Категория "Человек человеку – волк?"

«Полузакрытое» письмо Путину.

Путин в медвежьей шкуреМногоуважаемый Владимир Владимирович!

Мы не любим власть, мы над нею смеемся, мы ее критикуем, мы над ней издеваемся – это нормально. Мы так поступаем не потому, что мы вредные, и вечно чем-то недовольные, а потому, что нам обязательно хочется найти кого-нибудь, кто виноват в том, что нам плохо.

Я тоже не люблю власть, тоже над ней иронизирую, все мне не так, да не эдак. Но сегодня…сегодня мне стало Вас жалко. Нет, честно, я пару часов назад видел ваше выступленье по телевизору, и даже заплакал. Сидел на кухне, суп ел гороховый, из пакетика, так слезы прямо в тарелку капали, суп получился пересоленый. При том, что человек я не очень сентиментальный. Вы отчитывались перед думскими боярами. Ну, отвечали на вопросы, заготовленные загодя. Стандартные вопросы – стандартные ответы. Ничего интересного. Если б не одно. Вы же, господин премьер- министр тяжело больны. Я врач, хоть и занимаюсь болезнями нетелесными, все равно, диагноз вам выставил: острое респираторное вирусное заболевание. Вы, «наше все», кашляли, чихали, говорили не своим голосом, осипшим, непутинским. Рыдаю и думаю: «Не его голос! Неужто царя подменили, ироды»!

Когда Вы о преодолении кризиса вещали, еще ничего, я держался, послушал, сколько-чего выделено было на дальнейший подъем и на пенсионеров. Слезы только-только подкатывали…

Но сдержаться я не смог, когда вы о достижениях в социальной сфере рассказывать попытались, об успехах нашего дохлого здравоохранения, о миллиардах, которые на национальный проект выделены, на повышение зарплат моим коллегам, на лекарства. Что же это такое, спросил я себя через душащие меня слезы, если столько бабла вы нам, врачам, с плеча царского,  даруете, чтобы мы, как можно лучше вас лечили, как же мы, сволочи, оправдать не можем возложенную на нас ответственность? Мы вас дорогой В.В. Путин, от элементарного насморка вылечить не в состоянии. Вам бы в постельку, на бюллетень, градусничек под мышку, компрессик на лоб, и вторая леди государства морсику из финской клюквы чтоб принесла. Есть у вас дома, я чаю, пакетик с клюквой мороженой в морозильничке? А вы с такой интоксикацией вирусной, и на работу. Боитесь уволят, что ли? Да не посмеют! Вы бы поберегли себя, сейчас стране без вас – никак! А депутаты, депутаты-то! Нет, чтобы пожалеть Вас, ехидничают сидят, один зевал даже. Видят зайцы-засранцы: старому льву совсем плохо, обнаглели, рожи всякие корчат, бояться перестали, причем на всех уровнях. И Минсоцразвития – тоже хорош! Больного премьера на всю страну слабым выставил и о своих достиженьях высказываться велит! Вы для меня, Владимир Владимирович, раньше всегда средоточением здоровья были, спортом увлекаетесь, хмельного в рот не берете, не курите.

Не верьте, не верьте им, Владимир Владимирович. Все они Вам врут! Нету у нас никакого здравоохранения – одна рухлядь и дымящиеся руины от него остались. Один-два врача вменяемые в городе, да и те — горькие пьяницы поликлинические. Все прочие в теплые страны улетели, как птички перелетные, стыдно им стало во всем этом участвовать. Я вот тоже думаю, глядя на все это, что лучше, может мне тоже пить начать, или в Ирландию махнуть, волонтером, за умирающими ухаживать?  Звали меня знакомые. Правда – вот уж несколько лет таким тяни-толкаем себя и ощущаю.

Не давайте, дорогой Путин, им больше денег на здравоохранение. Все спустят, или разворуют. Пустите-ка эти средства на нанотехнологию какую-нибудь, или, правда, давайте долину силиконовую, под златоглавой, забабахаем. У нас это в традиции – народ от голода подыхает на Украине, а мы ракеточку, на последние, из заначки страшной, с собачками учеными,  на орбиту выводим.

