Категория "Новости"

ПРОВОДНИК.

 

 

«Наши люди на такси в булочную не ездят»! Наши люди ходят пешком. Я, по-крайней мере. Мог бы купить себе авто, но ездить особенно некуда. Работаю дома. Еще боюсь, что как у многих знакомых, могут атрофироваться ручки-ножки и вырастет живот. В последнее время, правда, насчет машинки стал задумываться, ибо в поздне-осенний, зимний и ранне-весенний период ходить пешком стало опасно. Проезжие части еще как-то чистят. Тротуары и дворы – нет. Города – не для пешеходов. Особенно средние и малые.

Только позавчера подумал о терроре. Против собственного народа. Шел, крадучись, по ул. Орджоникидзе маленького городка Воткинска. Моей родины и Чайковского. Уверяю, восхождение на исландский ледник, совершенное мной в 2007 году, было куда, как безопасней. В марте – днем тает. Ночью – застывает. Тротуар – абсолютно ледяные колдоёбины с коэффициентом трениия, стремящимся к нулю. Еще и гора. Вверх подняться ещё можно. Спуститься вниз – не реально. Пару раз пизданулся. Не очень сильно. Но всё же. По дороге подбирал старушек. Не пизданутых, а как я, тоже пизданувшихся на тротуаре Орджоникидзе авеню. Ставил их вертикально, отряхивал дряхлые пальтишки. Как опрокидыватель пингвинов. Бабушки падали снова. Я снова их приводил в чувство. Спросите: куда пёрлись старые грымзы по обляденелой дорожке? Да кто куда. В церковь. В поликлинику. На автобусную остановку. В «Магнит», где в сей час утренний дают трупики заиндевелых, много раз размороженных, в собственном соку, бройлеров со скидкой. И себе супец сварганить, и еще кошке останется, что поглодать. На их пенсию – не разгуляешься.

Поняв всю неэффективность своих действий, я предложил пожилым леди объединиться. Встать друг за дружкою, обняв предыдущего за талию. Я, естественно, шел впереди. Получилось что-то вроде танц-класса «летка-енки». Только мы не выкидывали ножки, как положено в этом прекрасном финском танце, а на малых передачах шаркали старушачьими ботами по ледяным кочкам. «Вот кто-то с горочки спустился»… — это я, и стройная ватага напряженных баушек от 70-ти и старше. Сход с горы сопровождался скрипом их ржавых суставов. Но маслёнка осталась дома. Когда мы поравнялись с центральной улицей Мира, где еще хоть как-то можно было идти, старушки кокетливо хихикали, крестились и благодарили меня, как Сталкера. Та, что шла за мной, даже кокетничала, мол, счастлива, что за молодого мужика подержалась. А мне — 58. Почти несанкционированное шествие! Когда старушечьи вереницы рассосались, я и подумал о терроризме. Террор против собственного народа.

Родственнику моей знакомой, 87-летнему деду Володе повезло меньше. Крепкий был старикан. Румяный и сохранный. Много-чего повидал в жизни. Пережил и войны и перестройки. И Сталина и Хрущева. Бегал на лыжах в кировском парке , каждый раз крича мне: «Физкульт привет»! Месяц назад он навернулся на голом льду возле парка Кирова. «Перелом шейки бедра. Жировая эмболия мозга». При переломе кости, костный мозг, ну, тот который в бульоне сверху плавает, попадает в кровеносное русло и закупоривает один из сосудов, мозг питающий. Дед Вова умер в реанимации. Не приходя в сознание. Не как герой. Не как жертва теракта в метро. Без взрыва. Без тротила. И без его эквивалента. Просто умер.

Сколько таких дедов Вов, и не дедов, а здоровых молодых людей ломают кости, ударяются головой, получают перелом основания черепа на ледяных тротуарах наших городов? Сотни? Тысячи? Кто за это заплатит? ИГИЛ (запрещенная в нашей стране)? Украинские экстремисты? Падение на скользком льду может изменить вашу жизнь, или вовсе – отнять её. В суде вы всё равно ни хуя не докажете.

Если вы с гололедом ничего поделать не можете, куды вам с исламским экстремизмом бороться! Как бы ладно не работали металлодетекторы, спецслужбы и прочие бдители, уследить исламиста-психопата чрезвычайно сложно. Практически невозможно. Партизанская война на территории противника – дело гиблое. Ни Скотланд-Ярд, ни ЦРУ, ни наши, с горячим сердцем и ледяными мозгами, увы, не справляются. Проще (и, наверное, выгоднее, и с экономической, и с политической точек зрения) преодолевать невозможное. А для того, чтобы сограждане не гибли тыщами на льду, не нужны ни радары, не целая армия хорошо оплачиваемых особистов, нужен только лом и песок! Просто посыпь в пять утра песочком дорожку – все живы и здоровы. Сделай, что можешь…Но мы же не ищем легких путей….

