Категория "Старый, что малый…"

ДЕДЫ-ИНДИГО.

 

Если ты, читатель, пребываешь в чудесном расположении уха — слушай!

Третього дни приключилось происшествие. Не фатальное. Образовался перерывчик в работе, кой решил я украсить посещением центра златоглавой. Не был там лет двадцать. Может больше. Навещу Елисеевский, пройдусь по Никольской, скушаю в ГУМе мороженку. Не то чтоб ностальгия – больше для сравнения ощущений. Как оно, присно и ныне?

Нырнул подземь на Октябрьском поле, вынырнул на Тверской. Гул. Тыщи машин. Сизым дымом охвачено все окрест. Душегубка. Японцы, понятно, в противудымных масках. Китайцы зеленый чаек прихлебывают. Дышать нечем.

Как не вспомнить тут милые свежие утренние пробежки по ижевской набережной вдоль прудика и далее пляжем, до головных сооружений? Лишь стает снег и с акваториума сойдет лед — немолодые педики уж тащатся навстречу онкогенному солнышку. Там и тут, мелкими вереницами ежатся на еще прохладном песке их дрябловатые, спорной сексапильности, тельца. Глядя на это, спрячется смущенное ярило за облачком, потянет сиреневым апрельским зюйд-вестом, изгои, как по команде, натягивают махровые простынки, полотенца или вязанные кофточки. Выглянет светило любопытное и снова обнажат они бесстыжие свои чресла. И за шестьдесят хочется нравиться, быть уверенным в себе, загорелым и мужественным. Но куда девать атоничное брюхо? Втягивай-не втягивай живот, только забылся – поверх флуоресцирующих, не соответствующих возрасту ни цветом, ни покроем, плавок, вываливается предательский арбуз с вывернутым сизым пупом — помеха не только однополой привлекательности.

Один из загорающих как-то омрачил май морнин джоггинг, померев на траектории моего следования. Отдал богу душу – то ли перегрелся, то ль перевозбудился от созерцания подобно ориентированных, а может, просто смерть пришла. На бегу, издалека, учуял я дух мертвечины, увидел толпу плохо одетых граждан, склоненных над телом. Миновал сборище, не затормаживая, бегло, боковым зрением, оценил труп несчастного. Тело вызывающе синего, почти василькового цвета, как мои новые «асиксы». Оживлению не подлежит. Тромбоз. Сначала я огорчился, вспомнив о смерти. Секундою позже обрадовался, что не нужно останавливаться для реанимации, сбивая драгоценное дыхание. Дыхание в нашем деле — самое важное. Осадочек остался. От смерти ближнего. От собственного малодушия.

Читать далее…




МОЙ ВКЛАД В ТЕОРИЮ ПСИХОАНАЛИЗА.

 

— Н-да…- профессионально-тактично процедил милейший доктор Михайлов, изучая мою умеренно-зубастую пасть, — когда следущий раз в Стольную?

— Очередная гастроль… через месяц…

— Отлично…не горит…думаю за два сеанса справимся, — произнес лучший в мире дантист и подал на прощание мягкую теплую, как кошачья лапа, ухоженную руку с безупречными ногтями.

Минул месяц. Я вновь в андрюхиных чертогах на Марксистской авеню — симпатичной чистенькой беспонтовой клинике, затеряной в катакомбах Таганки. Сегодня буду чистить зубы ультразвуком. Карстовые отложения. Ракушки на днище старого эсминца. Семеныч упреждает, что ощущения меня ждут не из приятных. Есть неженки, которые сбегают прямо с чистки. Готовлюсь к пытке ультразвуком, представив себя в фашистских застенках. Зато сполна удовлетворю свой резидуальный мазохизм. Великомученик! Или заболею стокгольмским синдромом.

Читать далее…




ПОЛУДЕННЫЙ СОН ФАВНА.

