Главы трактата «АНОРЕКСИЯ».

Одно местное мужицкое глянцевое издание попросило меня написать статью (дорого) о чем-нибудь необычном. Это предложение характеризует «глянец», как культуральную тенденцию, склонную к эволюции. Я взял одну из глав моего, написанного еще в младые лета, фундаментального трехтомника «Анорексия»и предложил к публикации. Редактор почитала и опубликовала. Как приятно, что в «глянце» народ теперь может почитать реальные истории о реальных людях. Отфотошопленные боги и богини как-то поднадоели.

ИСТОРИЯ БРЭДА МАККАЛИСТЕРА, КОТОРЫЙ  ЕДВА НЕ УМЕР ОТ ЖЕНСКОЙ БОЛЕЗНИ.

Чисто мужская история (men only).

Старина Дублин  отлично сохранился, несмотря на преклонные лета свои.  Мудрый седой  кельт, нарочито строгий.  Полис-загадка с  интригующей сумасшедшинкой,  консервативный и томно молодящийся, в унисон всем  городам севера Европы.  Уютный и милый, как кот-мурлыка. Торжественно-пафосный, схожий с гигантским церковным  органом.    Особо занятен  в сумерки. Отсутствие истеричной рекламы на кирпичных фасадах, похожих на огромную  русскую печь.  Раздражающая, поначалу, неторопливость  жителей. Хотя… суетливость людская, скорее – отзвук простоватости, которая, как известно – хуже воровства. Даже меланхоличные полисмены — «себе на уме». Всё в Дублине «не слишком».

Ирландцы  говорят по-английски. Это удобно. Если вы мало-мальски способны на нем изъясниться.  Ни гэльский, ни ирландский не усладит слух ваш более, разве что в бесконечных балладах  Enya.  Отсутствие родного наречия  не мало не смущает  аборигенов. Подумаешь, язык потеряли! Как это в «Фаусте»? «Идет прогресс, а с ним меняется и бес»! Традиции  могут вполне себе, существовать  и без языка. Английский – практичнее. По приезде расскажу об этом знакомым удмуртам, что иногда, меж собой,  разговаривают на отнюдь не целомудренном суржике,  смеси их родного, и моего. Веселящего коктейля из кумышки и «смирновки».

Поддержанию национальной идентичности ирландцев дополнительно способствует активное, но с достоинством,  потребление виски. «Вода жизни», так переводится  с древнегэльского — «ушьке бэа». Напиток сей – история и культура Ирландии. Именно им  мы и заканчиваем  программу моего неофициального визита в страну трилистника. Мы – это я и Брэд,  мой ирландский кореш,  изумительнейший собутыльник, между прочим. Душевный drink-friend, порой, не меньшая удача, чем добрая спутница жизни.

— Еще один вариант… — говорит Брэд.

— Мне уже хватит, – произношу я нараспев, англицкое «инаф-ф-ф-фф».

— Не рассуждай, док,  пей! Это самое улетное пойло в мире!  Если ты  этого не прочувствовал – ты не был в Ирландии, – Брэд ставит на барную стойку два стакана. Один «олд фэшн»,  на треть наполненный бурбоном  цвета сентябрьских сумерек. Во втором же  — густым холодным мраком  манит   «Гинесс», правильно взболтанный, откупоренный и налитой. Поверх пива, как кольцо Сатурна кремовеют те самые, знаменитые жемчужные пивные «сливки». Иду на поводу: обидно, побывав в Ирландии, так и не побывать в ней.

— Брэ-эд, — умоляю я, — мне завтра лететь домой, и я знаю, что бывает после «ерша»….

— Вот и славно-о, — злорадствует Бред, —  опрокинул — и  отлетаешь безо всякого «Боинга»!

Его fly away звучит, как наше «перышко в зад – и попутного ветра»!

Господи, как по-английски «ёрш»? Забыл! Я путано, с помощью жестов и ассоциаций объясняю ирландскому товарищу, отчего  именем колючей мелкой  рыбешки русские величают ударную смесь  водки с пивом.   Объясняю, что значит  «деньги на ветер», и отчего «ёрш» действительно оптимальная инвестиция. Особенно во времена кризиса. От него Ирландию, скосило одной из первых.

Знакомлю потомка кельтов с отечественным алкогольным фольклором. Над чем-то он смеётся, что-то призывает уточнить. Его северная ментальность не находит ничего забавного  в российских   мантрах, вроде «быть давным-давно пора, между ножками стола», или «что-то ветер дует в спину – не пора ли к магазину»…

— Это не корректно… — возражает он.

— Не корректно — что?

— Не корректно, Грэгори, сравнивать русский «ёрш» и наш национальный коктейль.

Не от местного ли «ерша» уж много веков бузят ирландцы Севера? Нет, я помню кое-что из истории. Елизавета Английская. Королева-девственница-протестантка. Борьба с католической субконфессией. И все же!  Во время моего пребывания в стране, активисты ИРА с помощью гигантской мусорной машины взломали стену Национального банка и похитили 14 000 000 евро. Однако!

