Категория "Старый, что малый…"

ПРЕДАТЕЛЬСТВО. ПАМЯТИ ЛУЧШЕГО ДРУГА.

Я в Хельсинки.

Выйти из себя несложно. Сверхзадача — вернуться назад! Представляешь: в магазине, где я обычно покупаю пакеты для мусора, не оказалось нужного товару. Милы мне  пакеты кремового цвета с запахом резеды. Но сегодня их нет. И завтра тоже не предвидится. «Не подвезли»! Я в отчаянии. Ужасная жизнь! Да, что ж это за страна такая, где пакета нужного цвета и запаха купить невозможно! Продавец пытается успокоить мои взъерошенные нервишки. Предлагает красные пакеты с клубничным выхлопом, или черные с запахом пластмассы. До чего страну довели, блядюки!

По-правде (в-натуре), припечатали  меня не заёбы местной торговой логистики. А Надькин звонок. Перед сном. Знает, аффца курдючная, как настроение испортить и превратить его расстроенность. А расстраиваться не хочется. Свою жизнь так организую, чтобы меньше всякой нервотрепки. И знаете,  получается. До бальзаковского возраста все как-то  было нервно-неровно. Поверхностный анализ выявил, что маюсь я по одной-единственной причине: недобрые люди тащат меня в мир абсурда. Своего абсурда. Абсурда вообще. Я же позволяю им. Не всегда вовремя доходит, во что вовлекаюсь. Засасывает. Спохватишься – и уже по самые яйца  в болотной жиже. Замечтаешься – и уже лягушки в рот лезут на перепихон. Нашли место для ебли! Зеленые сопливые бородавки.

Как только прекратил иррациональное коммуницирование – жить стало легче, жить стало веселей. Недобрые обиделись, а как же?  Ну и хуй на них! Фрейдист я преданный. И помню формулировочку Учителя. Удовольствие – состояние равновесное и низкоэнергетичное. Неудовольствие – напротив. Итак, позвонила эта баранина.

Читать далее…




ТАЙМСЕЙВЕР.

sand_watch

 

— Вам это понравится, — гнусаво-сутенерочьи, не разжимая зубов, шёпчет продавец-консультант, всовывая  в руку блюрейные  боксы и глядит прямо в глаза. Так  служащие  не слишком дорогих  отелей в не слишком развитых странах  обычно интересуются, не интересуют ли путника девушки на ночь?

«Девушки на ночь»  еще  занимают  тело путника. Тело, правда, чем дальше, тем чаще  пытается использовать возраст, как побег. «Девушки на ночь» бередят ум, которому только дай волю, потонет в собственной философской трескотне. Философская трескотня – это тоже бегство. Девушки на ночь – это антивремя. Девушки на ночь – антифилософия. Антивремя плюс антифилософия – это молодость. Вечная молодость.  С девушками можно быть дурачок-дурачком. Быть дурачок-дурачком – вечная жизнь. Жизнь без рефлексии и философии! Как кайфово  быть одномерным и мокрым – «девушки на ночь»  заставляют потеть и облизывают своими розовыми игуаньими язычками, то, что вспотело. Можно не мыться!  Слюна игуан очень ароматная. Пахнет соком пикана. Да, девушки-игуаны  – это интересно.

Жанр, обозначенный на боксе  – фантастический боевик —  не интересен,  и никогда  особо занимал. Может, только в начале эпохи VHS.  Тем паче, в исполнителях главной роли указан  Д. Тимберлейк. Тимберлейк, как Тимберлейк.  Есть люди, что и в кино играют и поют  лучше. Ладно – Тимберлейк на ваше усмотрение. Не смею лезть с собственным дурновкусием в ваши представления о прекрасном.

"In Time"

Читать далее…




ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ. ВЫХОД ТРАХДОДЫРА* ИЗ МОКМЫРА**.

 

 

У Бога я молил протекторат,

И в психологии искал защиты,

У друга опохмелиться спросил,

Сквозь  зубы  смачно сплюнул он: «Иди ты»…

 

На черта Фрейд, к шайтану ваш Талмуд,

Коль нету мира мне в земных  покоях,

И даже Сартра — экзистенциальный флуд,

Волнует меньше блуда — вот такой я!

 

И Кьеркегор хорош, и Юнг, и Ранк,***

Открывшие и самость и мортидо,

Никто, никак, ничто,  не усмирит,

Мое разгоряченное  либидо.