 

 

«БОГ» и «БЕГ» разнятся одною буквой. Спецы по языковой семантике могли бы пролить свет на такую близость. Дилетантски же предполагаю, что вера в бога — либо бег за богом, либо бегство от него. Объединив бога с бегом, я, лет пятнадцать, как не страдаю от навязчивой дихотомии. Бег — и молитва, и жертвоприношение, и покаяние, и исповедь, и проповедь, и образ мысли, и образ жизни.

Да, я фанат утреннего бега. Не просто фанатею, но и активно бегаю. Фанат самого себя бегущего! Для чего это мне? Кроме вышеописанной метафизики — хочется быть в хорошей физической форме. Я не о кубиках на животе. Мне не отказывают и без кубиков. Как такому откажешь? Я о другом. Хорошая физическая форма — столь же наивная как ваша, вера в жизнь вечную.

Коллеги, профессионально деформированные общеньем с безумцами и меж собой, не столь лояльны в оценке моего увлечения. Они разглядели в беготне камуфлированный бред преследования. Не думаю. Может ли действо считаться погоней, если ты бежишь к самому себе?

Собутыльник-почковед (нефролог) полагает, что мышиная лихорадка 1994 года унесла с собой в могилу миллион моих почечных клубочков. Утренними пробежками, я будто бы невольно форсирую кровообращение, заставляя сморщенные почки писать вполне удобоваримой мочой.

Кто-то считает, что бегство мое — разновидность зависимости, и так я-де стимулирую выброс в кровь и мозг медиаторов кайфа — эндорфинов и энкефалинов. Объединив эту теорию с предыдущей, выходит — ваш покорный слуга — бегун-ток-сикун.

Сосед, прикипевший с юности к психоанализу, а к пенсии, как и дОлжно философу, спившийся, выдвинул версию, что мой бег — форма сексуальной одержимости. Кроссовки, которые «летят» у меня через три-четыре месяца, он сравнивает с символическими вагинами (р. 46,5). Одышку и потоотделение — с половым актом.

Читать далее…




МОЙ ПЕРВЫЙ «ОСКАР».

 

По-моему, специальность «детского психолога» — это нонсенс! Горе тому, кто клюнет на эту дешевку! Не важно, сам психолог, или заказчики.

 

Во-первых, проблемность юного создания обратно попорциональна вменяемости родителей. Во-вторых, ребенок не только не нуждается ни в какой терапии или коррекции, а напротив, с момента рождения сам лечит своих предков. Как может. Трудится непрестанно и самоотверженно, и днем, и ночью, хотя навскид кажется, будто валяет дурака: то покроется золотушными коростами, то не слушается, то капризничает, то температурит, срыгивает, то ни с того, ни с сего, поносит, то, напротив, запирается, бывает, и скверно учится, и проявляет криминальные наклонности. Весь свой потенциал бейби расходует на приведение «стариков» — «в адекват» — из прозябаний трех основных типов: депрессивного, маниакального и параноидного.

Читать далее…




WHEN I’M 55.

Мне — 55. Но время остановить не хочется. Хочется, чтоб внутреннее время соответствовало внешнему. Внутреннее остановилось  на 38-ми, и ни туда, ни сюда. В свой день рождения я произнес вслух (на нем, кроме меня никого не было): «Мне -55»! И никакого отклика! Хочу, чтобы и снаружи и внутри было одинаково. Или — 38, или 55. Правда, этот разрыв меня очень мучит, тем больше, чем дальше от 38-ми. Лучше пусть будет  -55, ибо мудрость я ценю больше, чем прыткость.
Месяц назад пригласили меня на симпозиум. Я прежде никогда не получал таких предложений. И ни разу на симпозиумах не был. Как там без приглашенья-то? Спустя месяц я поехал. Купил билет и поехал. Красивый билет, розовый,  как пятитысячная банкнота. Чтоб он не помялся и не пообтерся,  его вложили в прозрачный пластиковый гандончик. Через гандончик просвечивает: когда и на каком поезде едешь, куда и во сколько тебя доставят. Все написано и про страховочку и про постельное белье.
Читать далее…