Опрокидываю виски, потом пиво. Теперь я точно побывал в Ирландии. Надо признаться,  «ирландский ёрш» заходит на удивление мягко, несмотря на предварительный  разогрев тремя doubl’ами бурбона.    Перевожу приятелю, отечественные идиомы «винтом!», и «как к себе домой»  на английский, как «turbulently» и «at home».

Остаток вечера мой радушный ирландец терпеливо доказывает, как чудовищно несовместимы русское пиво и  водка.  «Guiness» и виски  — мать и дитя.  Оказывается,  виски –  «пивной ребенок», а пиво — «мама бурбона».  Заливаешь в перегонный куб «Гинесс» – на выходе получаешь виски. Потом не менее трех лет в бочках.  Русская же водка и пиво –  родственники «седьмая вода киселе». У них нет понимания, уважения  и взаимопроникновения, что и вызывает утреннее недомогание различной степени тяжести. Да, Брэду очень нравится знобливая фактура  удмуртского слова — «мокмыр-р». На слух оно лучше отражает суть  похмелья, чем русский и, тем более, английский вариант.

Брэд – славный малый. Ему – 33. Он живет в Дублине. Владелец нескольких крохотных, почти древних,   магазинчиков, торгующих алкоголем. Торговец  открыл мне утонченный  мир  виски. Он смеётся: «И какого дьявола, вы, русские, носитесь со своей водкой? Она ж без вкуса и цвета. Только для коктейлей и годится»!  Научил наслаждаться ирландским аналогом.  Угощал  раритетными сортами. Заклинал не похабить виски ни льдом, ни лимоном. Пусть его так пьют понтоватые  «эмерикэнс»!  Но Ирландия — не только виски! Брэд показал страну, как она есть. Глазами коренного ирландца. Так,  и только так можно понять дух кельтов. Не из окон туристического автобуса – это, как водка без пива – деньги на ветер! Постичь ирландский характер  можно,  лишь общаясь с простым Irish.  Съездите, не пожалеете. Только сначала заведите ирландского друга. Уж, кто, а они умеют дружить. По-настоящему. Мы,  как-то… разучились.

Наутро я чувствую себя на удивление свежо. Мокмыр звенящий и бодрый, как звук волынки. После  завтрака с копченой бараниной,  Брэд  мигом доставляет меня в аэропорт. Прощальные объятия. Прощай, Брэд Маккалистер, гуд бай, Дублин, прощай Ирландия, здоровеньки булы, ирландские хлопци,  кашлявшие от моего  питерского, баснословно дешевого по их меркам,   «Мальборо»,  как чахоточная девица в последнюю весну. Эх, пацаны, жаль, что вы «Примы» не пробовали!

Мы нашли   друг-дружку  три года  назад. Как бы случайно.  Жена Брэда, Ксюша, удмуртка, меж прочим, и бывшая моя коллега, привезла Брэда в Ижевск, чтобы познакомить с родителями, и, представить последним,   трехрехлетнего  внука – Брэда младшего.

Пока удмуртские бабушка с дедушкой истязали юного Брэда Брэдовича перепечами, табанями с зыретом и  сахарными кокроками с клюквой и калиною, Ксения решила протащить Брэда старшего по местным врачам. Я, особенно в последние годы, очень был невысокого мнения о  здравоохранении, и полагал, что нет ничего слабее нашей медицины.  Оказалось, что есть. Ирландская. Мы – не одиноки!   Бред-старший был болен несколько месяцев  болезнью без имени и диагноза. Исхудал за это время на 22 кэгэ!  Супруга   развила, по приезде, кипучую деятельность по выявлению источника  критической потери веса.   Ни рака, ни туберкулеза,  у ирландца местные эскулапы не нашли. Физически здоров. Но худеет. Ксюша попросила  меня об одолжении поглядеть своего Брэдушку. Так и зовет, на русский лад – Bredoushka.

Мне кажется,  я сносно «спикаю»  по-английски. На базарном  уровне. Но мне все равно нужен  переводчик. Для чего?  Одновременно думать,  говорить и понимать на чужом языке  затруднительно. Для этого нужно долго жить в иной  среде. Бытовой, непринужденный, ни к чему не обязывающий треп – пожалуйста.  Ксюха на  роль «толмача» годится, как нельзя лучше. Во-первых, она – жена, то есть человек ближайшего окружения. Во-вторых, много лет прожив в Ирландии, она лихо шарит по-английски. В третьих, Ксения, хотя бы и  давно,  служила психологом и может уточнить специфические нюансы. И потом, муж и жена – одна сатана,  неважно, российская,  эта  сатана, или ирландская.

В назначенное время парочка сидит против меня.  Ксюша, как европейская дама,  прекрасно ухожена, выглядит моложаво.  Со вкусом одета. Давненько мы с ней  не виделись.  Почти не изменилась. Она посещала, в свое время,  мои семинары в медакадемии.

С Брэдом – что-то не то. Он    производит   тягостное впечатление.  Вял,  демонстративно апатичен и раздражен. Одежда,  будто с чужого плеча.  С  недоверием смотрит. Глаза его грустны, лицо страдальчески непроницаемо. Кого-то он мне напоминает? Да, точно — вылитый ослик Иа.

То, что я сейчас услышу — печальнейшая история. Если вы любители  забавных историй, шоу Петросяна и «Камеди клаб», чтение лучше не продолжать. Но, увы, из веселых историй, как правило, ничего полезного для себя не выжмешь.

