Любовь, попкорности раба…

Крестовый поход за нравственность.

Кадр из фильма "Ромео и Джульетта".Не помню точно, но, по-моему, пацаны из класса в тот день взяли меня на «слабо». С рождения,  мамки-папки-бабки-дедки-няньки  уделяли особое внимание моему кормлению, тут еще попал в волну акселерации —  на физкультуре я стоял первым. Вымахал, и в свои тринадцать, вполне мог сойти за шестнадцатилетнего. Физик, который меня почему-то не любил, называл «коломенской верстой» и ставил трояки. Предатель-голос, он выдавал меня. Еще не окончательно мутировавший, то писклявый, то хрипловатый, свинячий такой. Ни лидером, ни, как говорят нынче «ботаном», я не был, а сами знаете, в том возрасте уже хочется чем-то выпендриться. Я и поспорил со Славкой, что меня в кино пропустят. Славка ростом был очень маленький,  хулиганистый, вечно у меня списывал, двоечник. Теперь он попом в Сарапуле работает. Добывает хлеб в поте лица своего.

В те времена, разрешите напомнить, все кино делилось на детское, взрослое и очень взрослое. На детское пускали за 10 копеек. На взрослое – за 25, на афишах написано было, так филигранненько : кроме специально детских сеансов. Это ж надо, обротик такой кинобюрократический сочинить! Фильмы до 16 лет (50 коп.) были пределом мечтаний. Советские психологи и педагоги полагали, видимо, что именно в шестнадцать, не раньше и не позже, дитя совершает символическое грехопадение, и навсегда изгоняется из Эдема целомудрия. После шестнадцати дозволялась тяжелая индустриально-сельскохозяйственная киноэротика отечественного производства (ну, дети откуда-то же берутся?), и легкая, но сильно кастрированная цензорами, импортного разлива.  Несколько особнячком стояло(!) кино дружественной нам прежде Индии.  Индусам, как известно, даже целоваться на экране не разрешалось, и сексуально напряженные моменты в их фильмах разрешались, как правило, ниоткуда взявшейся громкой музыкой и мяукающими песнопеньями и совсем неэротическими танцами в садах с пышной тропической растительностью. Отчего страна — цитадель кама-сутры, так щепетильна и лицемерна в вопросах кинолюбви, мне не ясно до сих пор.

Показной аскетизм  власть предержащих, денно и нощно заботившихся о соблюдении морального кодекса строителей коммунизма, компенсировался тем, что старшие ребята, на вечерних дворовых посиделках, рассказывали в вольной манере младшему поколению содержание столь редких тогда европейских и американских лент, делая особый акцент на злачных эпизодах, кое-что, приврав.  Это было частью полового воспитания.   Именно на улице мы получали инфу об интимном мире взрослых, причем в дюже циничной и вульгарной форме. А преисполненный нежнейшего, хоть и убийственного романтизма  «Ромео и Джульетта» Франко Дзефирелли, который только и смотреть-то в 12-13, был в значительной степени выхолощен руками-ножницами кинобенкендорфов и подавался с подливкой «дети до 16 лет не допускаются». Пожалуйте к столу, ребятки. Одни объедки! Чудная была страна.  Шекспир — только после 16-ти. Он же ср-шенно подростковый писатель!

Потеря девственности… Дубль первый!

После уроков я, Славик, и еще несколько ребят выдвинулись в направлении кинотеатра «Спутник», для проведения операции по моему внедрению на киносеанс с очень взрослым фильмом. Я остерегался, что Славка сотоварищи освищут  и ославят на весь мир, если меня тормознет  билетер. Подходим к кассе, стараюсь «басить». Так. Билет куплен. Начало сеанса через 20 минут – это ж  целая вечность. Парни все время меня подзуживают. Я еще больше нервничаю. «Ладно, не ссы»! — говорят.

