Категория "Старый, что малый…"

ТАБУ НА «СВИНГ» С НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕЙ.

 

 

И начиналось-то всё невинно. И закончилось   цело-мудрёно.

Если по-порядку, то… позвонила  Лариса К., экс-тележурналист, давешняя моя подельница.  Мы неоднократно «зажигали» с ней на местном  ТНТ:  создали цикл довольно вызывающих передач об Иосифе Виссарионыче, бабской  глупости,  детях-подонках, и караулящих их, в кустах,  педофилах. Удивительно, как Ларису после этих шоу  не выперли взашей. Нет, в конце-то-концов, её все ж торцанули, но не из-за меня, придорожного homme fatale.  Просто на ее фоне все прочие местные,  журчалки, но, никак не журналисты, прославляющие наместника со свитой, выглядели не ярче призрака и без того  бледной трепонемы, сифилис вызывающей. Как-то в свою передачу она пригласила независимого честного эколога, который рассказал, что наш регион – та еще, клоака. Ну, и, сами знаете, пошло-поехало: ФСБ, «очернение действительности», запрещение эфира, высечь!  Журналистская пиздобратия, как и бывший муж,  повернулись жопой. Заступиться за неё было некому. По инструкции, оказывается, экологов на телевидение показывать не следует: а то они, чего доброго, расскажут, что в самом курортном месте, на Уве, откуда и минералку добывают, и где народ культурно отдыхает, с 60-х годов хранятся гигантские залежи дуста. Экологи и храбрые шоумены только публике  настроение портят, да понижают и без того не высокую инвестиционную привлекательность региона.

Лариса  сообщила, что с мужем и  СМИ у нее окончательный развод, по-крайней мере, до лучших времен. Нынче в одном из престижных лицеев нашего литтлтауна она руководит кружком, «школой молодых журналистов». В ее подчинении мальчики и девочки, мечтающие о карьере Влада Листьева и Анны Политковской. Учатся  брать интервью,  не задавать вопросов, на которые нет ответов,  не дрейфить перед камерой, не пускать слюни на единственный ламповый  микрофон, быть честными и независимыми, а сильно пьющая экс-примадонна  погорелого театра обучает их искусству сценической речи. К. наивно полагает,  будто  профессионализм, порядочность и поставленный голос — основа   карьерьерного  росту в СМИ. Что-то по ней этого не видно!  Но, повторяю, Лариса – радиоактивный романтик и идеалистка от «тиву», и единственное, на что она может  надеяться, что из её выкормышей,  могут получиться просто хорошие люди, коих, как известно, никогда не бывает слишком много.

Читать далее…




АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ГЕРОНТОЛОГИИ.

 

Кто не знает Эннио Морриконе? Его знают все. Все, кто любит кино, хорошую музыку, умеренно сентиментален и  уважает собственное ухо. «Эннио Морриконе в Москве!» — на сей призыв нельзя не соблазниться, даже если вы живете на расстоянии 1200 километров от предполагаемого действа. Сказано-сделано. Заказаны билеты на концерт и на поезд. Упакован рюкзачок. И не важно, что за два часа до отъезда во дворе  случается пошти,  что исландский гейзер: прорвало какую-то важную трубу, снабжающую дом водицей сомнительного качества! Идете в киоск, торгующий артезианской влагой. Покупаете 20 литров H2О (4 бутыли по пять литров каждая), греете ее в ведре на газу, и, подобно купальщицам Сезанна, совершаете акт тело-омовения, из уважения к себе и окружающим. Как говорит мой приятель Серега: «Не бояре, в тазу помоетесь»!

 И вот, вы уже у  станции метро «Мякинино». Сиплый московский ветер срывает скальп с вашей лысой башки, а вы курите, и ждете Веронику с билетами на концерт великого маэстро. Еще не верите, что она придет, и вы вместе, наконец, окажетесь под священными сводами «Крокуса» и в экстатической неге услышите первые звуки  main theme из «Однажды в Америке». Кажется,  если даже она придет, по-девичьи, как только она умеет, обнимет вас (давно не виделись),  и вы вместе, под ручку, под напором штормового предупреждения, поплывете в направлении «Крокуса», то, либо – отменят концерт (маэстро, все-таки – 85) или с вами от переизбытка чувств и общего возбуждения случится инфаркт. Жаль, так и не удастся услышать при жизни дивных музык!

Читать далее…




МОЙ ДЯДЯ КАК ЕВРЕЙ КАРТАВИЛ…

 

I.