Читать далее…




«RRAINDROPS KEEP FALLING ON MY HEAD».

 

Песенка о том, как не поддавться грусти…слушать в наушниках (желательно)…пою — я.

https://youtu.be/FwjfTzFkxks

 




ИНИЦИАЦИЯ.

 

Я живу возле не самой плохой школы Ижевска, где вчера и позавчера проходила первосентябрьская вакханалия, или, вернее сказать – инициация — посвящение малышей в первоклассники. Всё было обставлено торжественно, хотя и несколько эклектично. Мой нежный слух с 8-ми утра услаждали бурные мелодии и страстные призывы истеричных педагогов (в миру – училок, завучей и директрис): учиться…учиться…учиться. Гимн страны сменяло «Прекрасное далёко», «Лесной Олень» и почему-то увертюра к вагнеровскому «Кольцу Нибелунгов» после выступления местного депутата! Интересная подборочка. Несколько смутили призывы к «путинской вахте»! Ну, возможно это – веяние времени.

Читать далее…




ВРЕМЯ ЗАПЧАСТЕЙ.

 

«Пришла пора соборов кафедра-а-альных». Это у вас. А у меня – пришло время запчастей. Меняю зубы. Не все. Только особо отличившиеся в трудной борьбе за выживание. В процессе смены ощущаю себя не полноценным. Кусаться не могу, как прежде. Блендер воспринимаю, как второй хуй.  В этом смысле – кореш-блендер принимает фаллическое звучание. Ж-ж-ж-ж-ж! Зае…ала ностальгия по куриным хрящикам.  Смузи-шмузи. Вся еда мелкодисперсная. Манная каша жидкая — через соломинку. Друзья мои, собутыльнички-подельнички, в попытке меня, беззубого, поддержать, острят. Прямо выходят из себя. Чтобы мне весело было. А что у меня вискарь через переднюю дыру в зубах выливается на промежность, никого не волнует. Нельзя сказать, чтобы промежность, и всё при ней, были в восторге от этого. Пьяная промежность и гениталии – угроза общественной морали. Промежность опаленная чего-то все просит, а голове не можется. Чаще бывает наоборот. Мастурбация с пантенолом – тоже удовольствие ниже среднего! Бухаешь-бухаешь, и похмелья приличного нет, как нет. Все вокруг маются-опохмеляются с утреца, пошлостями сорят, а ты – дурррак-дураком…

Читать далее…




МОРТАЛ ШАББАТ.

 

Это у вас – шаббат. У меня суббота – день сатурналий (Saturday). Я вернулся с московских гастролей. Устал. Работал нон-стоп. Жил при клинике. Там же столовался. Мылся в кабинете косметолога. Дважды в день. Плохо спал – ночью по клинике шастает Призрак Опер-ационной.  Я не клиническая приживалка. Не экономлю на гостинице. Just не люблю ездить в метро. Устаю. Знакомые приглашали погостить у них. Я вежливо отказался –  мои  портяночки они б запомнили надолго.

Читать далее…




ЭКЗОТИКА.

 

Приезжаю в Москву. На Казанском вокзале, меня, с налёту захватывает одна кинопродюсерша, обещает довезти на гигантском «хаммере» до клиники АТЕ на Октябрьском поле. Консультирую прямо на ходу. Проезжаем через последнюю кафушку в Москве, где еще можно курить. Забегаловка называется » Остров надежды». В благодарность за talking-cure кинодива предлагает ключи от квартиры в центре. Там я могу останавливаться, когда она в командировке на Каннском фестивале или экспедиции. Интим не предлагает. Спасибо.

Запись в клинике полная. Звонит дама с монополярной манией и требует ее принять. Только не в клинике, а более экзотическом месте. В ресторане, например. Отказываюсь, ибо одет неподобающе, да и нынешний «Арагви» не считаю экзотическим местом. Предлагаю встретиться ночью в морге.
— А разве в вашей клинике есть морг? — игриво интересуется она.
— Организуем-с! — отвечаю ей под одобрительные кивки медсестер с рисепшена. Девчонки не прочь подработать. За определенную плату готовы сыграть роль утопленниц с Истринского вдхр.!
Надо чуток отдохнуть. Сегодня — в ночное.




СОН.

 

Боже, до чего я докатился! Мне приснился сон. Деталей не помню. Был Путин и многотысячная толпа. Народ скандировал, как в Древнем Риме: «Идущие на хуй, приветствуют тебя, Цезарь»!




    Подписка
    Цитаты
    «Всевышний – это комедиант, чья публика боится смеяться».
    Генри Луис Менкен
    Реклама