Господа, барабанную дробь, пожалуйста! Я иду на взрослое кино! Блин, контролерша, отрывая билет, даже не смотрит на меня, ей наплевать на мою нравственность, мне на свою — тем более. Прохожу в фойе-йе-йе-йе-йес-с-с-с! Оборачиваюсь. Завистливые физиономии одноклассников остаются позади. Мелкие свиньи! Шайка салаг! Они  не радуются моему достижению, угрюмо переминаясь с ноги на ногу. А еще минуту назад были «могучей кучкой».

Хожу среди взрослых людей, рассматриваю фотки актеров советского кино, даже не иду в буфет: что я, маменькин сыночек, что ли, пироженки-мороженки, петушки на палочке? Звонок. Второй. Третий. Я в зале. На дневном сеансе народу немного. Фильм про Франсиско Гойю. Маловато, видимо, почитателей  у испанского художника в провинциальном городе Воткинске. Фильм, как сейчас помню, назывался «Обнаженная маха». Кто такая «маха», было не важно.  Но слово «обнаженная» действует  в 13 лет на великого мастурбатора завораживающе-гипнотически-возбуждающе, как слово «бентли», на  пятидесятилетнего.

Вначале крутили киножурнал «Новости дня».  Мне больше нравился «Фитиль», он был цветной. Я с нетерпением ждал, когда же черно-белый Брежнев перестанет смачно, чуть ли в засос,   целоваться с таким же черно-белым Чаушеской.   Хотелось  настоящей любви!  Неоднополой!   И без обезьянок, собачек,  Айболитов и генсеков.   И вот он,  священный миг настал!

Из кинотеатра я вывалился совершенно охреневший от увиденного. Было ощущение,  будто девственность моя утеряна окончательно. Все, милый, ты мужчиной стал.  Удивительно, но «группа поддержки» караулила меня тут же, в скверике у кинотеатра, лижущей мороженое.  «Ну, чо»?- спросили они недоверчиво-завистливо все почти хором. Меня ж понесло, как Остапа…

После этого мои визиты на взрослые фильмы стали регулярными, я стал не последним парнем в сверстничьей среде.

Кадр из фильма "Обнаженная маха"

Сексуальная контрреволюция.

В эпоху перестройки, когда отечественную кинопустыню наводнили частные видеосалоны с «Греческой смоковницей» и бесконечными «Эммануэлями», меня, как практического сексолога часто приглашали на заседание комиссий по нравственности, которых было не только не меньше, а может и больше, чем видеосалонов. Заседания эти были не такими уж и скучными. Вначале все скопом (комиссия) смотрели какое-нибудь кино. ВХС-копии были ужасны!  Зато переводы Володарского – высший пилотаж! На эти заседания члены комиссий приглашали своих знакомых, знакомые – своих знакомых. Порой количество членов доходило до 50-60. Посмотреть порнушку на халяву   никто не прочь. После просмотра ответственные товарищи выносили фильму вердикт: порно- или не порно. Всегда боялись одного, что народ не поймет.

Насчет — «не поймет». В восьмидесятые я часто мотался в Грузию. На грузинском телевидении была передача «Иллюзион», в которой демонстрировались французские, итальянские и другие европейские киноленты, официально закупленные Госкино и переведенные на русский язык. Поскольку большая часть грузинского населения по-русски говорила неважно, еще меньшая,  понимала язык северного соседа, перед началом кинопоказа, седой такой генацвале, минут пятнадцать рассказывал соотечественникам содержание фильма на грузинском, после чего, когда было ясно, где друзья, а где враги, все усаживались и смотрели кино.