С Онегинымя я сблизился сразу. По прочтении великой поэмы  в восьмом классе средней школы. Даром, что из-под палки. Какому юноше захочется штудировать такую муть  по доброй воле?  Зато у  нас с Онегиным открылось много общего. Дяди, например. И его дядя, и мой, были правильными и честными дядьями.

Дядя Евгения — человек капитальный, трезвый. Не барыга. Господь, между тем, не дал ему  потомков, что унаследовали бы все, нажитое непосильным трудом, в том числе и добродетели. Был племяш, питерский умник-денди. Дядя требовал от денди почитания, уважения и унижения. В исключительно садистской манере. С завидной регулярностью старик притворялся агонирующим. Для собственной забавы. Из самодурства. Да так искусно! За наследство Енюшке приходилось премного пресмыкаться!

Позаимствовал дядя сей нелицеприятный приемчик, должно быть у Шарля Перро. У его персонажа, кота. В сапогах. Вот что интересно: просто — кот пишется с маленькой буквы. А Кот-в-сапогах с заглавной. Значительность и сакральность коту придавали сапоги. Будто они от самого Джона Гальяно.

Помните, Кот как-то понарошку откинулся? Желая тем самым проверить, предаст ли маркиз Карабас тело его земле с почестями, как договаривались? Или, как водится, кинет? Карабас, с котом родства не помнящий, ибо скотом был  с рождения, выкинул останки power-animal на помойку. Чудом  воскреснув, покойник высказал маркизу все, что о нем думает, изящно вкрапляя в гневный мессидж площадный ненорматив. Когда же Кот околел в-натуре, то погребен был уже по-королевски, с изысками и излишествами. Босиком хоронили кота, или в сапогах, история умалчивает. Возможно маркиз оставил стоптанные, несвежие, видавшие виды кошачьи ботфорты, себе, на добрую память. Прежде, чем кошачий  трупик  закопали, Карабас пребывал в некотором смятении. Обнюхивал мертвого кота с особой тщательностью,что вызвало кучу разнотолков и кривочтений.  Кот и при жизни не особо заморачивался гигиеною. То от него несло  рыбою, то перегаром, то вообще, какой-то портянкой. Да, покойник не был фанатом  «Men’s Health». Кошка, как кошка, на воду — идиосинкразия, а вылизывать себя языком — увольте! Попробуйте сами — плезир ниже среднего.

Читать далее…




БОСЯК.

 

 

Ты сочно и ярко пишешь, — сказала она, — но только

на анатомо-физиологические темы. А можешь о чем-

нибудь еще?

— Я пишу обо всем, что плохо лежит….

(Г.Казаков «Войны каменотесов»)

 

О моей идиосинкразии к врачам всем известно. Как можно любить тех, от кого всецело зависишь в самые пошлые моменты жизни? Расхристанный, сломленный и потерянный. Пред докторами принято обнажаться. Демонстрировать те части тела, о коих не догадывается самая близкая женщина, устаревшая вместе с тобой. Глядишь преданно, по-шавочьи, в их эскулапичьи, пустые, как у девок Модильяни, глаза. Ловишь их интонации, как левитановские сообщения с фронта: приговорят тебя уже, или еще помучаться дадут.

Исключение — дантисты. Еда — единственное мое развлеченье. Зубы должны перемалывать все, что ни попадя. Оттого и зубари в фаворе. На днях с моими зубами случилось ненастье. Поважней вселенских катаклизмищ! Сразу три пломбы покинули насиженные места. Каждая из них выстрадана широко открытой пересохшей пастью. За регистрацию, прописку и проживание пломбы в дупле зуба щедро уплачено доктору. Пломбы откинулись оттого, что я смачно жевал свинячью кожу. Не от магазинного бекона. Те — помягче. А эта была плотной, упругой, с остатками щетинки. Эта кожа была аккуратно срезана мною со шмата сала, по случаю купленного у крестьянина-удмурта. Удмурт с любовью выращивает и варварски убивает свиней. Коптит свиные трупы в печной трубе холодным дымом. Как тысячу лет назад. Хэнд мэйд. Канцерогенность запредельная, нет слов! Холестерин умопомрачительный! Но свинина на уличном прилавке источала такой аромат, что все представленья о вредном катились, как несоветский паспорт «ко всем чертям с матерями». Свиная шкурка, как шагреневая кожа, оказалась роковой.
Читать далее…




НОСТАЛЬГИЯ ПО СТАРОСТИ.