За три  месяца Брэд потерял треть своего веса, трех очень близких людей и собаку трех лет от роду. Прежде скончался его семидесятитрехлетний отец.  Третий инсульт. Потом умерла родная сестра Мэри. Ей было всего тридцать семь. В могилу ее свел рак. Третьей стадии.  И, совсем недавно, скончался младший, двадцатитрехлетний братишка, Джеффри. Он  был злокачественным  алкоголиком. Перед самым отъездом в Россию,  неожиданно, в Долину Вечной Охоты, сбежала любимица семьи,  ньюфаундлендиха  по имени Тринити. Вот какие тридцать три несчастья  приключились с этими милыми людьми. В моем повествовании обилие троек.  Что это? Случайное совпадение? Происки злодейки-нумерологии? В любом случае – тройки создают некую зловещность. Кроме того – их семья состоит из трех человек. Ксюша – третья жена Брэда. Брэд – третий муж Ксении. Мы трое в моей приемной. Ирландия – Страна трилистника и т.д. «Три» — мужское число. Догадайтесь сами,  почему.

Уход близких –  трагедия в жизни любого – ирландца, русского, удмурта. Горе объединяет. Это понятно. Жизнь этой средней европейской семьи превратилась в одну сплошную похоронную процессию. Кстати, Брэд – протестант. Религиозные традиции и ритуалы протестантов удивительно схожи с нашими, православными.

Брэд,  в первом акте трагедии, жаловался на отсутствие аппетита. Ел мало.  Заставлял себя. Прежде-то он был гурманом и весельчаком. Сам дивно готовил, даже лепил пельмени и чебуреки. Позже,  аппетит, как будто восстановился, но, вечерами,  парня  истязали приступы изнуряющей рвоты.  Не удивительно, что парнишка так  сдал.  Брэд принимал дорогущие антитошнотные препараты, назначенные дублинскими эскулапами. Тошнить перестало. Рвать продолжало. Без тошноты. Без предупреждения. Без — «кто не спрятался – я не виноват»! Это ужасно. Каждый вечер он занимал выжидательную позицию подле унитаза, который англосаксы фольклорно именуют  «джоном» («Ванька»!).

Ко мне, доктору из  глубинки, Брэд отнесся настороженно: Ксения показала его всем спецам, и убеленным профессорам медицины и удмуртским ведьмам. Все  высказывали разные предположения. Давали разношёрстные рекомендации. «У семи нянек»…

Отвечает односложно. Поза его, лицо и, особенно  глаза,  говорят: «Кончайте скорее. Я устал». Задаю ряд неудобных вопросов,   на первый взгляд, не имеющих никакого отношения к страданиям ирландца. Бедняга не ведает, что я понимаю английскую речь и без Ксюшиного участия. Он тихо спрашивает: «Куда ты меня притащила? Что это за контора? Странный врач,  что у меня  спрашивает  про срыгивание в грудном возрасте. Это, что – секта какая-то»?

Прежде, чем супруга пытается объяснить Брэду,  опережаю ее (по-английски, конечно): «Это не секта, мистер Маккалистер. Это ижевский филиал ИРА». Для русского уха это звучит  также, как: «Вы в местном представительстве северокавказских сепаратистов». У каждого своя Чечня.

Брэд смутно  улыбается. Прежде – колючие и серые, глаза его становятся добрее.    Он теплеет. Включается в общение. Контакт? Есть контакт! Он переспрашивает:

— Doyouspeakenglish?

Я показываю глазами «фифти-фифти». Если честно, то «эйти-твенти», в пользу английского. Ирландец из вежливости отмечает моё хорошее  произношение.  Произношение-то, на самом деле, так себе.

Это – анорексия. Болезнь, в-основном, женская. Убийца юных дев. Хворь гламурная, экзотически распиаренная «глянцем». Ей, будто-бы,  подвержены хрупкие модели, звезды шоу-бизнеса и прочие старлетки. Это не совсем так. Ею болеют и доярки, и дворничихи, и проститутки, и,  вы не поверите — даже главы администраций и единоросски.  Просто среди представителей этих, весьма уважаемых профессий, процент озабоченных телосложением – гораздо меньше. Почему? Доподлинно не известно, то ли девушки, склонные к анорексии, почему-то, не идут в трактористы или зоотехники, то ли профессия подиумной дивы играет роль провоцирующего фактора,  в возникновении смертельно опасной болезни дам, легитимно торгующих телом.  Погибают они даже не от истощения, а от нарушения обмена веществ, вызванного рвотой. Врачи аноректиков не любят. Врачи, вообще, любят больных, у которых ничего не болит.

Но тут… молодой симпатичный ирландец? До знакомства с Брэдом, я вообще , ни сном, ни духом, не ведал, что с мужиком может случиться такое безобразие. Допускаю, что  я находился под влиянием стереотипа о «женскости» болезни. Анорексия – разновидность истерии. Истерия до Фрейда считалась сугубо женским занятием. Доктор из Вены впервые описал несколько случаев истерического невроза у  сильной половины  человечества.

