать свою связь — типа выпадающее звено цепи знакомит-соединяет-связывает оставшиеся…наверно потому, что сам не стремлюсь к этим связям, щас тоже практически не хожу и не поддерживаю мероприятия по обустройству погостов, разве что как водитель…

  15. Виталий:

    хочу качнуть еще не смотрел фильм, кажется, в тему — «Двигайся ниже»

  16. Виталий:

    а еще подумалось о Нобеле…живых стимулирует, деятельный покойничек)…

  17. Cветлана:

    Гриша,вот ты не подумал,почему сейчас как грибы после дождя растут социальные сети.Человек,наверно,не существует вне сетей(в широком смысле),привязанностей.
    В любовь родителей человек скорее верит,что хоть они меня любили.Это часто становится внутренним ресурсом;человека нет,а привязанность есть и опора в ней.По тому же механизму и вера в бога-«он моя опора»

    • Милая Светочка, социальные сети, как раз объединить могут людей по интересам, а не принуждают ходить на день рождения кузена, которого ненавидишь. Социальные сети — не эквивалент семейных уз, а как раз, наоборот. Я о том и говорю, что общность людей не должна быть регламентирована генетическим сходством, а чем-то иным. Интересом к джазовой музыке. Любовью к Пророку, кино, Апдайку, музыке Эдисона Денисова, etc. Кровные узы играли в незапамятные времена огромную роль. Родовые отношения были источником выживания этого рода в сложных природных условиях. Сейчас — объективно, мы лучше защищены от непогоды, бронтозавров и недружелюбных ребят из соседнего племени, стали дольше жить. Времена меняются и человеков должно объединять нечто иное, чем родство. Когда-то существовали даже кровные браки (я имею в виду царей, королей) — к чему это привело, мы знаем — к вырождению. У меня был знакомый, что сожительствовал со своей двоюродной сестрой. На мой вопрос: «Why»? он отвечал: «Она очень похожа на меня, руки такие же, ногти такие же, также кортавит слегка. Трахаешь, как будто самого себя»! Ты первая обратила внимание на «живую» часть моей публикации. До тебя все комментаторы, в-основном, обсуждали гробы и могилки.

      • Cветлана:

        Ну,да.Биологический эгоизм.Характерен,видимо,только для нас.Детских домов нигде нет,кроме нас: негативное отношение не к «своим»детям(в конечном итоге,это негативное отношение к своим детям)

  18. Виталий:

    только что с удовольствием посмотрел совсем не то, что собирался — «Человек с планеты Земля» — но очень в тему поста

  19. Док. а в Ипании сущесвовали сапоги для пыток,и галстуки,но вообщем ты молодец.Утром поздравляешь с днем рождения,а вечером пост помни о смерти.Я тебя просто абажаю.

  20. Voroncova:

    Вот уж не думал увидеть столько
    роз; это — долг, процент, неустойка
    лета тому, кто бесспорно должен
    сам бы собрать их в полях, но дожил
    лишь до цветенья, а им оставил
    полную волю в трактовке правил.

    4

    То-то они тут и спят навалом.
    Ибо природа честна и в малом,
    если дело идет о боли
    нашей; однако, не в нашей воле
    эти мотивы назвать благими;
    смерть — это то, что бывает с другими.

    • Ты, как всегда, изящна!

      • редко встретишь женщин, цитирующих Бродского…

        • Редко можно встретить женщину, цитирующую вообще кого-нибудь, кроме самой себя. Вы с Воронцовой уникальны! Но…это два медведя в одной берлоге. Но медведи! Не бактерии. Я уже давно смирился с вашими острыми язычками. Привык к канонаде, когда вы пуляете друг в друга. Дивные вы создания, цитирующие женщины…

  21. Любое искусство, особенно не совсем традиционное, всегда вызывало ожесточенные споры. Думаю, оно просто имеет право на свое существование, вот и всё!

  22. Супер! Огромное спасибо за такое внимание к моей карамельке блогу и моей попе. Своей обесцвеченной пергидролью головкой я не поняла, чем заслужила такой почет и уважение. Это ж надо! В первых строках своего поста спешу вам сообщить…
    Честно признаюсь, что столько буков не одолела, прочла первый абзац и пошла сношаться по очереди со стиральной машиной, плитой и получать оргазм исключительно от миксера, взбивая яйца, исключительно куриные.
    А потом, приняв валерьянки и улучив свободную минутку, между мытьем полов и подтиранием соплей у ребятишек, приду, торжественно обещаю, прочту до самого-самого конца, глядишь, прозрею и наваяю что-то более ценное и достойное внимания общественности.

    • Подчеркиваю, Таня, что это не просто совокупление, а совокупление в особо извращенной форме.

      • Ну вот, я так и знала((( Это уже не лечится. Пойду тогда заниматься развратом с утюгом, а потом все изложу в письменной форме и, прямо в блог, чтобы (голосом Мкртчана) оправдать высокое доверие.

  23. Привет, я тут новенький, будем знакомы :)

  24. Виталий:

    привет, новенький)

  25. Лена:

    Ё-моё, еще и реклама сапог…
    Пишете-то правду, но что-то тут не так…

  26. Вдова:

    А Вы когда-нибудь теряли того, кого по-настоящему любите? Ребенка, любимого, близкого друга? Да Бог, чтобы никогда. Когда копаешь могилы — ты всего лишь живая лопата, не более. Инструмент, получающий за свою работу немалые, часто просто неадекватные деньги. Наживающийся на чужом горе. Где Вам понять тех людей. Вы веселый и остроумный циник. Да, я согласна, иногда все это приобретает гротескную форму. Но люди часто ведут себя как дети. Они пытаются загладить хоть как-то, восполнить недолюбленное, недоданное… Не судите. Могилы предков нужны прежде всего нам, живым. Так было испокон веков, и не мы, ныне живущие, это придумали…

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Я не диктатор. Просто у меня такое выражение лица».
    Аугусто Пиночет
    Реклама