«Наши» тоже пытались разъяснять. И мне предложено было записать на «видео» некоторые комментарии, которые вклеивали перед фильмом. Платили  за это копейки, поэтому и рецензии были идиотские. Пара-тройка научных терминов. Бюрократы, более, чем кто-либо, любят всякие маловнятности. Так, например, был такой комментарий к фильму «Челюсти»: акула – эта и не акула вовсе, а символ ненависти заэксплуатированного американского рабочего класса в отношении заэксплуатировавшего его империализма США, и проч. А Эммануэль — типичный образ женщины западного мира, где, как известно, нивелируется социальная роль и чувство собственного достоинства представительниц дивного пола. Эксплуатация женского тела, как фетиша, в этом фильме доведена до абсурда. Сцена мастурбации Эммануэль с подругой, как и другие проявления однополых отношений в фильме — не что иное, как все возрастающий протест женщины капиталистического мира, против попрания мужчиной ее человеческой сущности и сведения до уровня только сексуального объекта, самки.

Сборища были те еще. Например, в мэрии Ижевска. Сотрудники всяких там отделов и подотделов. Особенно  веселили вереницы мэрских тетенек, бывших, по-видимости, училок, по комсомольско-партийной линии выдвинувшихся вперед. Они занимали первые ряды импровизированного кинотеатра, состоящего из жутко неудобных стульев, первого и последнего видака советского производства «Электроника ВМ-12», с верхней загрузкой кассеты, в точности слизанного с «панасоника», и огромного кинескопного цветного гроба-телевизора со сферическим экраном, что собирался из останков военного техники на одном из советских  спецзаводов. Все электронное сооружение водружалось на трибуну из полированного ДСП с гербом Советского Союза. Тетки приходили на просмотр в вечерних бархатных платьях со слегка протертым на заднице ворсом (впрочем, они и на работу в них ходили). Я, как эксперт, усаживался немного сбоку. Интереснее наблюдать было не за тем, что демонстрировалось на экране, а на публику. Если степень эротичности сцены зашкаливала выше предела доступности восприятия советского человека, женщины эти шипели, как змеи на голове Медузы-Горгоны, иногда возмущенно, с осуждением,  переговаривались друг с другом. На них шикали мэрские мужики, которым это шипение и возня мешали сосредоточиться на ключевых моментах эротики. Как же потом обсуждать фильм, и рекомендовать или не рекомендовать его для показа в видеосалонах, если порядочные коллеги женского пола  сбивали с ритма? Анализ фильма превращался в полный фарс, как и сами мероприятия по защите нравственности населения города. Бархатные Медузы в париках возбужденно кричали: «Безобразие. Запретить»! Мужики отвечали: «Ну, нельзя же все выхолащивать-то»! Это тем более удивительно, что атмосфера коридоров местной власти (почему, собственно, только местной?) особым пуританским духом в то время (почему именно в то?)  пропитана не была.

С КГБ-истами, как ни странно,  было иметь дело приятнее. И аппаратура у них была японская (конфискованная, наверное). Они вместе со мной смотрели кино, гнусно хихикали на интимных сценах, не менее цинично их комментируя, а после — поворачивались и  спрашивали: «Ну что, док, порнуха это или нет»? В переводе на русский это могло означать: «Будем привлекать за распространение или нет»? Как правило, я отвечал: «Да нет, это – эротика, ничего противоестественного». Ребята они были, в-целом, не вредные и покладистые. Особо не зверствовали. А может мне просто везло, и среди службистов люди попадаются. Ну, говорит специалист, что это эротика, значит – эротика! На каждый фильм заводился формуляр. Вводились возрастные ограничения. Мне за это ничего не платили. Мол, кино запрещенное посмотришь – уже хорошо! Типа общественной нагрузки. Нет, вру, КГБ-эшники подарили мне на прощание изъятый у кого-то югославский каталог с сексуальными позами. Пригодился. Вся эта просветительская деятельность засчитывалась мне за санпросветработу, что вменялась в обязанность каждому врачу. Мне не приходилось  таскаться по заводам, фабрикам и школам родного тауна для получения справки о том, что я прочел лекцию или провел беседу. Однажды, правда, меня вызвала моя заведущая, и предложила в одной из школ города, где учатся дети из рабочих районов,  и где произошло групповое изнасилование (ли?)  одноклассниками десятиклассницы,  пятнадцать на одну!(!), провести с неизнасилованными (пока) десятиклассницами встречу и обсудить вопросы девичьей чести.  «Чего-чего?» — не понял я.  «Девичьей чести, » -раздраженно повторила начальница. Здоровенный молодой мужик с густой бородой и демоническим взором и весьма высоким уровнем тестостерона пойдет беседовать с девицами, которые уж, года два, как не девицы, о целомудрии? Ответил командирше, что тема девичьей чести для меня не актуальна. Что такое девичья честь я не знал тогда, не знаю и теперь. Если знаете, поделитесь опытом. Хотелось бы заполнить этот пробел в своей голове. Заранее благодарен.