Во время  двухчасового разговора с ирландской парой,  проясняя, через Ксению,  положение, в котором оказался дублинский виночерпий, обращаю внимание, что она,  не совсем корректно излагает супругу мои соображения. Нет, к содержательной части перевода у меня претензий нет. Но интонации, обертоны и акценты, так сказать, того, что докладывается Брэду, несколько  отличаются от моих. Я-то понимаю, что еще несколько месяцев вечерних посиделок в обнимку с «джоном», и от нашего Bredoushki ничего не останется! Женщина переводит мои рассуждения…как бы это сказать…more softly.

Смягчает жесткие места, притупляет острые  углы, расшатывает краеугольные камни. Я вижу, что Брэд,  в том же недоумении, что и я. Ему так же странно  видеть меня, темпераментно брызжущего слюной, машущего руками, жестикулирующего, и слышать  медитативный  английский лепет переводчицы «на ухо». Диссонантно!

Я интересуюсь  о причинах этого, явно обескураживающем несоответствии. Отчего, например, я говорю: «Мистер Маклаффлин, ваше состояние таково, что вы можете стать следующим в очереди на тот свет, если не принять соответствующих мер», а переводится, как: «Брэд,  в следующий раз вы можете столкнуться с тем, что ваше состояние будет плохо совместимо со здоровьем». Что это за фокусы-опусы? То за самопальщина? Паленый перевод? Напоминает  хороший американский фильм, над которым, в особо извращенной форме надругались переводчики-маньяки. Например, в «Докторе Хаусе» хирург выходит из операционной,  сообщить  родственникам скорбную весть:

— She didn’t make it…

А как переводят наши толмачи? Они переводят: «Она не делала этого». Произвол! Это – устойчивая контекстная форма. И означает: «Она не справилась».

— Что за дела? — спрашиваю Ксюшу, — что за кавардак? Если я говорю: «Не будешь лечиться – сдохнешь,  для чего нужно вилять хвостом? Языком, то есть. Переводи, как есть.

— Мне кажется,  ты очень резок, — возражает Женщина, — он столько пережил… я пытаюсь оградить его от …  он – не чужой мне человек…

— Тех, что ушли, милая, мы уже не вернем, но можем постараться не потерять этого, — я киваю в брэдову сторону, — он не понимает, что с ним происходит.  Я стараюсь  разбудить, его. Вызвать в нем праведный гнев, вызванный роковыми обстоятельствами! Гнев – это обычная реакция на потерю. Инфантильная, но закономерная. Или будешь переводить, как следует, или…

Из меня-таки рвется наружу грузинское: «Молчи несчастная, когда мужчина говорит – горы молчат, а болотные кочки – тем более», но одергиваю себя, не желая терять союзника (зачем нам еще одна потеря?):

— Ладно, я сам с ним поговорю! Как-нибудь…

Брэд внимательно следит за нашей, с Ксенией, перепалкой. Ни хрена, конечно, не понимает, по-русски-то! Виновато улыбается. Я мысленно отодвигаю Женщину, и, почти императивно, произношу:

— Брэд Маклаффлин, то,  что с тобой происходит, заслуга жены.  Женщина так устроена. Как только начинаешь терять контроль над ней,  она начинает тебя жалеть, делать слабым. Сами бабы (woman) считают себя людьми второго сорта, потому, что мы их считаем таковыми. Свою «второсортность» они пытаются компенсировать, улучив момент, когда мы с тобой растеряны, подавлены. Когда жизнь (в данном случае – смерть) бьет нас по башке!  Вместо того, чтобы сказать: «Держись пацан! То,  что произошло – жуткая несправедливость, хреновейшая из ситуаций (fucking situation)! Но мы преодолеем! Я с тобой! Don’t Give Up!», они начинают с нами нянчиться. Твоя слабость порождает в Женщине какое-то нездоровое материнское чувство. Она, вместо адекватной поддержки, подмывает твои мужские первоосновы, начиная относиться, как к ребенку. Ты впадаешь в регресс, в детство. А именно дети злятся на покойников: «Почему ты меня бросил?», в отличие от взрослых. Взрослые скорбят, а не гневаются! Ты должен отпустить всех усопших, не злиться. Мир их праху! Рвота – симптом символического несварения, непринятия ситуации трагической информации. Ты не можешь  смириться. Ты когда-то совершил ошибку, дав почувствовать Ксении себя неполноценной. В России она работала, была прекрасным спецом. У нее была обширнейшая практика. Преподавала в университете. Теперь она сидит дома, у тебя «на хвосте». Варит супы, сопли вам с сынишкой вытирает. Первое, что ты должен сделать – отправить ее на заработки. На эти, пусть небольшие деньги, малОму можно нанять няньку. Я понимаю, в Ирландии, муж, уважаемый человек, не может позволить женщине работать. Это традиция. Но тут – особый случай. Не дело превращать вольную птицу в окаменелого археоптерикса (опять археоптерикс!. Пусть она чувствует себя полноценным членом общества. Пусть трудится. Пусть не по специальности. Она перестанет утверждаться за твой счет, жалеть тебя и унижать!

