Категория "Все болезни от нервов!"

Моя печаль застыла неподвижно…

Kina Familiaris.

Полночный час настал:
Весна-Красна спускается на землю.
Сторожку Леший отсторожил.
Ныряй в дупло и спи!
(А.Н.Островский «Снегурочка»).

Легко и проворно бежится по мартовскому утреннему насту. Днем снежок прилежно подтаивает. Предается блуду с молодой пышнотелой красавицей-весной. Ночью возвращается к опостылевшей супруге-зиме: со звоном кристаллизуется, наполняя лес к рассвету мятной снежестью, холодной и рациональной. Снег — подлый изменник! Он лжет. И жене, и любовнице. Пытается продлить свою никчемную жизнь. Скоро обе, и весна, и зима, потеряют к нему всякий интерес, как только он станет серым и тяжелым.

март
Если бежишь часов до 11-ти утра, то кроссовки не проваливаются сквозь корку плотной белой искристой глазури в предательски-холодный бисквит. Мартовский снег, словно непропеченное безе. Снаружи твердое и хрупкое, а внутри — липкое и кляклое, как дешевый баблгам, навязчиво пристающий к жевательной поверхности коренных зубов. Так бывает, когда кондитер торопится и помещает взбитые с сахаром белки в слишком горячую печь. К полудню занятия спортом превращаются в настоящее испытание на прочность моего полувекового механизма. Мокрые кроссовки. Икроножные мышцы ноют весь день, и, особенно наутро, умоляя пощадить их. Они готовы отречься от любой веры, лишь бы избежать спортивного аутодафе. Но я — строгий инквизитор! Только пойди у мышц на поводу, войди в их положение, дай им расслабиться, как мгновенно задрябнешь. Стареть не хочется. Тонус! Вот что отдалит момент позорной дряхлости и совсем «непышного» увядания. Хотя…это моё собственное убеждение, или находка, если позволите, и вас оно никак не касается.
 

Бегу, я, лечу, а кровь цедится сквозь створки сердечных клапанов — «уф-уф-уф». Мысли разные навевает. О том, например, как на днях скончался главный врач онкодиспансера, Серега Примушко. Сердце — «пламенный мотор» — остановилось во время тренировки. Пошел человек после трудового дня в спортзал. А там: бац! Фибрилляция желудочков. Не самая плохая смерть, скажу я вам. И со мной может такое случиться. Бегу и думаю: а зачем я об этом думаю? Думай — не думай, взбредет ему зафибриллировать, устанет работать, и остановится. Будешь ты лежать, доктор, на этой белой глазури, как презренная шоколадная завитушка на весеннем торте, пока не обнаружит тебя какой-нибудь парковый бомж-санитар леса, старушка с канистрой ключевой воды или группа подростков-аскетов, нейтрализующих сезонные всплески тестостерона форсированным лыжным бегом. И не будут они знать что делать. Бомж скажет: «Вот, блядь», и опустит свой мешок с бутылками рядом. Заберет плеер, все еще поющий о любви и жизни голосом Полы Коул. Старушка перекрестится. Юные лыжники будут переминаться с ноги на ногу в нерешительности. А можно было попробовать. И делов-то:  е…..нуть, что есть сил кулаком по грудной клетке — оно, даст бог заведется. Но бомжу нужен мой плеер. Старушке — яркие впечатления. Подростки — просто дураки, с двойками по ОБЖ.
Читать далее…



С именинником!

Доктор ГрегориСегодня знаменательный день. Ровно год, как я более или менее регулярно пишу статьи для Нового психологического журнала. Блогу — год! Этот журнал сильно изменил мою жизнь. Сдвинулось расписание полетов. Я почти перестал общаться с народом непосредственно. Редкий гость может протиснуться чрез кордоны невиртуальности и достичь хотя бы начального уровня моего интереса к нему. И мне это очень нравится. Чувствую себя, как Гудвин, Великий и Ужасный! Умора!