 

Оно – источник боли и борьбы****,

Из пенки  для бритья, яви себя, богиня Афродита!

Утешь «влеченье».  Мне – полсотни три…

И для гульбы —  я дряхловат. Я не «рысак». Финита!

 

Кто я – ученый муж, иль блудник заплутавший?*****

Уставшее в  совокупленьях  тело не дает ответ!

Что делать мне, коль близится Альцгеймер,

А климакса, как не было, так нет?

 

Г.Казаков. Из цикла «Ментальные и другие  перверсии Трахдодыра». Проза в стихах. Осло-Ижевск. 2005-2012.

_____________________________________

* Трахдодыр ® – all rights preserved.
**Мокмыр (др.-удм.) – похмельно-абстинентный синдром. В свое время автор активно выступал за принятие «мокмыра» (Mccmeer)  в качестве международного термина, обозначающего бодун. С целью укрепления мира во всем мире. Писал в ООН, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, ВОЗ,  министерство по чрезвычайным ситуациям Бангладеш и др. организации. Ответ получил только из библиотеки Конгресса США, где говорилось, что экспертное сообщество с интересом рассмотрело предложении о тотальной мокмыризации (mccmeerization) планеты и пришло к выводам: 1. подобное начинание, безусловно,  будет способствовать лучшей интеграции стран,  этносов и культур, 2.уменьшит международную напряженность, но 3. осуществление сего дерзкого замысла не представляется целесообразным в настоящее время, пока не использованы более традиционные, дипломатические и военные методы политического воздействия на ситуацию в мире, но, в-дальнейшем, возможно, человечество по достоинству оценит инициативу русского доктора «без границ». Далее следовали пожелания психического здоровья и искреннейшая благодарность за неравнодушие.
***В первоначальном, запойно-токсическом варианте:

И Кьеркегор хорош, и Юнг, и Ранк,

Творившие алхимию когда-то,

Никто, никак, ничто,  не усмирит,

Мою разоблаченную простату!

Вначале было речено — «разгоряченную» простату, был еще вариант, двумя пол-литрами спустя,   — «израненную случками» простату, на следущее утро — «покоцанную сучками»простату, «не побежденную» простату, но творец отмел их, как чрезмерно мелодраматически-мазохистские, морфоцентристские, примитивистские,  и, в-целом, сомнительных художественных достоинств.
****Был также вариант предпоследнего столбца, сочиненный в полуношном похмельном озноблении (озлоблении):

Она (предст. железа – прим.ред.) – источник грязных сверх идей,

Вдохни в  неё покой, мудрейший Аполлон-отец!

 А мне – полсотни три,  для армии блядей,

Я дряхловат. Я не «рысак». Пиздец!

Автор не рекомендовал его к публикации как высоко экспрессивный; также  из соображения цензуры, разве только после его смерти, и — лишь в академическом издании.
***** Первоначально:

Кто я – ученый муж, или мудак-задрота?

Плоть, обозленная постылой еблей,  дай  ответ!

Что делать мне, коль близится Альцгеймер,

А климакса, как не было, так нет?

Amur



ПАНИЧЕСКАЯ АТАКА. ПРОФИЛАКТИКА. ЛЕЧЕНИЕ.

 

(В.П. посвящается……….)

Сердце тикать перестало,

С бодуна в моей груди,

Две секунды – разве мало?

Жутко – черт меня дери!

 

Экстрасистолой зовется

Этот грозный призрак смерти,

Жить охота!  Гадом буду —

Пьянку брошу. Уж, поверьте!

 

Чу! Опять затрепетало,

Тьфу, ты, ну, ты – слава богу!

Мне не нужно собираться

В запредельную дорогу.

 

Может – это щитовидка?

Эндокринки  моветон?

Нет – скорее, водка в теле,

Превратилась в ацетон.

 

Чуть забрезжит  утром рано,

Я помоюсь  гелем пряным,

Буду я уже не пьяным,

Выпью чаю  с круасаном.

 

С круасаниной в желудке,

Я к «Медсервису» подъеду,

Подкопченного лосося,

Доктору вручу к обеду.

 

И еще дам  тысяч десять,

На обследованье сердца,

К кадиографу прильну я,

Чтоб исследовал до герца!

 

Скажет д-р  Одиянков:

«Сердце бьется – в самый раз,

Это – пьянка, что же ссышь ты,

Как последний пидарас»?

 

Мы отпразднуем победу,

Выпив водки, скушав рыбки,

Будут речи наши кротки,

Будут мысли наши прытки.