Во время моей пламенной речи во имя женской эмансипации, Брэд слушает меня внимательно, но с удивлением. Ксюша же постоянно встревает, иногда не по делу, пытается что-то  шлифовать, лебезить, уточнять, смягчать…

Так бывает не часто, но бывает. Я  услышан. Обоими. Вечером у тёщи,  Брэда не рвало («Мимо тёщиного дома»…), он даже наелся всяких удмуртских яств. Но пару дней ходил задумчивый, как бы разговаривая сам с собой. Ночью ему снился сон, будто он в огромной белой комнате, пронизанной солнечными лучами,  где трое его любимых людей и лохматая собака. У всех  хорошее настроение, все весело болтают, и живые, и ушедшие. В-целом,  расставание прошло дружелюбно.

Нынче Брэд  чувствует себя хорошо. У Брэда Брэдовича — русская нянька. Ксюша – хозяйка сувенирной лавки, сдает тесты на работу психологом. Скоро они пригласят меня в гости. Остальное вы уже знаете.

Рассветный Дублин скрывается из виду. Мы летим над изумрудно-зелеными полями Ирландии. Скоро – море, потом – Москва…

P.S. Мужики! Жизнь преподносит порой чертовски неприятные сюрпризы. Можно потерять деньги, работу и  даже трехлетнего ньюфаундленда. Уверяю, что вместе с любимой женщиной возможно преодолеть невозможное, если, наконец,  вы переведете ее из когорты «сервис-персонала» и «сексуального партнера»  в разряд друга, искреннего и равного среди равных. Избави вас бог, даже думать о том, что бабы – дуры.  Они – не дуры,  просто иногда, они, подыгрывая нам,  ими прикидываются. Дабы ослабить нашу бдительность. Взять реванш!

 P.S.2 (не «сониплейстэйшн»). Люди! Учите английский! Любите английский! Не доверяйте переводчикам, даже если переводчик – ваша жена. Тем более, если переводчик – ваша жена.

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

93 комментария
  1. Светлана:

    Видала пару парней с нервной анорексией. Не модели, не танцоры. Оба активно отрицали голодание. Помню одним, уже в состоянии кахексии, активно перепинывались психиатры с терапевтами. Терапевты проиграли, поскольку у клиента были серьезные изменения биохимии и КЩР. Самому ему было без разницы, где лежать. Чем дело кончилось — не в курсе. Но жен у них не было — мамани рулили состоянием. Психотерапия их вообще не интересовала.

    • Их, как всегда, интересовала смерть, Света. Да, у Брэда мама была та еще британочка!

      • docMAS:

        Люди!учите удмуртский!Любите удмуртский!не доверяйтесь переводчикам-удмуртам, особенно при знакомстве с семьей будующей жены-удмуртки,тем более, если переводчик-Ваша будующая жена, которая удмуртка! да и вообще никому не доверяйте!

  2. Mарина:

    Ну ты это загнул,второсортные МЫ,а ВЫ первосортные?

  3. Татьяна:

    Григорий, грех не влюбится в Ирландию после твоих описаний.

    • Грех, Таня, не влюбиться в виски!

      • Татьяна:

        ..и в кельтов)

        • Ну-у-у…они очень своеобразные…кельты. Считают себя белой костью и чистой расой. Что спорно. Мы с тобой, черт-те знает,Танюш, какая помесь, и что? Но Брэд не чистый ирландец, нет, в том смысле, что он очень аккуратный и хорошо пахнущий, но у него папа ирландец, а мама — англичанка. На мой вопрос, как же они потеряли родной язык, жмут плечиками, хихикают. Аналогичное явление наблюдал у грузин. Мегрелы считают себя средь всех грузин — белой костью, чистой линией, но не имеют собственной письменности, хотя язык, диалект мегрельский, имеется. Пьянствую со сванами, которые смеются над мегрелами: «Какая они белий кост? Ани алфавит свой патэряли». Да, собственно, какая разница? Возьмемся за руки, друзья!

  4. Александр:

    Всем привет. Я новенький, хотя мне уже полтинник. Заехал в тему случайно, но понравилась авторская подача. С автором лично не знаком — не предвзят… Как субтильный мужчина я часто переживал по поводу своей худобы. Многие советовали жениться. Я боялся, что буду похож на друга, который ранее тоже был спортивным и поджарым. А сейчас, когда я разглядываю его фото с малолетним сыном, восседающем на пивном животике, мне хочется подписать: «А дочку я рожу сам!» Но боюсь, друг обидится. К чему я это о женатом друге? К тому, что, мне кажется, есть жены, которые разрушают мужей. Причем через их пищеварительную систему. Механизм мне не совсем ясен. Но почему-то готовлю я себе всегда сам. И не из чувства брезгливости, а из-за какого-то суеверного страха. Женщины, кстати, очень любят мою кухню. И я даже воскресил одну анорексичную модельку, как дровосек Несмеяну, предложивший ей хлеб с луком.

    • Шурик! Новенький полтинник, лысина блестящая, что ли? Хлеб с луком — это метафорическое отображение секса? Да…и слово субтильный….м-м-м…давайте поменяем на «изящный»….как Гермес….легкий и подвижный. Только Гермесам под силу справиться с анорексией! Я сам не изящный, я сам — шкаф, медведь, бас-саксофон…но в душе-то я легкий, сам видишь, читал же… По поводу пожирания мужей женами у меня много публикаций, погуляй по сайту, почитай, набредешь…

      • Таль:

        Тяжело мне даётся Ваша лёгкость, сэр… Нелегко двигать шкаф, в котором сидит медведь и играет на бас-саксофоне.