А домой когда вернетесь, лягте, и аспиринчику байеровского выпейте, всякие модные терафлю и упсарины не используйте. Эти штуки заморские, дорогущие, только бедным старухам врачи, что с аптекарем в сговоре, от простуды выписывают. Укутайтесь потеплее, чайку травяного с липовым цветом заварите. Даст бог, и снова вы здоровенький будете, на радость нам, на страх врагам. Да прикажите, чтоб митрополит молитовку за Вас заздравную отслужил, лишнее не будет. А как восстановитесь, так сразу же разгоните всю эту холобуду негодную, что от простуды вас не уберегли и в низком свете перед камерами позировать принудили!

Поправляйтесь. С преогромным уважением и слезами в сердце доктор Ivan Zhukoff (для конспирации).




ПАМЯТИ ЛЕОПОЛЬДА ЗАХЕР — МАЗОХА …

Давеча  я вам страшную историю рассказал. Но есть и другие («вы песен хотите – их есть у меня»). Со счастливым финалом.

Леопольд Захер-МазохСначала моим пациентом был Он. Тоже юрист, между прочим. Тихий, спокойный, неразговорчивый человек. В пост перестроечную неразбериху поднялся, пальто кашемировое купил себе, туфли ручной работы приобрел, офисные. Я даже и не знал, что такие в природе бывают. Теперь знаю. Но не имею. Офиса нет. Жена его — учительница. Решил он, что негоже половинке такого состоятельного мена дебилов в школе математикой мучить. Приказал ей дома сидеть, за двумя сыновьями следить, да ему обеды концептуальные подавать. Он повелел. А она послушалась. В горнице, конечно, порядок. Цветочки, салфеточки. Детки не сопливые и накормленные. На кухонной плите сковородочки тефлоновые с котлетками сочными шкворчат. В отпуск – все вместе к ласковому теплому морю. Одним словом, удалась жизнь!

Этот паренек, не был готов к своему успеху, и на фоне валящихся на его голову благ материальных, стал сильно поддавать. Раз с работы бухой приходит – дельце удачное обмыли с дружиною, другой раз «на кочерге» – мытарей удачно вокруг пальца обвели, братину пускали по кругу, третий раз, вообще шофер его на себе, как витязя поверженного притащил. Тут бывшая учителка и заголосила-запричитывала: «Что же, это, мол, такое, любезный наш супруг, происходит»? А он ей: «А кто вы такая, сударыня, чтоб мене укоры чинить и уму-разуму наставлять? Я, деньги, между прочим, зарабатываю, а вы, голубка, в тереме день-деньской сидите. Вот и не воркуйте! И вообще, я сейчас намерен ванну принять с солью заморскою и отдохнуть опосля прилечь, так вы, уж будьте так разлюбезны, женушка, эту самую ванну мне заварганить. Она возопила: «Да, вы, милый муж, в эдаком состоянии, в ванне утопнуть можете, меня вдовой оставив, а малых отпрысков наших – горькими сиротами». Он ей как, р-раз! И по челу кулаком. А она, не будь дурой, да сдачу ему. Он, рассвирепев окончательно, так отмутозил ее, что ни одна уважающая себя богадельня б не приняла. Не человек – месиво! Все побито: и перси и ланиты. Живой труп. Зомби. Как глянул он, опомнился, что натворил, да еще на глазах у деток малых, так сразу побежал на поварню, из бельевого шнура смастерил себе петельку, и голову просунул в нее. Повис. Хрипит. Трепыхается.

То, что от супруги осталось, с ложа как-то поднялось, будто Феникс-птица, какая. До поварни добралося, и ножом самурайским, бечевочку, с бьющимся мужем, перерезало. Он на ламинат червленый кухонный бухнулся, рядом с нею. И вот сидят они друг дружки супротив: она – полупокойница и он, недоудавленный, с веревкой на багряной шее. Долго ли, коротко ли сидели, с ужасом неподдельным присматриваясь, только старшой ихней, опомнившись, стал соседей звать на помощь. Люди помогли, конечно. И «лекаря» вызвали и урядника. Ее – прямиком на операционный стол, его – в обезьянник. У нее, между прочим, очень сильные повреждения были. Половина ребрышек белых покоцаны, одна ключица «в смяточку», перелом основания черепа, и много чего еще, изувечено. У князя – только бороздочка на шее, даже хрящики все целые. Вовремя она мужу на помочь явилась. Святая!