 

Заскучав,  возьмем мы тачку –

Прочь с больничного двора!

Затоваримся шипучкой –

И к актрисам в нумера!

 

Эти местные актриски

Чудно делают минет,

Буйство плоти, праздник письки,

Страху смерти – наш ответ!

 

Страху смерти, прозе жизни,

Не сдадимся в жуткий плен,

Постоим и не раскиснем,

Друг за друга! Член за член!

 

Опереточные киськи,

Стрип покажут в стиле «ню»,

Из башки уйдут все мысли,

Про сердечную хуйню.

 

Полудохлого лепилу,

После — к дому приведу,

Позвонивши в дверь квартиры,

От жены его сбегу.

 

Лягу спать в своей постельке,

Окроплю подушку слюнкой,

В полночь станет черт похмельный,

По башке кувалдой тункать.

 

Бомба тикать прекратила

С похмела в моей груди,

Жизнь психолога-разъёбы?

Хуй с ней! Черт меня дери!

 

Г.Казаков. Из цикла «Ментальные и другие  перверсии Трахдодыра». Проза в стихах. Осло-Ижевск. 2005-2012.

"Завтрак на траве".

 




Бурановские бабушки голосуют за Прохорова.

Что за мода пошла пугать нас аномалиями? Какие холода? Это сейчас-то холода? Да, когда я был школьником, мы неделями не посещали учебное заведение: если ниже 27 по Цельсию, градообразующий завод подавал гудок. Он так и назывался «морозный гудок».

В школу не ходили, хотя та была всего в двух шагах от дома. Зато весь день-деньской, пока родители на работе, носились по улице, играли в хоккей. Году в 77 я шел на новогоднюю пьянку, неся трехлитровую банку соленых помидоров, и по дороге, эти овощи, находясь в гипертоническом растворе соли – застыли в хлам! На термометре было -53. Ниже нуля. В полночь не стало хватать газа. Пельмени варили на перевернутом утюге. Кому нужно, чтобы мы постоянно жили в страхе? Мне – нет.

В.Шульженко "На проселочной дороге".

Читать далее…




ВАНДАЛ.

Сотворение мира.*

Сначала шел Он  в полной тьме. Еще Он  не был   ни Всевышним, ни Господом, ни, тем паче, Богом. Дабы избежать попадания в какую-нибудь предсубстанционную слизь, предворял  Он  путь свой Перстом Указующим. Перст, по-правде,  был не совсем  указующим, ибо указывать было некому и не на что.  Перст, вдруг,  завяз в чем-то противно-влажном, теплом и дряблом. Ха-ха! Он угодил дланью своей прямо в задницу Хаоса! Не морщитесь брезгливо! Если б Он тогда промахнулся, или Хаос не вертел бы так соблазнительно своей задницей, морщиться теперь было бы некому. Вероятность попадания стремилась к нулю. Он напоролся на квинтэссенцию беспорядка абсолютно случайно.  «Блядь»! – произнес Он с отвращением. Вначале, помнится, было слово. Логос.

Конечно, Хаос принял «блядь!» на свой счет. Представляете, какой злачный бордель был в его прямой кишке? А вонь! Такая, как при «удобствах на улице». Ни в какие ворота! Срач! Простата Хаоса  оказалась отечной и увеличенной, вся прямокишечная ампула (чуть не написал «преамбула!») сплошь усеяна полипозными разрастаниями. Как пенек с опенками! Как коралловый риф. И решил  Он навести в заду Хаоса  порядок. Попробовал. Ему понравилось. Понравился результат. Сам процесс конструирования был довольно утомительным, как еженедельная уборка у вас дома — радует  тогда, когда закончена.**

Британскими учеными доказано – бардак — это нормально, беспорядок – это вариант нормы. Бардак – не хаос, и он, бардак, лишь продолжение вашего душевного здоровья. Вашей избыточности. Беспорядок в доме – роскошь, которую позволить себе может очень сильный человек. Беспорядок – индикатор отсутствия эпилепсии и органического поражения мозга.

Но то было время первичного беспорядка. Сплошная метафизика. Физика только планировалась. Решил Он, что порядок будет наводиться сам-по-себе,  автоматически, и снабдил Сущее системой датчиков с прямой и обратной связью. Связи эти он назвал «смыслами». Как только в Мироздании возникал некий абсурд – это значило, что старый смысл не работает, и необходим новый Смысл, что будет удерживать части целого в состоянии динамического порядка. Этот Динамический Саморазвивающийся Порядок Он назвал Богом (это Его второе Слово).