Секс на  лыжах.

Пролетели странные 80-е и 90-е. Сначала кинотеатры перепрофилировались в  салоны итальянской мебели. Потом они снова перепрофилировались,  и в них даже стали показывать кино. Шелест шоколадной фольги в кинозалах моего детства и отрочества сменился хрустом попкорна и «шкворчанием» кока-колы. То, что раньше было запрещено – стало прозой жизни.

Казалось бы, секс на экране – показатель внутренней свободы людей. Ничего подобного! То, что нам разрешено подглядывать за секс-выкрутасами других на киноэкране и удовлетворять, таким образом, некачественно вытесненную в детстве скопофилию или вуайеризм, вовсе не означает, что в вашей собственной постели это приведет к отличным показателям. Детская и подростковая страсть к подглядыванию — это совершенно обычный этап становления зрелой сексуальности. Подглядывание за родителями в ванной, за девочками в раздевалках и проч.

Недавно видел отечественный фильм. Вахтовик, немытый и не чесаный, спустя два месяца, возвращается домой. Но с валютой. Его встречает истосковавшаяся по ласке  жена. Прямо  в прихожей, у них такое начинается! Не снимая ботинок и рюкзака. С  брызгами!  Страсти-мордасти! Секс — брутальнейший.  Оба хрюкают от удовольствия. Или помните, в «Бойцовском клубе» Финчера, Когда Марла с Тайлером предаются любовным утехам. Люстры качаются, штукатурка осыпается! Хотите так же? Пожалуйста. Только сексом это можно назвать с большой натяжкой. Как пелось в одной французской песенке: «Ля ви не па дю синема» — «Жизнь не кино!». Хотя почему нет? Порой мы частенько цитируем героев любимых фильмов и сериалов, считая  их мнение —  истиной в последней инстанции.  Отчего бы и секс киношный на 33 кв.м не устроить? Поиграть с женой в «медсестру», например. Или, как в фильме с Бельмондо: почему бы не стоя в гамаке или на  лыжах?

На Западе, и в Голливуде,  в частности, кино делают из блоков. Быстро и, случается, даже качественно. Съемки интимных сцен технологически отработаны до мельчайших нюансов. Сами «селибрити» — кинозвезды, как правило в этом не участвуют, вместо них перед камерой  love «изображают»  телесно-схожие, тщательно откастингованные дублеры. То, как они это делают, имеет мало сходства с реальностью. Какое выражение лиц? Чаще отчего-то страдальческое. Почему? Не знаю. Они же любовью, в конце-то концов занимаются, а не на дыбе болтаются! Вроде,  как,  удовольствие должны получать. Откуда режиссеры этого набрались?  Видимо у Карла, нашего, Брюллова. У него тоже в «Последнем дне Помпеи» люди очень неестественными нарисованы. Ночь. Эта штуковина извергаться начала. Все в ужасе из хибар, своих древнеримских,  повыскакивали. Большинство — одеты, а как причесаны? Хоть сейчас — на подиум! В исподнем должны бы все…, кто в трусах, кто в майках…    А гибнут  как? К-гасиво-о-о-о-о…  Лица такие пафосно-мазохистские. Как у кинолюбовников.