Были у него родственники влиятельные, из кутузки мигом изувера выручили, ну, на лапу кому-то, как положено в такой ситуации, дали. Дело прекращено было. Заявляется он в терем – детки пуганные с бабушкой реабилитацию проходят. Поехал он к супруге в гошпиталь.  Долго лекари и мертвой и живой водой ея тело окропляли. Они говорят ему, состояние, хвала всевышнему, и нам, рукодельникам, стабильное, но лицезреть она вас не желает, потому, как очень вы ее сильно напугали и обидели. Он потом сестер милосердных  чем-то сильно растрогал, а может, целковым ручку им золотил, но до супружниного тела, таки, добрался. Она гордо отворачивает от него чело искалеченно и молвит: «Ступайте, мол, прочь отсюда, господин, присутствие ваше очень для меня тягостно, и вообще, приняла я решение брак наш подвергнуть расторжению». Из очей ясных слезоньки ручейком собираются, да скулит так жалостливо, залеточка. Он обещает ей на путь праведный стать, все злато и серебро мира к ногам принести. Та — ни в какую! Помыкался он помыкался, бедолага, да и ушел,  не солоно хлебамши.

колдун

Читать далее…




ПАМЯТИ МАРКИЗА ДЕ САДА…

маркиз де садУмению вовремя задавать правильные вопросы американские психоаналитики натаскивали нас, как бладхаундов. Никогда не задавайте вопросов вроде «Ты все еще поколачиваешь собственную жену»? Что вам ответит человек? Если «да» — то, значит, он садист. Если «нет» — это означает, что раньше он это делал, а теперь, по каким-то причинам, это прекратил. «Раздевайте» клиента постепенно». Все просто и понятно.

Так, вы все еще поколачиваете собственную жену? В животном мире особенно отличились в плане истязания самок — гамадрилы. Обезьянки не самые человекообразные, по внешнему виду — странный микс обезьяны и собаки. За что лупят? За непослушание, за измену родине (во время драки двух приматов за банан, пыталась переметнуться к более сильному самцу), бьют, когда плохое настроение, бьют, «чтобы служба медом не казалась», и бог знает, за что еще. Ну, забьет он до смерти одну – ответственности никакой. Да и самок у него – целый гарем. У более высокоразвитых – горилл, и, самых близких к нам, шимпанзе, избиения самцами милых дам практически не встречается. В этом смысле, сразу после гамадрилов следуем мы, люди.

Вы уже поняли, сегодня речь пойдет об избиении слабого пола сильным. Бывает и наоборот, но реже. Бьют, еще, как бьют! XXI век, а они их лупят и будут лупить еще долго. Ситуация эта разрешается просто. Но решать ее никто не собирается, все только вид делают. А я попробую нырнуть поглубже.

Моя коллега, Александра Олеговна Шмелева, очень, между прочим, хороший психотерапевт, занималась этой проблемой вплотную. На деньги какого-то американского миллиардера создала контору под названьем «Теплый дом». В это нагретое местечко со всех концов города сбегались несчастные избитые тетки всех возрастов и социальных сословий. Там их даже кормили с рук дедушки Сороса, давали кров и ночлег.

Проводилась грандиозная, хотя и абсолютно, на мой взгляд, бесполезная работа по психологической реабилитации жертв семейного террора. Воодушевленные такой поддержкой международных организаций и фондов, созданных по инициативе таких же битых, дамы возвращались домой к своим полностью раскаявшимся мужьям, молившим о прощении. Через энное время (с правильностью месячных) избиения повторялись, женщины вновь становились клиентами «Теплого дома», объединенные ненавистью к своим поработителям. Ели, спали, инсайтировали, снова возвращались к мужьям-садистам. Все повторялось опять и опять…

Цикличность и повторяемость событий индивидуальной жизни великий Фрейд называл проявлениями инстинкта Танатоса – древнего бога смерти, уносившего души несчастных греков в царство Тартара. По-русски, это означает, вы не живете, перестали развиваться, эволюционировать, прозябая в замкнутом невротическом круге, воспринимаемым за жизнь, что может привести вас к могиле раньше времени.

Павиан

Читать далее…




АНТИСЕМЬЯ 2.