Мертвая капуста

Вы уже поняли, что Создатель был Первым Врачом. Хаос – Первым Простатиком. Обратите внимание: Хаос не хотел лечиться. Хаос не хотел в себе Порядка. Если бы Хаос стал порядочным, то он перестал бы быть Хаосом. Потерял бы идентичность. Действия Создателя Хаос воспринимал, как насилие над личностью. В особо извращенной форме. Нарушение прав с перверсией. А Перст в своей непорядочной заднюшке, Хаос чувствовал, как…как бы это сказать помягче, чтоб не оскорбить ваших религиозных чувств? Хаос отждествлял совсем не с перстом.  Взывать  же к Вселенной и вопить о нарушении прав было бесполезно. Вселенная тогда еще была в замухрышечном виде. Вас бы смачно вырвало, сумей вы эту Вселенную увидеть и понюхать. Была она маленькая, грязная, унылая,  и, я бы даже сказал, заваляще-сволочная.

Читать далее…




SWINGTIME.

Мы оказались с ней в изоляции от остальных собутыльников. В-относительной, разумеется. На  лоджию нас занес ветер новой религии под названием борьба с курением. В этой  тусовке мы были в меньшинстве. Презираемые, гонимые, но стоичные, как первые христиане. Я никак не ожидал музыкального вопроса от этой “femme de Balsac» с лицом, познавшим ядовитую любезность ботокса и обманчиво-предательскую лесть гиалуроновой кислоты. Она, по-мужицки затягиваясь «винстоном», и по-драконьи цедя дым носом,  спросила, как я отношусь к «свингу». Как можно относиться к нему? С восторгом? Нет. С нежностью – да. Вариант незамороченного джаза — Синатра, Дюк Эллингтон с его «It Don’t Mean A Thing, If It Ain’t Got That Swing» («Все, что не имеет свинга — не имеет смысла»). Как странно, дама с внешностью сильно потрепанной жизнью Барби и в столь же неуместном платье подростково-розового цвета со стразами, и – джаз! Впрочем, я сразу признался любительнице изящных искусств, с которой уединился в продуваемой всеми ветрами курилке, что не большой «спец» в этой области, но мне нравится его «поздняя», особенно, чикагская разновидность. Я рассказал, ей, ежащейся от осеннего холода под мужниным велюровым пиджаком неплохого покрою, что посещаю по четвергам  семинары в «12 вольтах», где неспешно продвигаюсь в вопросе освоения свинга, в-частности, и импровизационной культуры,  прежде меня раздражавшей. Я пригласил и её.

— Как интересно, в нашей глуши проводятся семинары по свингу? Свинг-клуб?

— Да, мы собираемся дважды в месяц. Мальчиков гораздо больше, чем девочек. Сначала мы принимаем на грудь…ну, так сказать для храбрости…коньячку, там, или «белой клячи»… и «вперед»! Всем этим безобразием заправляет мой старый добрый знакомый Саша Бабушкин…большой знаток…

— Что значит — «вперед»? – игриво перебила она.

— Сначала – лекция…так сказать…теория…потом мы смотрим и слушаем выступления лучших представителей различных течений…

— Течений чего?

— Д-жазовой музыки…

Сокурница отчего-то густо покраснела, раздраженно хихикнула, затушила бычок и покинула сначала лоджию, а затем и сборище,  вместе со своим понтоватым мужем. Мужа  ее я знал давненько. Когда-то был он первым красавцем, но теперь – как-то  торжественно жалок. Помню, лет двадцать пять тому назад, он, как ас  ВВС точечными ударами взрывал и единичные женские сердца и целые их поселения. До авианалета девчушки за его спиной, обсуждали его же тугую задницу и гениталии в узких, очень модных джинсах, после бомбежки, разбомбленные и телесно, и душевно, товарки по несчастью  жаловались друг-дружке. Обзывали красавца ёбарем-разрядником и грязным ублюдком. Хотя грязным он не был. Он следил за собой. Смугл, румян, стильно стрижен.  Самой природою складно собран, дивно одет. И, как рассказывали рассерженные бэушные женщины, был весьма смекалистым в постели, куда он, понятно, проникал,  без особых на то, усилий.

Петтинг

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Да, конечно, собака – образец верности. Но почему она должна служит нам примером? Ведь она верна человеку, а не другим собакам».
    Карл Краус
    Реклама