Проблем с темами и проблемами, поднимаемыми в постах нет, ибо живем мы в наинтереснейшее, хотя и кромешное время: глобализация, интернетализация, 3D-изация, смена земных полюсов (о последнем вчера, интеллигентно брызгая слюной во все стороны, поведал мне один знакомый психопат, зам. директора института физики металлов, с неподходящим случаю именем, Вася). Вечные ценности аннигилируются, мир подсаживается на модификаторы, женщины выходят на тропу равноправия с мужуками. Последние — не против, они признали поражение и ответственность за развал всего, что можно развалить, захламить, испакостить. Слабый пол меняет серые кардинальские галеро на красные и готов к управлению миром. Надеюсь, что этот мир будет чище, рациональнее и мудрее. Вот об этом-то я и пишу. Пишу о том, что нынешний человек изменившись, нет-нет, да подсаживается на старые каноны, ритуалы и правила. Из-за этого и болеет, чахнет и плохо спит по ночам, даже если принимает какую-нибудь роботизирующую, снотворящую гадость.

Мой журнал даёт возможность охватить здоровыми (хотя некоторые считают их бредовыми) идеями большее количество хороших людей, считающих себя нехорошими. Индивидуальная качественная психотерапия «от кутюрье», как и овес, нынче дороги. А тут возьмешь, наберешь заветный «хттп:// ньюсайколоджи.инфо, глядишь, и полегчало, глядишь, на сэкономленные на врачах денежки можно приобрести  новую «материнку» или ноутбук (помаду, ай-фон, тряпочку от Оскара де ла Рента). Нет, правда, мне многие в личку пишут, что испытывают облегчение лишь от того, что прочитали, да в комментариях почирикали. Некоторые находят решение своих заморочек. Вот и слава богу, вот и чудесно, и людям хорошо и мне.

Мне отчего хорошо? Голова моя, она, как котел. В ней все время что-то готовится. Знаете, что мне дает эта писанина? Понижение внутричерепного давления. В голове постоянно тысячи мыслей, идей и вызывающих фантазий. Голова может лопнуть. Этот журнал — клапан, пимпа на буденовке красноармейца, через которую «разум возмущенный» выходит наружу.

Спасибо огромное вам, мои дорогие читатели, что вы все это читаете. Спасибо вам, что вы меня терпите. Спасибо за то, что я вам не противен. Я знаю, это нелегко. Любить меня трудно. Проще терпеть. Также я объявляю пред строем благодарность (ой, что это, ночной церемонией присуждения«Оскаров» навеяно?) своему малороссийскому коллеге, подельнику, боссу, консультанту и техническому директору одновременно — Жене Литвину, что напутствует меня, обучает новым веяниям, законам Сети, и вообще, довольно-таки терпимо относится к не всегда здоровому консерватизму, амбициям, распальцовкам и прочим пошлым выходкам зарвавшегося старикашки. Это я о себе. Он (Женя) — святой. Низкий поклон. Эта штуковина, на которую Евгений меня год назад подсадил, еще больше упрочила мое амплуа городского сумасшедшего.

Обязуюсь и впредь писать, писать и писать обо всем, что вижу, слышу и придумываю! Да здравствует Новый психологический журнал, самый новый и самый психологический журнал в мире! Надеюсь, что мой журнал будет как раз тем Пегасом, на котором все мы вместе въедем на Парнас светлого нетократического будущего гордыми и хорошо информированными. Вот видите: опять хвастаюсь. Нескромно. До скорого! Доктор Грегори.

Осмысление




Томия лобных пядей.

жуткий зайчик«Жена подавляет меня: когда я принимаю ванну, она топит мои кораблики», — Он слегка краснеет и улыбается. Изменение цвета лица его означает — все не так плохо. Просто в отличие от нас, Он испытывает чувства где-то на глубине в 150 км, так сказать, в недрах своих. Покраснение лица, покашливание, вегетативные реакции и прочие телодвижения —это то, что доходит до поверхности, пройдя сей долгий путь, изрядно потрепанное. Психиатры говорят, что это шизофрения. Какая разница, как это назвать, шизофрения или чувственная прохлада? Тем более, диагнозами не лечат. Допускаю, что лет через триста, а, может и раньше, все люди будут такими. Он, горемыка, родился раньше срока.