Потеря лица.

человеческая почка на разрезе«И до какой ничтожности, мелочности, гадости мог снизойти человек! Мог так измениться! И похоже это на правду? Все похоже на правду, все может статься с человеком.<…> Забирайте же с собой в путь, выходя из мягких юношеских лет в суровое ожесточающее мужество, забирайте с собою все человеческие движения, не оставляйте их на дороге, не подымете потом!». Это Гоголь. О Плюшкине.

«И до какой же степени потери собственной индивидуальности может снизойти человек, объединившись с подобными же, в закрытое подсистемное образование под названием «семья»? Это уже я. О чем? А вот о чем.

Его зовут Юра. Ее зовут Света. Их сына зовут Костя. Они – семья. Когда общаюсь с ними по-отдельности, все как будто тип-топ. Когда они вместе, то Юра, Света и Костик исчезают. Появляются «мы». Химера. Голова одного, туловище другого, лапы третьего. И тут концов не найти. Даже не пытайтесь. Зря время потратите.

Приключается с ними одно событие. Катаются на лодке. По озеру. В Финляндии. Дача у них там есть. Лодочка пластиковая. Напарываются на подводный камень. В судне пробоина. Выплыли, а сотовые телефоны, все три, вышли из строя. Вода попала на микросхемы. На следующий день главу семьи посылают в ближайший населенный пункт за новыми. Телефонов, как пирожков с капустою!  Приезжает  в сельский магазинчик. Там акция. Продавец-чухонец предлагает: «Ес-сли куп-пите три од-динак-ковые «нокии» — будет вам от-тличная скидка-а»! Юрасик клюет, игнорируя фатальность такого подхода. Голодный лосось, в той же Финляндии, может клюнуть на пустой крючок. Привозит все три «мобилы» на место. Симочки вставляют. Жизнь продолжается!

Подышали свежим воздухом, пора и честь знать! Приезжают домой. Начинаются суровые трудовые будни «господ средней руки» с биржами, налогами, коррумпированными подьячими, ненавистью широких слоев населения. Первым к 7 утра на работу уезжает Юра. Человек он, по-характеру, как тот, с улицы Бассейной. Хватает первый попавшийся заряженный телефон, и, не особенно задумываясь о последствиях, летя в своем «ниссане», вникает по радио в индекс Доу-Джонса. Света и Костя, что просыпаются и впрягаются каждый в свое дело несколько позже, стоят перед выбором, чей же телефон – чей? У Светы – маленький бутичок, у Костика – школа, девочки-смсочки. Звоню Юре – попадаю на Свету. Звоню Свете – отвечает Костик. Вариантов меньше, чем в «Спортлото», но все же …! Это создает неудобства им, их близким, их деловым партнерам, мне. Но ничего не меняется уж пару лет. Звонишь, другой раз и гадаешь, кто ответит на том конце? Можно ставки делать. При всей «монолитности» этой семьи, могу допустить, что зубные щетки у них всех разные, у одного – красная, у другого – синяя, у третьего – «Колгейт», как и прочие аксессуары личной гигиены. А телефоны – одинаковые!

Карикатура Читать далее…




«Ваши пальцы пахнут ладаном…» Часть третья

Когда я пишу: «одна моя знакомая»… или «один мой коллега», то фатально рискую тем, что меня скоро перестанут приглашать в гости, и вообще со мной водиться. Некоторые «одни мои знакомые», о которых я поведал вам как-то на страницах журнала, уже предъявили мне претензии, что ради красного словца, я, засранец, готов ославить их на весь мир. Засранец, потому, что я пачкаю бумагу,  вернее – белый виртуальный лист «ворда». На весь мир! – это уж слишком. Аудитория читателей моих весьма скромна, хоть и притязательна. Но что удивляет: жить так можно, а писать об этом нельзя?  И потом, я  могу описывать одного человека, а осерчать может вовсе другой. Это в нормальной жизни мы – яркие индивидуальности, а уж, если с ума начинаем сходить, то все одинаково, шаблонно. Русские постарались, поговорку сочинили, о том, что всяк по-своему сходит с ума. Не верьте ей. В сумасшествии никакой уникальности нет.