    • Александр:

      Новенький я здесь, а голова объемная от волос, в отличие от тела. Изящными в моей профессии называют геев, я все же настаиваю на субтильности и гетеросексуальности, хотя чем черт не шутит — не пробовал, не знаю. Насчет моих жил без жира мой доктор в Китае говорит: «Сухое дерево дольше стоит». По сайту погулял. Мне очень понравились про Давида колыбельные. Про наркомана с бутылочкой и бальзаковских дам, коих у вас на сайте предостаточно. Дамы эти мне тоже понравились — можно открывать сайт знакомств.

  5. Таль:

    Всё хорошо, что кончается… а если ещё и хорошо…

    Кстати о виски… Я тут недавно в присутствии 2-х ирландцев, шотландки, израильтянина и 2-х шведов объяснял эстонке, кто такой Св. Патрик. Честно сказал, что он — шотландский раввин, который принёс ирландцам виски, но тем показалось, что напиток слишком крепкий и стали разбавлять его чернилами кальмаров — так родился Гиннесс. С тех пор ирландцы пьют его в День Святого Патрика и смеются над шотландцами. Хорошо, что у ирландцев и шотландок всё в порядке с юмором (в отличие от ирландок и шотландцев, — необъяснимая вещь).

    • Да мудные они собутыльники, ирландцы, шабутные…

      • Палыч:

        Вспомнил, как ты мне зимой рекомендовал запивать виски гинессом. Не успел попробовать. Пришел ребенок, выпил остатки и закусил борщом)) При случае обязательно попробую. Кстати,продающийся у нас гинесс, наверняка отличается от тамошнего ?

        • Таль:

          Палыч, попробуйте лучше Блек Велвет. Гиннесс пополам с шампанским брют де брют. Агрессивность воина ИРА гарантирована.

          • Ой-ой-ой, Таль! Аккуратнее! Палыча от обыкновенного «Жигулевского» с «Путинкой» тянет на баррикады!

          • Палыч:

            Спасибо Таль)), пожалуй не стану ставить такие эксперименты. Я, бля, после общения с некоторыми клиентами, без всякого Блек Вельвета готов ИРА возглавить(местного пошиба,разумеется))

          • Палыч:

            Ну что ты, Грэги. Таракой мой щеловек))! Ныне меня тянет на употребления для отдохновения, а не для вооружения «решимостью»

        • Нашенский Гинесс как-то мягковат, что ли? Впрочем, как и Кока-кола. Разбавляют, должно быть…

  6. Mарина:

    Док можешь петь дифирамбы сколько угодно.Но твоего Ирландца,кажется в детстве малость не долюбили.Вот он и попался в УМЕЛЫЕ ручки удмурдки и скис.

  7. Фриц Гешлоссен:

    А сколько по времени длились сеансы? В случае с ТАнюшкой, мороженым с коньяком и бразильской Хуанитой потребовалось время и значительное приложение усилий.

    • На все про все ушло 12 часов работы. Понимаю, кажется нереальным. Клиент дошел до ручки, готов тебя услышать, вот и быстрая терапия. Думаю, что Брэд усек ассоциацию меж североирландскими террористами и собственной супругой…

      • Фриц Гешлоссен:

        Я почему-то так и подумал, что ключевой была фраза про ИРА :-) Еще на прощание для усиления нужно было ему пожелать умереть в свободной Ирландии.Все равно удивительная скорость. Может потому, что он мужик и кельт на самом деле, только подправить нужно было?

        • Татьяна:

          Мужик-кельт подошел близко к краю «пропасти». Его не надо было уговаривать лечиться.

          • Фриц Гешлоссен:

            Да, понимаю, в синий цвет покрасился и изрубил анорексию Кладенцом. Танюшка только что-то придуривала и требовала уговоров при своих тридцати килограммах и близости могилы. Может быть разная тяжесть протекания, пол или менталитет (смешное слово :-))

          • Да, Тань, соглашусь, это очень важно — дойти до ручки. Начинает «работать» все, что угодно: заклинания, психоанализ, кофейная гуща, моча молодого поросенка…

          • Палыч:

            В синий то, вроде братаны шотландцы красились. Или,по соседски, один хер..

        • Про ИРА — это спонтанная фраза, я ее брякнул не подумав. Вроде «пошел ты, кельт гребаный на ….Альдебаран». Но искренность и язвенность моя послужила, вроде «мостиком» между умирающим кельтом и бодрым, но раздраженным эскулапом. Первоначально ирландец меня жутко раздражал. Вроде и выглядел как-то жалко и в то же время я пожалел, что согласился на этот интернациональный сеанс: ирландец, удмуртка и я (х… знает, какого роду-племени). Он, как будто приговорил себя, что ли… Что касается свободной Ирландии…с этим сложно…собственно они живут на юге — в независимом государстве. Север — британский, и Англия все время подванивает. Получить Ирландскую визу…надо пройти через ад издевательств со стороны визовых офицеров, хоть и в режиме он-лайн.

