ПАМЯТИ ДОКТОРА ГИЛЬОТЕНА…

Хотелось бы поделиться грустными мыслями, что навеяны  созерцанием пластиковой коробки с копченой рыбкой.

Надо признать, что креативщики ижевского хладокомбината работают не с холодком, а как раз с огоньком, раз сочинили такую агрессивную этикетку! Не знаю, какая муза вела их, но  «мойва обезглавленная», будет куда как помаркетинговистей, чем, скажем, «мойва безголовая». «Безголовый» ассоциируется с «безмозглый». Кому понравится закусывать чем-то безмозглым? Есть еще вариант старой доброй «мойвы б/г», но б/г навевает воспоминания об «Аквариуме», в котором мойвы, как известно не живут. Вернее, мойвы может быть и жили, но их туда не пускают разнообразные меченосцы, гуппи и петушки. Вообще трудно представить себе какой-нибудь престижный офис с гигантским аквариумом, где водилась и плодилась бы мойва. И предостергающие объявления: «Просьба соблюдать тишину. Идет нерест мойвы»! В тех офисах, где мне приходилось бывать, аквариумы вообще заменены корейскими плазмами с плавающей тропической экзотикой. Вернемся к пресервам. До заката Советской власти мойву вообще не ели. В северных рубежах России на эту противную рыбешку рыбаки (fishers) ловили треску(cod). Так сообщает В.Даль. Когда самые читающие люди в мире, обладающие самым-самым аппетитом в мире, сожрали всю рыбу из рек, прудов, озер и прибрежных морей, то КПСС вынуждена была познакомить свой народ с видами рыб, в цивилизованных странах считающихся несъедобными, переведя их в разряд, сначала — условно несъедобных, потом — условно съедобных. Эти рыбы стали желанными гостями за столом советских строителей светлого будущего. Фундаментом этой зари человечества стали обсосанные скелетики бедной мойвы. В те времена ходило такое стихотворение (слова народные):

Серебристый хек женился,

Пристипому в жены взял,

У них дочка народилась,

Ее мойвочкой назвал.

Хек уехал за границу,

Пристипома умерла,

И осталась на прилавке,

Только мойвочка одна…

Прочие, реликтовые  породы рыб, семгу, осетрину, и, представьте (ха-ха-ха) даже тощую, как Наоми, горбушу, народ уважительно величал обкомовскими блядями (или блядьми?). Ну, а горбушу-то так за что? Только потому, что она «красная», что ли?

Удивительно, мойва, несмотря на «условную съедобность» пережила 90-е и сохранила свое присутствие в рационе статистического среднерусича, который пытался строить светлое империалистическое будущее. Ничего не вышло. Вы ж понимаете, на мойве в него не въедешь. Теперь наш человек уже ничего не строит, не пашет, осваивает материнский капитал, рожает плоскоглавых путинят, да мойву хавает.

Обезглавленость мойвы напоминает  о французской революции. Жертвы революции в консервной банке! Жил тогда доктор Гильотен. Что он был за врачеватель, не знаю. Но в пору массовых казней, ему показалось сущим архаизмом отрубание головы топором. Долго, нудно, не всегда удачно. Если палач был с похмелья, или того хуже, пьян, или по анатомии у него была двойка, бывало, промахивался. Или рубили не то, что надо. Попадал впросак! Или любопытствующую толпу обагрят кровью преступника. Да и капризные ребята были, эти заплечных дел мастера. Казнить надо было пол-Франции, палачей с хорошей квалификацией недоставало. С профессионалами всегда туго, и тогда, и теперь.

Вот, коллега Гильотен и сконструировал машинку для декапитации (decapitatio -лат. — обезглавливание). Так сказать, в лихие времена задал стандарты и поставил дело обезглавливания на поток. Даже палач очень низкой квалификации, практически сопляк, мог отрубить вам голову быстро, качественно, и отделенная от туловища, она выглядела в этом случае вполне пристойно. Любой, умеющий дергать за веревочку, способен бы теперь выполнить работу палача без лишнего пафоса. В желающих «попробовать» себя в роли легитимного убийцы недостатка не было.  Линия отреза была ровной, аккуратной, без лохмотьев — хоть на операционный стол, и пришивай заново! Говорят, что головы, отрубленные таким гуманным способом еще с полминуты вращали глазами и шевелили губами. Возможно торопились сообщить о своих ощущениях прямо из корзины. То есть, каково это, голове быть отдельно от остального? Площадная публика быстро теряет интерес к расчлененке. Толпе интересен лишь живой, которому вот-вот «дадут по шее».