На чем же мы остановились в прошлый раз? Ах, да, на том, что современный человек шизо-френичен вообще, а в вопросах гигиены — особенно. Под «шизо-френичен»,  в данном случае, имею  в виду «раще-плен», «двойстве-нен».  Вот сейчас я вам кое-что поведаю.  Американцы говорят — «тру стори».

Как- то я дождался приглашения в один очень приличный дом в пригороде. Повод: давно не виделись.  Семья добрых моих знакомых из четырех человек: мама, папа, и двое сыновей, 23 и 3 лет. Вас, наверное, заинтересует, отчего такая разница меж детьми? Этот вопрос и меня, представьте себе, очень занимает.  Отчего в таком возрасте мужчины и женщины, которых моя мама называет «молодежью не первой свежести», отваживаются завести младенчика?  Это очень ответственный шаг вообще, и в таком возрасте, тем более: и психологи, и генетики не в восторге от подобных начинаний.  Основной причиной такой одержимости, является,  по-видимому, понимание или непонимание того, что брак себя изжил. Старшенький подрос, отсоединился (это естественно) и мама с папой заскучали, как бабка с дедкой в «Колобке». Замутить что-то новенькое, либо сил, либо духу не хватает, вот и идут проторенной ранее тропинкою. Женщина, как-то неожиданно,  «залетает». На семейном совете принимается решение: рожать.  Ребенок же в этой ситуации всего лишь функция,  он является спасителем семьи, как Христос — спасителем  человечества.  Скажу честно, такие детки редко бывают удачными. И родители уж немолоды, их внутренний ребенок умер, потому  чадо свое они не понимают, и оно  проходит «ускоренный курс» обучения и воспитания, так сказать, «экстерном». У Ершова в «Коньке-Горбуньке» читаем:

У крестьянина три сына:

Старший – умный был детина,

Средний был и так, и сяк,

Младший вовсе был дурак.

Семья хорошая, они даже называют себя «стаей». У них стайный отпуск, стайный бизнес, и, видимо, стайный интеллект. У стаи этой есть и недостатки – они очень любят различные психологические тренинги.  Ума не приложу, что там может быть интересного? Три четверти всех психологов — шарлатаны самого низкого пошиба!  Психологизацией всей стаи занимается, в-основном, мать-волчица. Она находит что-нибудь новенькое, посещает мероприятие, затем вовлекает мужа и детей. Это напоминает мой первый день работы на станции скорой помощи. Первый вызов к больному: отравление волчьими ягодами(!). Приезжаю: блюет вся семья. Отец семейства гулял по лесу, сам, кретин,  наелся волчьих ягод (господи – они же не вкусные!) и еще домой кулек принес, жене и детям.

Младшенький, еще от горшка два вершка, а уж посещает детский сад имени Монтессори.  По-моему, это  какая-то модная система инкубатора суперменов.

земляничный торт

Читать далее…




Сталин, фарисеи и книжники.

Пару недель назад позвонила ведущая довольно популярного на местном телевидении шоу. Пишуще-интервьюирующую  братию недолюбливаю, для нее (Ларисы) делаю исключение. Профессионалу  можно даже простить, что он – журналист. Перед Днем Победы кремлевские выдумщики решили «эксгумировать» останки «отца народов» и под их смрад устроить общественно-политическую дискуссию на тему: Who are You, mr.Stalin? Местные мудрецы тоже решили не отставать и обязали все региональные СМИ в этих дебатах поучаствовать. Заказных передач Лариса не любит, считая их заказным убийством себя, как художника.

На передачу решено было пригласить меня и православного батюшку. Что ее заставило натравить на меня робота, до сих пор ума не приложу?

Про Сталина меня еще никто и никогда не спрашивал. С живыми попами «при исполнении»  я тоже никогда не общался. Антипатичны  мне торговцы опиумом. Причем давно.

В возрасте полутора лет меня решила окрестить  нянька. Тайно. Чтоб не знали родители. Мама и папа были членами КПСС. В ту пору связь партийцев и служителей культа не приветствовалась. Нянюшка притащила меня в храм божий, даже заплатила свои кровные.