      • Фриц Гешлоссен:

        … нисколько не умаляя Вашего таланта, мэтр.

      • Виталий:

        12 часов я бы отнес к длительной терапии…вероятно из-за скудности моего профбагажа

        • Длительная терапия — 12 лет! Было и такое в моей практике.

        • Фриц Гешлоссен:

          Фрейдист доктор Казаков сократил продолжительность классической терапии, доктор Некрасов в этом вопросе пошел еще дальше.

          • Виталий:

            дык не доктор я…и не классик

            • Фриц Гешлоссен:

              Да-да, как в анекдоте про тараканов — «Я совсем один живу». Причастны же к психоанализу, тем не менее, брутальный атлет Виталий?

              • Виталий:

                к брутальности и атлетизму — слегка, в основном благодаря доковым постам, к психоанализу — и вовсе не причащался

                • Фриц Гешлоссен:

                  Все мозги разбил на части, все извилины заплел :-) Я неверно истолковал термин «профбагаж», видимо;
                  при этом док, постоянно усматривающий проявление гомосексуализма у культуристов, причастил вас к атлетизму и брутальности … Ваш образ стал еще загадочней.

                • Представляете, Фриц, народ, читающий мою бложатинку, тем не менее, бьет челом в личку, вопрошая, где найти этого волшебного доктора Некрасова? Я им говорю, он не доктор, а авантюрист и демагог, вроде Калиостро, все равно хочут его, а не меня (скупая муж. слеза).

                • Виталик, не нада песен, чувак! Причастился… причастился «Иднакаром». Раз пил со мной, хотя бы раз, всё! Испачкан фрейдизмом до основ, до фундамента (так понятнее, согласно твоей второй профессии).

                • Фриц Гешлоссен:

                  Поди женщины, в основном, в личку-то стучат, они должны вестись на такое немногословие, лаконичные комментарии, еще и в стихах со сдвигом в нерифмованные хайку (или как их там эти японские вирши) и снова в закулисье. Весь в тумане и домысливании :-) Использует, злодей, ваше журнальное пространство, mr.Gregory, для своего тончайшего пи-ар’а.

                • Фриц, Виталий за все заплатит, и за утонченный пиар — тоже. Он — как Березовский говаривал, «пользуйся чужим», еще умудряется хамить мне в открытую, как та Моська из басни. Никто мне перечить не смеет, как классику местной психотерапии, признанному авторитету, так сказать, Слону, а этот — хоть бы что…прощаю пока, уж больно симпатишен.

                • Виталий:

                  фрицевский интерес к моей скромной персоне, надеюсь, не культуристический

                • Виталий:

                  первая, вторая…кто их считает…профессии вообще не обязательны (из симпатичных — рантье))…мне и приставка типа «dr.» ни к чему

                • Фриц Гешлоссен:

                  Нет, интерес не культуристический. Проекции. Напоминаете вы мне, Виталий, насколько правильно я проанализировал свое поведение, маёва папеньку, вот я и цепляюсь. Постараюсь больше так не делать.

                • Виталий:

                  все чаще напоминаю папенек…не только дяденькам

                • Виталий:

                  все еще цепляюсь за папеньку…фрейдист бы сказал — эдипов комплекс

                • Фриц Гешлоссен:

                  Нет, тут другое, я думаю. Просто мой родитель настрогал детей от разных жен и теперь хочет выступать в качестве этакого патриарха-производителя, по-отечески взирающего на всю свою поросль, благодарно сидящей за общим столом с самоваром и прихлебывающей чай из блюдец. Это несколько расходится с моим пониманием семьи и нормы в целом. Даже если бы совершенно посторонний человек вдруг захотел, чтобы я относился к его детям как к братьям и сестрам, то это бы меня возмутило не меньше. Если это эдипов комплекс, то связь уж очень опосредованная, на мой взгляд. А если мой отец не оплатил бы проезд в автобусе, обругал кондуктора и я бы по этому поводу начал возмущаться, то тут так же — страх оскопления и сексуальное влечение к матери объяснило бы мой протест?

            • Косит под дурочку…так проще…

  8. Mарина:

    И каким это ВАС АЛЕКСАНДР ветром прибило на наш форум? В интернете хватает сайтов знакомств.А у нас «междусобойчик».

  9. Nino:

    Отличная позитивная статья, немного приглаженная под массового читателя, как мне кажется))))отдельное грацие за минипогружение и ирландский колорит. Очень хочу туда…Грегорио Валерьевич, а что же делать если мужчине не нужно дружеское плечо и адекватная практическая поддержка, а хочется вот этих соплей и переживаний, которые просто не могу из себя выдавить..что же есть жалость? Как не свалиться ни в унижение посредством нее мужчины либо наоборот в равнодушие. Может быть по роду профессиональной деятельности (юрист) я превратилась в законченный сухарь и не способна на проявление милосердия…но я же тоже жалости к себе не прошу и не хочу.