Он — муж моей знакомой ведьмы. Ему — двадцать шесть. Он богат. Приятной внешности. Думает о красе ногтей. Ходит на маникюр. Может быть, на педикюр. Это похвально. Метросексуал. Похож на молодого гарвардского профессора. Семи пядей во лбу. Ей — двадцать три. Пышка. Избранница Кустодиева. Мила. Хорошо говорит по-английски. Теккерея читает в подлиннике. Прекрасно — по-немецки. Её французский несколько раздражает, она грассирует, как марсельцы:   над произношением еще работать и работать. Вместе  Они — семья. Уже шесть лет. Без детей.  Успешны. Они — акулы анархо-синдикализма. До империализма пока далеко.

Он изменяет ей. Неприкрыто. Не видит в этом ничего предосудительного. Не испытывает ни чувства вины, ни стыда. Не сочувствует. Он вообще не испытывает ничего. Она — страдает. Плачет. Часто болеет. Я беспокоюсь за Её здоровье. Вчера Она вернулась из командировки. В большом красивом доме — следы пребывания женщин. Дух дорогого алкоголя, элитных сигар и пустого секса. Я спрашиваю у Него:

Одномерный человек

Читать далее…




Врачевание «от кутюр». Кариес.

«Дуремар спросил трактирщика:
«А куда мы будем бросать кости?»
 А.Н. Толстой «Приключения Буратино».

Начнем вторую часть повествования о медицине высших сфер с оды куриным хрящикам. Куриный хрящик – казалось бы, фигня. О чем тут говорить? Есть о чем. С детства у каждого из нас любимая часть этой птицы – голень. В простонародье – ножка. В цивилизованных семьях, где, «все лучшее – детям», при совместном обгладывании птицы-символа тупости и безмозглости, именно этот фрагмент достается самому маленькому. Куриная голень (не слушайте диетологов!) — самая вкусная и питательная деталь этого желанного на нашем столе потомка птеродактиля и археоптерикса. Полезность птичьей голени объясняется особенностью ее кровоснабжения.

Взрослея, мы вынуждены, возвращать долги. Приходится отдавать куриные ножки своим отпрыскам, переходя на менее вкусные, но очень полезные (если слушать диетологов) грудки, бедрышки, попки и крылышки. Вы можете возразить, что-де тема куриных ножек была актуальна в те времена, когда кур покупали «с бою» или «по-блату». Когда на витринах магазинов еще не было такого разнообразия куриной (как бы сказала одна моя знакомая адвокатесса) «расчлененки». Теперь – другое дело: хочешь сочный окорочок, хочешь – заветное бедрышко, а хочешь – бледнонемочную, но низкокалорийную грудку.

Нет! — скажу я вам, как Собакевич, если готовить птичку, то надо готовить ее целиком. Жарить, парить, варить, запекать, барбекьюшить, весь трупик сразу, разрезая его на части прямо за столом, или, как говорят врачи, ex tempore. В этом — ритуал, связующий с предками, что потребляли животное полностью. С коровой так, конечно, не поступишь. Хотя… году в 84-м прошлого столетия я был на свадьбе в Верхней Сванетии (это – горная Грузия) и участвовал в запекании на огне целых свиней, баранов и молодых бычков. Постепенно отрезаешь большим острым ножом приготовившиеся части. Вкуснятина! Особенно в сопровождении обильных доз домашнего «сухача». Понятно, что подобный номер не пройдет в вашей городской холобуде с виниловыми обоями. Зубы горных сванов потрясающей белизны и качества. Может потому, что в ближайшей округе километров на 100 нет ни одного дантиста. Но…вернемся к кулинарной орнитологии, и ножкам, в частности.

