Категория "Новости"

Ностальгия (пост посвященный одному комменту).

Привет! Я писал уже, что не живу в прошлом, и полностью согласен с Апдайком, сказавшим, что ностальгия — тоска по счастью, которого не было. Но вчера, на одну мою недавнюю статью, я получил комментарий, прочитав который внимательно, всплакнул. Неужели счастье было?  Комментарий объемный, лишний раз доказывающий, что краткость — не всегда родная сестра таланта, а лишь двоюродная или даже троюродная. Этот трогательный комментарий написал человек, которого я часто вижу в эфире ТВЦ, но живьем не видел, как минимум более двух десятков лет. На ТВ у него свое небольшое медицинское шоу, но очень изысканное. Его приятно смотреть по утрам. Зовут этого, безусловно,  милого и талантливого человека Мансур Гилязитдинов. Он врач. Учился чуть младше меня. Все. Больше не буду ничего писать. Прочитайте комментарий, он все сам скажет за себя. Еще раз спасибо, Мансур. Тронул старичка!




Несколько слов в защиту Грабового.

«Фарш невозможно провернуть назад

И мясо из котлет не восстановишь».

(Пародия на песню А.Пугачевой

«Старинные часы» неизв авт.).

Алессандро КалиостроОщущение «дежа вю» не покидало меня с тех пор, как я услышал о Григории Петровиче Грабовом и его неудачной афере с оживлением невинно убиенных младенцев. Подобное уже было и не раз. Вот, например, граф Калиостро. Многие полагают, что Г.П.Грабовой и есть новое воплощение графа Феникса (российское погоняло Калиостро). Конечно, граф был потоньше и загадочней моего тезки-колдуна. А может, Марк Захаров «Формулой любви» (ну, помните, где: «Уно-уно-уно-уноо моменто-о-о…») придал авантюристу екатерининской эпохи несколько больше романтического флера, чем тот заслуживает. Но кино – это кино. А просвященнейшая из императриц сразу дистанцировалась от Калиостро, отказала в аудиенции, а потом и вовсе выслала из страны: «Дабы своими мошенническими выходками он не морочил головы добропорядочным верноподданным и не сбивал их с толку», преследуя с помощью своих спецслужб до самых границ империи».

Каждый из нас терял близких. Скорбел по усопшим. Со временем научился, мало-мальски, сначала существовать, потом и жить без них. Ушедший может сниться во сне. С ним можно мысленно разговаривать. Мы скорбим, печалимся и оплакиваем потому, что человек уже никогда не вернется. И не надо. Возвращение – это попрание всех существующих принципов мироздания. Отчего покойника предают земле и надежно заколачивают гвоздями гроб? Чтоб не вернулся. Отчего полы моют в доме, после выноса тела? Чтоб стереть следы его пребывания. Чтоб не вернулся.

Читать далее…




Пасхальная импровизация.

куличАнемичный  зюйд-вест, вольно прошмыгнув через форточку, шумно пройдясь по клавишам бамбуковых жалюзи, достиг, наконец,  моего носа. Я очнулся — ветер принес мещански-провинциальный запах сдобного теста с изюмом, ванилином и орехами. В просоночном киселе возник  образ  пасхального кулича, крашеных луковой шелухой терракотовых яиц и возвернувшегося  Навина. Нынче – Пасха. День Христова Воскресенья.

Вы как угодно можете относиться к приключениям этого удивительного еврейского парня. Можете сомневаться или свято верить в его мученическую смерть и чудесное воскрешение. Какая разница? Если Христос – реальный человек, то хотелось бы иметь такого умного  друга. Вот бы с кем  поболтать о том, о сем,   за стаканчиком галилейского, закусив маслинкою.  Если Иисус – миф, все равно здорово, что существует символ отсутствия страха пред смертью, и возможности постоянного возрождения и развития.

Интересно, что основатель психоанализа, будучи представителем иной конфессии, где Иисуса за мессию никогда не почитали, весьма высоко ценил вклад Христа в становлении цивилизации. Он считал его  человеком, благодаря которому, люди стали реже метать в ближних камнями, предпочитая  нецензурную брань.  Хвала славному Назаритянину, сделавшему всех нас миролюбивее.

Для меня Пасха – это воспоминание о том, как накануне прабабушкины соседки по улице бегали друг к другу по весенней слякоти, подобрав длинные юбки, чтоб узнать, как  поднимается куличное тесто.

Для меня Пасха – это десятки и сотни навалившихся на скоромную пищу православных, коих со вздутыми панкреатитом животами я доставлял в хирургию, будучи врачом «скорой». Они, как и чеховский купец, полагали, что голова нужна для того, чтобы кушать.

Для меня Пасха – это поздравление знакомых и незнакомых: «Христос Воскресе – Воистину воскресе»! И как однажды я,  таким образом, по-ошибке, поздравил  соседа, Льва Иосифовича Каплуна. А он на мое: «Христос Воскресе», картаво, рассмеявшись, парировал: «Хакге Кгишна»!

Все эти мысли принес в мою голову пасхальный ветерок. Христос же Воскрес, ребята, е мое!




Сталин, фарисеи и книжники.

Пару недель назад позвонила ведущая довольно популярного на местном телевидении шоу. Пишуще-интервьюирующую  братию недолюбливаю, для нее (Ларисы) делаю исключение. Профессионалу  можно даже простить, что он – журналист. Перед Днем Победы кремлевские выдумщики решили «эксгумировать» останки «отца народов» и под их смрад устроить общественно-политическую дискуссию на тему: Who are You, mr.Stalin? Местные мудрецы тоже решили не отставать и обязали все региональные СМИ в этих дебатах поучаствовать. Заказных передач Лариса не любит, считая их заказным убийством себя, как художника.