Если верить Гюго, и в случае с гильотинированием случались накладки, то нож был туповат, то механизм был смазан не тем солидолом, то запчасти контрафактные китайские. Иногда казненные мучались, истекали кровью, визжали, как недорезанные. Приходилось палачам как-то выкручиваться. Иногда им объявляли выговор с занесением в личное дело. За халатность, за беспорядок на рабочем месте. Иногда наказывали франком. Особо гордые уходили рубщиками мяса на рынок.

Самое поучительное, что Гильотен, сам-таки угодил под машину, им изобретенную. То есть обезглавлен гильотиною. Это все равно, как если бы легендарный Калашников застрелился из автомата Калашникова! А Макаров из пистолета Макарова, а Шмайсер …. Что-то я расчувствовался. Пойду-ка кофейку выпью,  покурю. Где моя сигарная гильотинка? Вас же оставляю наедине с казненной народной любимицей. Копченой. В масле. Это вкус и запах Родины. Это «жидкий дым» Отчизны. Приятного аппетита!

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

18 комментариев
  1. Светлана:

    Что-то взялся ты за рекламщиков. Прям вплотную, и прям за самые тонкие их места. Там где мозг должен быть. Правда они не исправятся, как ни ругай. Общество плотно на игле потребления сидит, а рекламщики лишь рассказывают о возможностях этого. В красках и не очень. За наши деньги. Но есть надежда что от твоей просветительской работы у некоторых граждан иммунитет появится.
    Я никогда не могла есть «нашу» консервированную рыбу. Ни селедку соленую, ни скумбрию копченую, ни чего сушеного-вяленого. Мне кажется, что никакого вкуса, голимая соль, а я очень мало соли потребляю. До сих пор. Вот у свежей рыбы, сырой, чуть подкисленной соком лимонным — да, имеется приятный вкус. Но у нас нет такой хорошей свежей рыбы.
    Мойвы у нас в доме вообще не бывало почти, пару раз может покупали и запах сей вовсе не ассоциируется с запахом родины.

    • Да-а… Вместе с мойвой, из среды нашей выжившей из ума интеллигенции улетучились и последние остатки патриотизма. Не ест она мойву! Все хавают, этой психиатрине, свежак подавай. Вот, погодите, цены на нефть упадут, мойву будете вспоминать, как первую любовь.

  2. Палыч:

    Жара. Жармень. Холодная мойва. Холодное пиво. Все средства хороши от атонии.Все средства хороши.Кроме декапитации ))

  3. Voroncova:

    Насколько я помню из своего первого образования пресервы — это рыбные консервы, которые не стерилизуются. Изготавливаются из свежей или соленой рыбы, причем здесь копчение? Они имеют срок дозревания и стандарты разделки, а также стандарты названий разделки. М.б. сейчас и нет. Но эта этикетка вообще не вызывает доверия, как и содержимое. Хотя речь, конечно, не о рыбе была…

  4. Marina:

    Док я присоединяюсь к Свете,что ты до них цепляешься,должен хоть паршивый но рекламщик денег заработать,я вот иногда таки раз в год могу мойвочку с пивом,таки ничего.А иногда вспоминаю про кильку,скверная была закуска.А как с водочкой шла …

  5. Ильдус:

    После долгого перерыва прочитал последние морепродуктовые посты с иллюстрациями. Посмеялся. А насчет мойвы — можете счесть меня последним сиволапым шариковым, но все равно признаюсь в любви к крупной жирной свежемороженой мойве, собственноручно пожареной в сливочном масле после подсаливания и обваливания в муке!

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Кто хочет разбогатеть в течение дня, будет повешен в течение года».
    Леонардо да Винчи
    Реклама