Когда меня поднесли к попу, я вцепился своей ручонкою в его патлатую бороду. Как пушкинский Руслан в Черномора. Священник растерялся. И он, и нянюшка, и церковные старушки,  суетливо начали разжимать мои пальчики, бренчать, как погремушками, церковными аксессуарами, улюлюкать, отвлекая от поповской бороды.  Никакого эффекта – я надежно фиксировал батюшку, моя ручка, аж, побелела от натуги! Поп скомкал весь ритуал. Последней  его надеждой  на освобождение, было опустить меня поживей в купель. Заорет дитя в водице, ручку-то и ослабит. Опустили. Орал. Но руки не отнял. Так и окрестил он меня, на «коротком поводке». Общим собранием присутствующих было решено захваченную мной прядь отрезать ножницами, что и было немедля предпринято одной из чернавок. Только батюшка освободился из пут, только вырвался наружу общий вздох сожаления, так сразу нежные пальчики неофита разжались, и объемный клок поповской бороды приземлился на старый каменный церковный пол (в кино в этот момент всегда включается сабвуфер). Святой отец  зло посмотрел на меня, на няньку и покинул место сражения проигравшим. Что было у падре в голове – известно лишь Создателю. Допускаю, что вместо молитв – матерщина. Вот какое было крещение.

День записи передачи был хмурый и ветреный. «Путь наш во мраке». Явившись в телестудию ровно в полдень, я обнаружил там  вертящегося пред зеркалом, склонного к полноте, кокетливого попика лет тридцати пяти.

Запеленговав мое присутствие, батюшка, продолжал  расчесывать усики маленькой расчесочкой, но придал лицу своему мармеладное выражение и не изменил ему до конца съемки. Повернувшись, первый подал руку и представился. Отец Димитрий. Он, кажется, сразу просек меня. Оглядев попа, я констатировал, что одет он, как 600 лет назад. Длинная черная ряса, сапоги, вызывающего размера крест на серебряной цепи. Забавно. Прическою  он смахивал больше на Стиви Вандера. Еще бы модные темные очки от «Prada»! Мы расположились за столом в супрематической студии, и, пока техперсонал проводил через наше исподнее микрофоны, химичил со светом, я начал разговор первым. Поведал батюшке и Ларисе о своем увлечении последнего времени — фильмами Би-Би-Си о животных. «И что удивительно, — дополнил я, — когда в чате мы обсуждаем просмотренное, то совсем молодые ребята, пишут по-олбански, что после знакомства с миром природы через объективы британских киношников, они перестали сомневаться в существовании Бога.

— Это почему же? – спросил отец Димитрий.

— Англичане так снимают натуру, что даже злокачественные атеисты начинают понимать, что все сущее создано Неким Разумным Началом, потому, как в природе, ее части и ее твари так ладом взаимодействуют друг с другом…

— Как по-нашему вы сказали: «ладом» — ответствовал батюшка, — только тексты к фильмам уж очень светско-научные, нет ни одного упоминания о Создателе.

— Он подразумевается. Мне кажется, что люди, которые снимают эти фильмы — святые, они делают для воспевания Господа не меньше, а может даже больше некоторых…

Читать далее…




«Ваши пальцы пахнут ладаном…» Часть вторая.

Продолжая размышления о грязи и чистоте, вернее о том, чем они пахнут, мы забыли о самой грязной вещи на свете. Ну? О чем вы подумали? Нет. Неправильно. Все то, что здоровый человек естественно выделяет в окружающую среду за ненадобностью – абсолютно стерильно. То есть, с точки зрения микробиологии является чистым. На самом деле, и кал и моча, вечные спутники всего, по крайней мере, млекопитающего, не содержат в себе ничего такого ужасного, чего реально можно бояться, реагируя брезгливостью и отвращением. Если бы вы могли сейчас видеть собственное лицо! Включите веб-камеру, сгоняйте за зеркалом, сохранив мимику момента. Знаете, что вы увидите? Лицо человека, жующего кислый-прекислый  лайм. Понимаю, что в нашу глянцевую эпоху, очень неприятно, когда вам лишний раз напоминают, что от вас пахнет порой не тем, что рекомендует в этом сезоне Диор, или, на худой конец, ООО «Чистая Линия».

баксы

Читать далее…




    Подписка
    Цитаты
    «То не беда, если за рубль дают полрубля; а то будет беда, когда за рубль станут давать в морду».
    М.Е. Салтыков-Щедрин
    Реклама