Когда выдается возможность полакомиться голенью глупой куры (ребенок может быть, например, у бабушки), что называется «тряхнуть стариной», то есть, конечно, «детством», вы чувствуете себя на вершине блаженства. Особенно в тот момент, когда ритуал обгладывания уже совсем обглоданной ножки, необходимо закончить откусыванием верхнего хрящика-эпифиза. Без его откусывания процесс трапезы не может считаться завершенным. Как секс без оргазма. Как похороны без поминок. Как пьянство без похмелья.

Это вообще тема отдельного разговора. Люди  – не собаки. Наш кусательно-жевательно-разгрызательный аппарат не приспособлен для дезинтеграции костей или хрящей. Анчоусы, артишоки – вот человеческая еда! Но, каждый раз, когда вы лакомитесь курочкой, вам непременно хочется откусить этот хрящик. Дантисты говорят, что именно курячьи хрящики вызывают перелом зубов. Это главная причина зубных переломов! Так, что хрящик – вещь серьезная. Дантисты ликуют. Курица – любимое животное дантистов всех времен и народов! Благодаря этой курочке-дурочке и нашей с вами, глупости, эти ребята никогда не останутся без работы.

Карикатура "У стоматолога".

Читать далее…




Врачевание «от кутюр». Астма.

HippocratesВрач – самое замечательное занятие на всем белом свете. Одна моя знакомая однажды высказала неглупую мысль о том, что рожать надо троих детей. Одного определить в банкиры, второго – в адвокаты. А третьего – конечно, в доктора. Наличие деток, владеющих такими базовыми профессиями, даст выжить в сложных историко-географических условиях упадка и регресса. От себя добавлю, быть врачом очень полезно и для себя и для окружающих.

Кстати, на самом деле Гиппократ не давал никаких клятв. Других тоже этим глупостям не обучал. Деловой был мужик, серьезный. Чертомелил от восхода до заката. Привнесенное им во врачевание, актуально до сих пор. Был трудоголиком. Ему не свойственно было сочинять торжественные тирады, нынче пафосно изрыгаемые каждым ублюдошным выпускником медвуза на пороге альма матер, в ожидании последнего пинка под зад. «Клянусь Апполоном-отцом»…уверяю вас, старина Гиппократ, не способен был на такое актерство. Узнай он, что его честное имя так девальвировано потомками-подонками, гомерически рассмеялся и произнес бы саркастически, как герой Чака Паланика: «Fucking pathetic»!

Современная медицина делится на нетрадиционную, «пред-а-порте» (для всех), и изысканную (не для всех). О первой мы как-нибудь поговорим в другой раз. Повседневная медицина тоже не представляет особого интереса. Каждый из нас сталкивался с нею по необходимости, и, как правило, разочаровывался. Она безлика. Стандартна. Убога – не только в нашей стране. То, что наши соседи-европейцы имеют все, как один, высочайший уровень медобслуживания – миф. Съездите и увидите сами. Глубокого принципиального различия нет. Чуть чище, чуть внимательнее, чуть вежливее. В авангарде – тот же отряд поликлинической пехоты, с утра до вечера выписывающей анальгин с димедролом и витамины «бэ-шесть», «бэ-двенадцать». Лечение по усредненным схемам – все зависит от порядочности и степени образованности врача. Интуиции на доллар-полтора. Эти врачи – больше роботы, чем люди. Но они тоже необходимы. А кто будет разгребать завалы тел в приемных покоях? Гиппократ?

Читать далее…




MY HONEY NICOTINE…

Теперь столько пишут о вреде курения,

что я твердо решил бросить читать.

                       Джозеф Каттен.