    • Нино! Мало ли чего клиент (муж — тоже клиент) требует? В твоей профессии ты апеллируешь к закону, так? Основной закон психологии: будь адекватным, синтонным, созвучным. Ну, померли родственники и собака, так? Папа — старый, сестра — раковая, брат — алкоголик. Все эти смерти — выбор тех, кто помер. Что касается Брэда, то он, бедняга, считал себя виноватым в смерти каждого из родни. Я ему рассказал еврейский анекдот, который заканчивается: «Умер-шмумер, главное, чтоб здоровье было». Супруга его, хоть и психолог (да, если честно, психологи в своей личной жизни совершенно не пользуются тем, что вешают на уши клиентуре) прокололась, обозвав меня сволочью (по-русски). Не надо брать мужа на ручки и убаюкивать. Как в американских кинухах: «Вместе мы справимся». Насчет прилизанности статьи, это точно, статья прилизана, набриолинена и зашлифована «Гинессом». Ты же не сухарь, ты — реальная.

  10. Mарина:

    Я не против новеньких,наши перепалки,это так…,Я вообще белая и пушистая.Док мечтаю посмотреть Ирландию в воотчию с тобой!

    • Палыч:

      Мариночка! Ну тогда, Грэг, точно ничего, за Вашими прелестями не увидит. Кааак Казак, употребит Блек вельвета и отправит Вас одну, домой. Может даже в сложенном виде и посылочном чемодане))

    • …и нарезаться Гинессом, Маня.

  11. Mарина:

    Ну Палыч,это ты со зла!Грега Я просто не воспринимаю как мужчину,он для меня как подружка,старая сплетница, между прочим,там жила когда-то.Док ты забыл,по Грофу когда,дышали я ведь там и бродила,по вересковым полям.А нарезаться я уже не могу,печень уже на та,что 25 лет назад.

  12. Палыч:

    Мариночка ! Ну с какого, в корень, зла ? Я ж комплиментарно пытался выразиться.. Нуу значит неудачно…
    И, кстати,если эт Вы ассистировали Грэгу в зебре, а потом резко пропали и обнаружились в европах, то я Вас оч хорошо визуально запечатлел))Прям в деталюшечках))

    • Mарина:

      Палыч фото в личку пришли я тебя может и вспомню!?

    • Палыч:

      Маловероятно, что вспомните. Столько лет. Я помню — молчаливую, с милой улыбкой и чертиками в глазах девушку( пергидролевый перебор, на удивление, не портил). Слегка плюшечку, в образе дюймовочки)) Грэг, потом, оправдывал. Мол кесаренок. Никогда не знает, куда понесет в следующую секунду.
      У меня, есть давнишняя прятельница, Лена Бурдули(папа грузин), оч Вы с ней похожи. По манере общения.Способная увлечь,иногда супротив желания))Даа, Грэг вот ко всему с умом подходит. Я б, в те времена, точно не удержался…. Так, приятней ?))

      • Mарина:

        Палыч это точно не Я!Малость перепутали меня сударь с другой.Я на дюймовочку не похожа.Всегда подтянута,90-64-90.Даже сейчас в свои года.Больше похожа на Багиру.

      • Палыч:

        Я ж говорил, годы…Яяяпонские..

    • Палыч:

      Хотяя, наблюдения свои я вел в течении одного часа.Помню столько деталей. С кем попутал то , Гриш ?

      • Mарина:

        Нет Палыч ее Ольгой или Светой звали пупсик такой,барби док.мне отказал.

  13. Фриц Гешлоссен:

    Пересматривал в обед «Отступников» с Николсоном, Ди Каприо и Дэймоном и там по ходу фильма Фрейду приписывают цитату, что ирландцы — единственные, кто не поддается психоанализу :-). Григорий Валерьевич, если не переврали классика, то тут или кровь Брэда была сильно разбавлена английской, либо вы переплюнули Фрейда.

    • Ну, до проницательности классика, Фриц, нам еще пока далеко. Да и метода тут иная была. Но за обедом лучше смотреть что-нибудь жизнеутверждающее. Вот, хоть шоу Джейми Оливера. Про отступников? Крайне слабый фильм, несмотря на количество звезд в нем. Стареет Мастер.

  14. Фриц Гешлоссен:

    Последую вашей рекомендации и сравню эффект от Отступников и Джейми Оливера за обедом.

    • Фриц! Необходимо, видимо, опубликовать список литературы (для грамотных) и видео (для прочих), употребляемых вместе с пищей. Я публикую, вы, все мои читатели, пробуете на себе, потом пишете стандартные отчеты (унифицированные) о том, как то, или иное произведенье искусства отражается на пищеварении. Статистически обработаем полученные данные и дадим общие рекомендации. Как отражается чтение советских газет до обеда — это к Булгакову. Но вот, например, как влияет Дашкова на вздутие живота и блеск кала (или глаз, хотя блеск глаз в прямой зависимости от блеска кала, тусклый кал — тусклые глаза), как сочетается с разными продуктами. Возможно, в-дальнейшем создать курсы для подготовки кино- и литературных сомилье, безусловно, дорогих специалистов, что подбирали бы, страждущим, и каждый раз индивидуально. Надо написать об этом статейку для «Вонтеда» http://www.wanted-fs.com/ г-жи Плехановой, она любит такие штучки.

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Искусство любят те, кому не удалась жизнь».
    Василий Ключевский
    Реклама