Последний день Помпеи

А как  любовники на экране дышат, дышат-то как! Будто  тяжелый больной в агонии за 15 минут до кончины. Насмотрится обыватель киношного секса, и, как начнет эти стандарты применять со своей благоверной. Лежит на ней, совершает развратно-поступательные движенья, и  думает: «А че же она не визжит, как Николь Кидман в предпоследнем блокбастере? Может всю жизнь с фригидной, б…….ь, прожил»?

И еще: впервые  он и она встречаются, ну, там «мартини-шмартини», музычка и все такое. До интимности дело доходит: так они с первого раза и кончают вместе! Ребята, так не бывает! Эдакая гармония тщательной притиркой при регулярном сексе  2-3 раза в неделю веками шлифуется. Это я, как бывший сексолог говорю вам. Порой, конечно, можно утрировать. Челентано с разбегу бросается на возлюбленную, попадает туда, куда надо, в этот же момент все четыре ножки кровати отламываются, пыль столбом, и  тут же  они оба достигают оргазма. Классика!

Вся культура, а кино особенно, проникнута духом несостоятельности и нежизнеспособности. Веди вы себя в жизни, как киношные герои – вы 100% покойники! Кино – это не более, чем развлечение. Оскар Уайльд говорил, что искусство бесполезно. Я скажу – иногда даже вредно.

О ком снимают фильмы и пишут книги? Правильно – о психопатах. О людях живущих, аж,  в четыре октавы. Какие образы, какие эмоции, какие страсти! Не любовь, а именно страсти!

Думаю, что русское слово страсть происходит от «страха». Не секс – а взятие Бастилии! Искусство живо тем, что лживо, и тем, что  эксплуатирует психопатологию. Эйзенштейн что говорил? «Кино — это прежде всего зрелище». Айвазовского многие причисляют к интерьерным художникам, ну, там, морской пейзажик, для создания цветового пятна в зале над канапе. А Дали? О – это гений!

Кино – лидер- рассадник групповых клише. Например: «Плачет девочка в автомате…» или «Позвони мне, позвони…». Любовь должна причинять страдания? В реальности – нет. Если в жизни вы страдаете от любви, идите к психотерапевту, и он вам объяснит (как в анекдоте), «то, что вы принимаете за оргазм, оказывается приступом бронхиальной астмы«.

Мне, как психологу, и в принципе, кажется, здоровому человеку, чертовски не хватает доброго кино с конструктивными персонажами и нежным (а какой он еще бывает?) сексом. Фильмов, где были бы показаны не нарциссы-Онегины, Гамлеты и Печорины, а вменяемые люди. Впрочем, пару-тройку таких фильмов я знаю. И все? Все. Но об этом в другой раз.

Опубликовать у себя:

Подпишись на обновления блога по email:

14 комментариев
  1. Виталий:

    только что посмотрел «доброе кино с конструктивными персонажами и нежным сексом», прям пособие для старших школьников о дружбе, любви, сексе и браке…и с названием в тему — «Зак и Мири снимают порно»

  2. Мне оч нравится момент в фильме с Де Ниро «Анализируй то». Пациент-мафиози поселяется в доме психоаналитика и приводит туда подружку на миллион долларов. Оба они сильно мешают заснуть доку и его молодой жене. С верхнего этажа доносятся страстные крики партнерши Де Ниро, которые жена психоаналитика комментирует следующим образом: «Она притворяется, так не кричат». В это время полиция прослушивает комнату Де Ниро. И полицейский-женщина, в разгар страсти, когда ее напарник уже очарован стонами и готов кончить одновременно с Де Ниро, ломает ему кайф фразой: «Она притворяется, так не кричат»… Хотя один знакомый знакомого, хохол, считает, что понты — це вэлыка сыла. Но лично я не люблю шоу в постели. И гимнастику тоже.

    • Мне пришлось долго жить в общаге в Москве. Там была одна студентка, которая во время «утех» на 7 этаже так громко кричала, что было слышно на первом. Мы ее звали «Тетушка Кончита». Сосед-аспирант моего приятеля, во время оргазма истошно рычал и получил по этому поводу погоняло «тигра».