Фото Марлени ДитрихПоглядел свои прежние записи. Мрачновато. Давайте обсудим что-нибудь позитивное. Как у Фрэнка Синатры: «Жизнь – это розовый сад». Что придает жизни моей цвет и фактуру? Курение. Любимое занятие. Без дыма мне грустно. С цигаркой во рту чувствую себя счастливым и полноценным. Я не одинок. Смотрел по «Культуре» передачу с Алисой Фрейндлих. Во время интервью она курила, что называется «сhain smoking». Ведущий закинул удочку: «Алиса Бруновна, отчего вы не выпускаете сигарету изо рта»? Актриса ответила: «Потому, что я люблю себя». О! Как я согласен с ней! Браво, госпожа Фрейндлих! Вы – одна из немногих, что как я, считаете курение очень клевым делом. Курю себе, не испытывая никакого дискомфорта, что это рано или поздно плохо кончится. Помните, песня такая была:

Люблю я макароны,
Все говорят, они меня погубят.
Мне снятся макароны,
Хотя моя невеста их не любит.
Но я приготовлю их,
Однажды на двоих.
Уж я их так полью томатом, посыплю чёрным перцем,
Смешаю с тёртым сыром и дам запить вином.
Поймёт она всем сердцем, какое это чудо,
Потом ей будет худо, но это уж потом.

Читать далее…




ПАМЯТИ МАРКИЗА ДЕ САДА…

маркиз де садУмению вовремя задавать правильные вопросы американские психоаналитики натаскивали нас, как бладхаундов. Никогда не задавайте вопросов вроде «Ты все еще поколачиваешь собственную жену»? Что вам ответит человек? Если «да» — то, значит, он садист. Если «нет» — это означает, что раньше он это делал, а теперь, по каким-то причинам, это прекратил. «Раздевайте» клиента постепенно». Все просто и понятно.

Так, вы все еще поколачиваете собственную жену? В животном мире особенно отличились в плане истязания самок — гамадрилы. Обезьянки не самые человекообразные, по внешнему виду — странный микс обезьяны и собаки. За что лупят? За непослушание, за измену родине (во время драки двух приматов за банан, пыталась переметнуться к более сильному самцу), бьют, когда плохое настроение, бьют, «чтобы служба медом не казалась», и бог знает, за что еще. Ну, забьет он до смерти одну – ответственности никакой. Да и самок у него – целый гарем. У более высокоразвитых – горилл, и, самых близких к нам, шимпанзе, избиения самцами милых дам практически не встречается. В этом смысле, сразу после гамадрилов следуем мы, люди.

Вы уже поняли, сегодня речь пойдет об избиении слабого пола сильным. Бывает и наоборот, но реже. Бьют, еще, как бьют! XXI век, а они их лупят и будут лупить еще долго. Ситуация эта разрешается просто. Но решать ее никто не собирается, все только вид делают. А я попробую нырнуть поглубже.

Моя коллега, Александра Олеговна Шмелева, очень, между прочим, хороший психотерапевт, занималась этой проблемой вплотную. На деньги какого-то американского миллиардера создала контору под названьем «Теплый дом». В это нагретое местечко со всех концов города сбегались несчастные избитые тетки всех возрастов и социальных сословий. Там их даже кормили с рук дедушки Сороса, давали кров и ночлег.

Проводилась грандиозная, хотя и абсолютно, на мой взгляд, бесполезная работа по психологической реабилитации жертв семейного террора. Воодушевленные такой поддержкой международных организаций и фондов, созданных по инициативе таких же битых, дамы возвращались домой к своим полностью раскаявшимся мужьям, молившим о прощении. Через энное время (с правильностью месячных) избиения повторялись, женщины вновь становились клиентами «Теплого дома», объединенные ненавистью к своим поработителям. Ели, спали, инсайтировали, снова возвращались к мужьям-садистам. Все повторялось опять и опять…

Цикличность и повторяемость событий индивидуальной жизни великий Фрейд называл проявлениями инстинкта Танатоса – древнего бога смерти, уносившего души несчастных греков в царство Тартара. По-русски, это означает, вы не живете, перестали развиваться, эволюционировать, прозябая в замкнутом невротическом круге, воспринимаемым за жизнь, что может привести вас к могиле раньше времени.

Павиан

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «Кто хочет разбогатеть в течение дня, будет повешен в течение года».
    Леонардо да Винчи
    Реклама