«THE POWER ANIMAL»

 

 

Утренняя пробежка сегодня повзрослела и стала  дневной. От того, что…

… оказав посильную помощь последнему  в 2013-м году заблудшему, доктор К. до отвала намялся капустных (увы — пост!) пельмешков собственного мэйда. Отправляя их сначала в густую деревенскую сметану с измельченным чесноком, затем —  чрез пасть,  в чрево, доктор, как человек с воображением, представил, что ест он не пельмешки, а  маленьких  скатиков. К., правда, никогда в жизни не видел маленьких скатов: по каналам, что транслировал его кабельный провайдер, демонстрировали, в-основном,  крупных, половозрелых особей, напоминающих космических пришельцев, да еще с хвостами, бьющими током.

«Интересно, — подумал жующий эскулап, — нельзя ли использовать ручных взрослых скатов для запитки его дачного домика, где в ненастье постоянные перебои энергоснабжения? И как лучше их друг с другом соединить: параллельно или последовательно? И что они едят? Должно быть, изголодавшиеся скаты электричество не вырабатывают? И рентабелен ли будет проект? И, если, добывать энергию с помощью скатов накладно, то все равно, неплохо иметь парочку оных в качестве медицинского дефибриллятора, на случай, если у соседа с перепою случится сердечный приступ.

Кидаешь поплохевшего Антоху в заводь со скатами. Те, с перепугу,  бьют умершего током, и тот выплывает, но  изрядно порозовевшим. Наверное, скаты хороши также для лечения шизофренической болезни. Таскают же слабовидящие за собой собак-поводырей, вот и душевно больные могли бы носить с собой увлажненного ската. В полиэтиленовом пакетике. В случае серьезного помрачнения рассудка, специально обученный скат вполне бы мог шибануть током зарвавшегося, что он — Юлий Цезарь, шизика, приведя его в норму толикой экологичного, полезного, скатачьего, электричества. Орду психиатров-пиздоболов, в свою очередь,  пере-проф-ориентировать в дрессировщиков скатов.

Разглядывая на тарелке оставшиеся «капуснички», что, уж,  не в силах был уничтожить,  док убедил-таки себя  в том,  что именно так, должно,  и выглядят свежевылупленные скатцы.  Для лучшего усвоения самолепных «скатинок»,  док принял на плюшевом диване физиологическую позу, оправданную также и  с художественной точки зрения. Одним глазком дремал, вторым,  с большим азартом следил за финалом «Голоса» на Первом.

Читать далее…




ТАБУ НА «СВИНГ» С НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕЙ — 2

 

Утром позвонила Лариса К., и, вместо новогодних поздравлений поинтересовалась, не беспокоил меня местный Минздрав. Дело в том, что после показа (вчера) передачи, где милое юное создание берет у доктора Г. интервью, в телекомпанию позвонил представитель министерства и затребовал домонтажную, полную, копию этого учебного интервью.

— Так что…-растерянно пробормотала К., — я вас предупредила, а кто, как говорится, предупрежден»…

— Готов к труду и обороне! — бодро рапортовал я, одновременно раздумывая, что патологического или антигосударственного обнаружили наши начальники в невинной передачке, где только я и дети.

Только что пришло письмо от К., которое все объяснило, и, после которого мы можем войти в новый год свободными непедофилами.

Оказалось, что папа нашей Александры — министр здравоохранения Удмуртии. В его семействе, как рассказала сама Александра, никакого переполоха нет. Просто министр попросил своего зама (его фамилия Гаврилов) еще в пятницу записать всю программу — интересно же посмотреть, как дочка работает. Зам, видимо, не понял, кинулся искать криминал и поднял на уши все ведомство, и кроме того, построив в шеренгу все телевизионное начальство.

 




    Подписка
    Цитаты
    «Всевышний – это комедиант, чья публика боится смеяться».
    Генри Луис Менкен
    Реклама