  3. darya:

    да, в кино страсти кипят, жизнь яркая, все не просто так, все с каким-то смыслом. это как иная — образная реальность, где образы яркие, красочные, волнующие, они заполняют какие-то наши пустоты, которые образуются в повседневной спокойной, мирной жизни. чего не хватает — то и добираем с экрана, нету человеческого искреннего общения — смотрим дом-2 и сериалы, не хватает экшена и приключений — индиану джонса и боевики, любви и отношений — эротику и т.д. правда не знаю чего людям не хватает, которые ужасы смотрят )))) может острых ощущений.
    свою психику я считаю вполне устойчивой, но я обожаю «Лучше не бывает» да и «Хаус» тоже веселый фильм. На психопатов смотреть интересно, на нормальных людей и в жизни можно посмотреть. Наверное просто важно разделять иллюзорный мир образов, созданных кино, и реальность.

    • Очень важно. Мне думается, правда, что не все незаурядные люди — психопаты. Есть такая интереснейшая категория — чудаки, что не укладываются ни в один диагностический критерий. Ты, может быть, их имеешь в виду? Искренне завидую, что тебя окружают так называемые здоровые люди. Я этим похвастаться не могу. Зато есть пища для написания моих постов! Что же касается д-ра Хауса, то я считаю, что он — пророк. Пророки так же, как и чудаки, несколько особнячком стоят. Впрочем, обыватели считают нормальными людьми посредственностей. Я их считаю — бесполезными. Но их — большинство.

  4. darya:

    а Дали — гений, созданное им меня будоражит.

  5. Стоны на 7 этажей и рычание аспирантов — это пиар :)

  6. Nadi:

    Ух! Давно это было. Мы, еще тогда с мужем и детьми поехали в Уральск, на его малую Родину. Остановились в гостинице. Номер взяли люкс (их люкс вроде нечто нашего стандарта, только по площади превосходит раза в четыре). И вот утром следующего дня я услышала (слышимость там была ну просто превосходная)))) сначала скрип, потом учащенное дыхание и нежные стоны. Нет, не было истеричных криков и рычанья, только это продолжалось так долго, что я была ТОГДА удивлена)))) И чувство было, что я подглядываю)))) а еще боялась, что дети от скрипа проснуться. В качестве «истерички» там была кровать))))

  7. МАРИНА-Nimfa.:

    Dr.Gregory а дубль два у вас когда был?Иногда в жизни бывает по хлеще чем в кино!У меня знакомая в славном городе N,так та вооще не понимала очень долго разницу между занятием Любовью со спариванием нимфоманией она не страдала,но секс просто ей был необходим как воздух,несколько раз в день.Может все это от того,что «восприятие пуританское»у многих,к этой стороне жизни,

  8. Светлана:

    Ну и зачем ты не пошел читать лекции про девичью честь!!! ))) Я очень бы хотела на это посмотреть, на девиц особенно.
    И по какому принципу ты разделял в КГБ и госаппарате порнуху — непорнуху? Даже сейчас не разобрались, по моему) Типа если показали «пиписки» в действии-взаимодействии — то точно порнуха. И почему-то все игнорируют картинки в учебниках по гинекологии и акушерству, стра-ашная порнуха. Не говоря уже про практику по анатомии, урологии, акушерству. и т.д. А у педиатров и вовсе педофильные книжки.Куда смотрит государство!!!

    • Профессор Бушмелев, читал нам лекцию по детской хирургии, в аудитории, где только что закончилась гинекологическая конференция. Гинекологи оставили наглядные пособия. Перед началом чтения профессор приказал лаборантам своим «убрать всю эту порнографию, которая мешает сосредоточиться на проблемах чистых и непорочных детей».

Оставить комментарий

    Подписка
    Цитаты
    «Если мы окружены крысами, значит, корабль не идет ко дну».
    Эрик Хоффер
    Реклама