На передачу решено было пригласить меня и православного батюшку. Что ее заставило натравить на меня робота, до сих пор ума не приложу?

Про Сталина меня еще никто и никогда не спрашивал. С живыми попами «при исполнении»  я тоже никогда не общался. Антипатичны  мне торговцы опиумом. Причем давно.

В возрасте полутора лет меня решила окрестить  нянька. Тайно. Чтоб не знали родители. Мама и папа были членами КПСС. В ту пору связь партийцев и служителей культа не приветствовалась. Нянюшка притащила меня в храм божий, даже заплатила свои кровные.

Когда меня поднесли к попу, я вцепился своей ручонкою в его патлатую бороду. Как пушкинский Руслан в Черномора. Священник растерялся. И он, и нянюшка, и церковные старушки,  суетливо начали разжимать мои пальчики, бренчать, как погремушками, церковными аксессуарами, улюлюкать, отвлекая от поповской бороды.  Никакого эффекта – я надежно фиксировал батюшку, моя ручка, аж, побелела от натуги! Поп скомкал весь ритуал. Последней  его надеждой  на освобождение, было опустить меня поживей в купель. Заорет дитя в водице, ручку-то и ослабит. Опустили. Орал. Но руки не отнял. Так и окрестил он меня, на «коротком поводке». Общим собранием присутствующих было решено захваченную мной прядь отрезать ножницами, что и было немедля предпринято одной из чернавок. Только батюшка освободился из пут, только вырвался наружу общий вздох сожаления, так сразу нежные пальчики неофита разжались, и объемный клок поповской бороды приземлился на старый каменный церковный пол (в кино в этот момент всегда включается сабвуфер). Святой отец  зло посмотрел на меня, на няньку и покинул место сражения проигравшим. Что было у падре в голове – известно лишь Создателю. Допускаю, что вместо молитв – матерщина. Вот какое было крещение.

День записи передачи был хмурый и ветреный. «Путь наш во мраке». Явившись в телестудию ровно в полдень, я обнаружил там  вертящегося пред зеркалом, склонного к полноте, кокетливого попика лет тридцати пяти.

Запеленговав мое присутствие, батюшка, продолжал  расчесывать усики маленькой расчесочкой, но придал лицу своему мармеладное выражение и не изменил ему до конца съемки. Повернувшись, первый подал руку и представился. Отец Димитрий. Он, кажется, сразу просек меня. Оглядев попа, я констатировал, что одет он, как 600 лет назад. Длинная черная ряса, сапоги, вызывающего размера крест на серебряной цепи. Забавно. Прическою  он смахивал больше на Стиви Вандера. Еще бы модные темные очки от «Prada»! Мы расположились за столом в супрематической студии, и, пока техперсонал проводил через наше исподнее микрофоны, химичил со светом, я начал разговор первым. Поведал батюшке и Ларисе о своем увлечении последнего времени — фильмами Би-Би-Си о животных. «И что удивительно, — дополнил я, — когда в чате мы обсуждаем просмотренное, то совсем молодые ребята, пишут по-олбански, что после знакомства с миром природы через объективы британских киношников, они перестали сомневаться в существовании Бога.

— Это почему же? – спросил отец Димитрий.

— Англичане так снимают натуру, что даже злокачественные атеисты начинают понимать, что все сущее создано Неким Разумным Началом, потому, как в природе, ее части и ее твари так ладом взаимодействуют друг с другом…

— Как по-нашему вы сказали: «ладом» — ответствовал батюшка, — только тексты к фильмам уж очень светско-научные, нет ни одного упоминания о Создателе.

— Он подразумевается. Мне кажется, что люди, которые снимают эти фильмы — святые, они делают для воспевания Господа не меньше, а может даже больше некоторых…

Читать далее…




«Братание» с природой.

Почти каждое утро, спозаранку, и зимой, и летом, я собираю камни, которые некогда разбросал. С помощью полуторачасовых пробежек в городском лесопарке имени одного коммунистического палача. Провожу профилактику потенциально возможного в моем возрасте инфаркта и инсульта.

Сегодня  я стал свидетелем события, от которого изначально слезы умиления на глаза навернулись. Толпа детсадовских ребятишек под руководством воспиталки, кормила парковых белочек кедровыми орешками с рук. Идиллия! Белочки нахально шастали меж детей, поглощая для них заранее припасенный корм. Дети в восторге. Воспиталка все это фиксировала на встроенную камеру своей мобилы. Прогресс! Подумав, я решил, что это вовсе не слезы умиления, это совсем другие слезы. Человек и природа. Природа и человек!

Белок, правда, много развелось, может из-за сорокаградусной зимы, может из-за того, что в самый разгар мирового финансового кризиса местные власти торжественно открыли огромнейший зоопарк. Вырубили несколько гектаров первоклассного леса, переселив из других лесов планеты разных экзотических тварей. Экобаланс был зверски нарушен. Так. О чем это я? Ах, да! «Белка там живет ручная, да затейница какая! Белка песенки поет, да орешки все грызет». А воспиталке, ей, невдомек, что кормление диких животных, с любой точки зрения, а эпидемиологической особенно, опаснейшее предприятие. Вы не представляете, сколько в этих самых диких зверушках всяких простейших, глистов, амеб!

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Если мы окружены крысами, значит, корабль не идет ко дну».
    Эрик Хоффер
    Реклама