 

Репортаж с места событий, который я записал сегодня ночью, специально для «WANTED FS»!

 




Глубоководные старцы.

 

Позавчера посмотрел очередного «Познера». Давали Сергея Юрьевича Юрского. Два деда («дедами», правда, язык не поднимается их назвать, но пальцы…пальцы,  ничего,  смогли это  напечатать)  так славно тусили в прямом эфире, что я поймал себя на мысли вот какой. Если бы они разговаривали до утра, то я до утра бы вдыхал, как токсикоман этот  эфир, забыв о сне, куреве, и прочих потребностях (секс, мочеиспускание, еда). В дедулях есть глубина. Глубина, в противовес современному к(липовому) мышлению.Они не обсуждали ничего заумного, ничего инфернального, просто сидели и говорили о времени, о себе. Ими нельзя было не любоваться.»Эти глубоководномыслящие люди уходят», — подумалося мне. Мы еще их знаем и помним. Очень сомневаюсь, что познерские бдения смотрят молодые. Количество скачиваний в торрентах невелико. Именно благодаря глубоким людям мы еще как-то держимся. Если один из десяти тысяч думает глубоко — это гарантия выживаемости вида. Ибо — как же иначе? По пути эволюции растеряв и верхнее и нижнее чутье, закинув подальше интуицию и уничтожив многослойность восприятия, как мы собираемся  быть, творить? Не вытворять, а именно — творить. Юрский называет наше время — временем фонтанов…

Знакомый преподаватель Казанского университета на днях рассказал мне, как он принимал зачет по анатомии у первокурсников. Тема: кости черепа. Зачет шел из рук вон плохо, а под конец и вовсе забуксовал. Один студент, проучившись почти три месяца, абсолютно ничего не знал ни о черепе, ни о  костях, его слагающих, ни об отверстиях, бороздках и вмятинках. Расстроенный препод, что семестр сеял умное, доброе, вечное, в отчаянии воскликнул: «Ну, хоть что-нибудь вы знаете о черепе? Скажите, что знаете, ч-чёрт»! Студент берет в руку череп, и на расстоянии этой самой руки долго вглядывается в его пустые глазницы, после чего, без выражения, тихо произносит: «Бедный Йорик»…

Какое-то «унылое говно» (по Васе Обломову)  из Госдумы, думало-думало…(говно умеет думать?)  и посчитало (и считать?), что Познер и Ко раскачивают лодку. Уволить, б……!, с «перваго»! Да за Познера «Первому» можно простить все. И безвкусицу «первого», и гламурный его «гоп-стоп», и откровенный китт-ч, выдаваемый за постмодернизм. «Слышишь, Эрнст, я тебя прощаю»! Когда я вижу по телику этих бывших и недобитых, мне становится покойно, и где-то, как-то надежно…

 

Вчера ушел Стругацкий… обиделся, наверное…или устал?




РЕТРОВАГАНТНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ.

 

Марусенька   увлекла  меня в танце. Или я её? Ладно, оба увлеклись. Нахлынуло. Под безнадежно-«аббовое» “The Day Before You Came”. Как 35 лет назад. Ё!  После занятий. На первом курсе. В тот день была лекция по анатомии. Тогда мы «увлеклись»  под их же «Ватерлоо». Пред тем,  взяли бутылку «бехеровки» в ближайшем сельпо. Помните  сельшопы? Прообразы моллов капиталистического будущего.

В них продавали все, что душа пожелает. Душе угодны были: люстры пластмассовые «под хрусталь», лавровый лист в ассортименте, влажноватое печенье «Шахматное» с привкусом плесени,  ДСП-шные вафли «Артек», кофейный  желудево-цикориевый напиток «Арктика» с белым медведем на упаковке(?), грязно-голубые майки-алкоголички, соленые огурцы, дамские рейтузы…  Непонятно, что б это была  за дама?

Девочки где-то доставали с риском для чести и достоинства хэбэшные «недельки». Набор тонких коттоновых трусиков с надписями: Sunday… Monday…, и вплоть до воскресенья. Включительно. Главное – не быть застигнутой в среду во вторничных. Приучало к порядку.  Каждому дню – своё.  Но в открытой продаже «неделек» не было. Как вам выражение: трусы из-под полы? Подпольные трусы побуждали к  антисоветскому ропоту.

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Развестись – все равно, что быть сбитой грузовиком; если тебе удается выжить, ты уже внимательнее смотришь по сторонам».
    Джин Керр
    Реклама